Алексей АРХИПОВСКИЙ: У меня очень сложные отношения с инструментом

 
Лучший в мире игрок на балалайке в Ульяновске озвучил инструмент, молчавший сто лет.
Его музыку называют космической, и, пожалуй, это самое точное определение. Балалаечник Алексей Архиповский - один из тех немногих музыкантов, которым удается сочетать работу в традиционном народном русле с разработкой собственного пути, часто куда более яркого и самобытного. Перед выступлением журналист «Народной газеты» задал несколько вопросов гостю фестиваля «Мир, Эпоха, Имена…». 
- Алексей, в ваших руках незаслуженно непопулярный инструмент - балалайка - раскрывается в полной мере и заставляет самую «неудобную» аудиторию аплодировать. Но почему вы до сих пор такой один? 
- У нас в России инструментальная музыка, кроме классической, на музыкальном рынке практически не представлена. И я об этом глубоко сожалею. Музыкантам нужно быть настойчивее в своих поисках, потому что мне в свое время это тоже стоило трудов, размышлений. Мне пришлось понять, как совпасть с тем, чтобы люди понимали то, что им нужно, и при этом не изменить себе.
 Еще, наверное, мое творчество стало интересно потому, что я сделал то, что гитаристы сделали 50 лет назад: я озвучил инструмент, сделал его доступным. Я, как и все, лет 25 играл на акустике. Потом, когда стал играть в залах побольше, начал использовать микрофоны. А потом решил через электричество показать все тембры, все миры этого удивительного инструмента. 
- Вы же знаете, что в Ульяновске делают балалайки? Не пробовали играть на наших инструментах?
- Что делают, знаю, а вот играл ли, честно говоря, не помню. Возможно, играл. У меня вообще очень сложные отношения с инструментом. Например, инструмент, с которым я приехал в Ульяновск, пришел мне месяца два назад. Я приобрел его у немецкого коллекционера. Эта балалайка работы Семена Налимова, сделанная в 1915 году. Она практически 100 лет не играла, сейчас приходит в себя, осматривается. 
- Какой должна быть балалайка для Архиповского?
- Мы должны подходить друг другу, - ответил Алексей после долгой паузы. - Это предмет, с которым мы должны обмениваться, как говорят, эзотерической энергией и получать ту частоту, которую в зале слышат люди. Вообще я говорю, что самый лучший для меня инструмент - это прозрачный инструмент, которого просто не должно быть. То есть звуки и ощущения, которые чувствую я, должны напрямую идти из души к слушателю. 
- Есть такое мнение, что гармонь и балалайка убили русскую волынку. Как вы считаете, это так?
- Я так же про гитару могу сказать, что она убила баян (смеется). Но и волынка жива, на самом деле. У меня есть знакомые музыканты, которые играют именно на русской волынке. Но все-таки, к сожалению, слишком мало у нас уделяется внимания народным инструментам. Они всегда считались инструментами низшего сорта, с чем я совсем не согласен. Я всю свою жизнь пытаюсь разубедить в этом людей и убедить в том, что искусство не имеет ограничений по названию инструментов. Не стоило нам от Шарикова уходить…
- Вы с балалайкой объездили не только всю Россию, но и мир. Как иностранцы воспринимают наш народный инструмент?
- К вам я, например, приехал из горной Италии, где был на датах, посвященных дню рождения и дню смерти режиссера Тонино Гуэрры. И итальянцам балалайка очень понравилась. Планирую, что на следующий год направлю туда целый «российский десант». А в 2020 году хотелось бы тоже для них сыграть, потому что это год столетия и Гуэрры, и Феллини. Я хочу показать им настоящее русское искусство. У меня теперь мечта - сыграть в саду у Тонино Гуэрры, потому что это волшебное место. 
- Есть такое место, где бы вы хотели взять балалайку, сесть и играть для себя - без зрителей? 
- Я это делаю каждый день дома. 
Игорь УЛИТИН
 
 
239 просмотров