Как прожить жизнь у озера

Удивительные люди встречаются в сельской глубинке. Живет на окраине Майнского района на берегу Белого озера Сергей Павлов. В один прекрасный момент он решил резко изменить свою жизнь.
По разным причинам люди неожиданно начинают заниматься непривычным для себя делом: от скуки, от избытка энергии, от безделья, от желания разнообразить свое существование. Сергей Павлов 26 лет проработал воспитателем в Белозерской школе-интернате. А 12 лет назад неожиданно для всех решил заняться живописью. Член Союза художников России, преподаватель Санкт-Петербургской художественно-промышленной академии Антон Макаров не поверил, что такое бывает в глубинке, пока не побывал в мастерской Павлова.
В его мастерской так уютно! Да и в саду-огороде сразу чувствуется художественный вкус хозяина – и в планировке, и в подборе цветов-деревьев. Тут и колодец, и качели. Яблони посадил. Картошкой, огурцами, помидорами и прочими огородными прелестями себя полностью обеспечивает. А порядок!.. Не каждая женская рука такой в своем хозяйстве заведет.

Судьба дала трещину

– Что же это за вираж в судьбе, как решили взять в руки кисть? – спрашиваю у Сергея.

– А вот когда судьба трещину дала, жена ушла, я загулял со страшной силой. Потом очнулся, думаю: надо как-то к жизни приспосабливаться. И вспомнил, что когда-то я увлекался рисованием. Более чем серьезно. Был у нас в школе учитель рисования Алексей Анатольевич Груздев, учил, как краски подбирать, разбавлять, компоновать. Вот и вспомнил все его советы.

– Еще варианты были – чем увлечься-то?

– Нечем больше пустоту заполнить. Особенно когда у тебя нет направляющей второй половины. В общем, когда меня тюкнуло, понял, что именно занятие живописью мне по сердцу. И сразу задумался: если серьезно этим делом увлекаться – надо строить мастерскую (Павлов живет в квартире в двухэтажке). Сруб помогал батюшка с братьями делать, а в основном все – своими руками, голландку в том числе. И мольберт у меня самодельный.

– Да, тут нельзя не поверить, что за живопись взялись серьезно. Ну и какие ощущения были, когда впервые взялись за кисть?

– Понял, что это и есть выход из трудной жизненной ситуации. Ты погружаешься в собственный внутренний мир, начинаешь фантазировать, пытаешься выплеснуть свои эмоции на холст. С жанром определился сразу – пейзаж. На этюды далеко ходить не надо: вышел за калитку собственного сада-огорода – и уже в лесу. Лес хорош в любое время года. Осень обожаю (я осенью родился). Про зиму непонимающие люди говорят: белым-бело, и все. А на самом деле там такая палитра красок! Всякие кобальты и кадмии – красота неимоверная. Ну а как хороша цветовая гамма весны – тут даже вопросов нет. Раньше я и не задумывался о том, как разнообразна природа, как фактурны дуб или осина…

– А с муками творчества знакомы?

– Наверное, их испытывают те, у кого неимоверный талант. А мне просто стрельнуло что-то, тема какая-то – сажусь и работаю. Не нравится – переделываю или откладываю работу. Может, это и называется «муки творчества»? Но точно знаю: пять-шесть раз в неделю мне нужно выходить на этюды и часов по шесть писать. И так живу уже 12 лет.

«Я зациклен на живописи»

– Что изменилось в вас с тех пор, как взяли в руки кисть?

– Я стал по-другому смотреть на женщин. Думаю: «Большое им спасибо!». Была бы жена рядом – ничего этого не случилось бы. Деньги надо тратить или на краски, или на семью. Все родные заметили: я теперь целиком и полностью зациклен на живописи. Все книги, журналы, фильмы, альбомы у меня связаны с искусством.

– А как, кстати, родители и братья относятся к вашему увлечению?

– Родители говорят: «Дурак! Тебе 50 лет, поезжай в Москву, деньги зарабатывай, жену найди!». Ну, конечно, мать приезжает в мастерскую, пейзажи ей нравятся. Младшие братья так считают: «Слава богу, что не пьет, не курит, пусть занимается рисованием». А народ в селе… Ну вы представляете ситуацию? У меня пенсия 5 300 рублей, я же еще на краски трачусь, а краска самая дешевая стоит 90 рублей. Говорю: «Нравится – смотрите, не нравится – не надо». Бывает, какие-то залетные гастролеры покупают мои работы. Но «дамоклов меч» – проблема продажи картин – надо мной не висит. Я для души работаю.

– Вовсе не удивилась, узнав, что ваши любимые художники Левитан, Коровин, Поленов, Саврасов, Шишкин. Встретились бы с Левитаном, о чем его спросили бы?

– У него есть такая работа, последняя, – «Озеро Русь» в четырех вариантах, широкомасштабное полотно он так и не создал. Я спросил бы, что его так мучило в последние годы жизни, почему он попросил своего брата уничтожить все незаконченные работы? Он что – был так обижен на жизнь? Ведь по его завещанию было уничтожено триста с лишним незаконченных вещей…

– Не поздновато задумались о занятиях живописью?

– А димитровградский художник Николай Козырин во сколько лет взял кисть в руки? Правильно, в 80 лет. Это никогда не поздно. У меня уже восемь персональных выставок прошло в Майнском РДК, краеведческом музее и школе искусств. Побывали работы и в Ульяновском музее народного творчества. Есть у меня учитель-советчик Олег Евгеньевич Зимин. Приезжает, разбирает мои пейзажи, критикует, подсказывает. Спорим, бывает, мне нравится, а он утверждает – «дерьмо». Потом посижу, подумаю – а ведь прав Олег. И так уже 12 лет.

– А что еще радует в жизни?

– Мечтой живу – попасть в Третьяковку. На гитаре играю. Радует общение с умными людьми. Не с теми, кто накопил денег на машину, на телевизор навороченный и может говорить только об этом. Заработал – купил, заработал – купил, и что дальше? В чем смысл? А в том, чем я занимаюсь, смысл есть. Не каждому судьба в безвыходной ситуации подсказывает такой выход.

Татьяна ФОМИНА

650 просмотров