Ульяновский солдат подорвался на мине, но спас тысячи людей

Николай Дмитриевич Гришин родился в 1910 году в крестьянской семье в Ундорах Симбирского уезда Симбирской губернии. Беззаботное детство проходило очень быстро, дети с раннего возраста принимали посильное участие в жизни семьи, тем более если ты старший и после тебя  мал мала меньше. 
 

Юность Николая пришлась на годы, когда руководство страны занялось коренной перестройкой российского общества. Важная роль отводилась подрастающему поколению. Молодость в силу своего возраста и положения охотно воспринимала новое и становилась его проводником. 
 

Формирование как личности Николая происходило под влиянием задач, поставленных перед страной и требованием времени. После четырехлетнего обучения в Ундоровской школе несколько лет он упорно и настойчиво занимается самообразованием. «Рабфак на дому» (было такое учебное пособие) в течение шести лет был его спутником. В этот период времени он работал в Большенагаткинском суде, где в 1927 году вступил в комсомол; горнорабочим на сланцевом руднике в Городищах; секретарем сельского совета, учителем и возглавлял комсомольскую организацию родного села.
 

В 1932 – 1934 годах Николай учился на рабфаке в Ульяновске, затем в 1935 году поступил в Куйбышевский строительный институт, по окончании которого в 1940 году был направлен в Нижний Тагил. В тресте «Уралмашстрой» Н.Д. Гришин работал старшим инженером отдела подготовки и организации работ. Шло форсированное строительство промышленных объектов, но мирный труд был прерван войной.
 

С июля 1941 года Николай Дмитриевич уже находился в армии: курсы усовершенствования комсостава при саперном батальоне, март 1942 года – командир саперного взвода 133-й отдельной стрелковой бригады Северо-Западного фронта, с марта 1943 года – начальник штаба отдельного саперного батальона 76-й стрелковой дивизии 1-го Белорусского фронта.
 

Сотни мин было поставлено и не менее столько же снято немецких, даже «сюрпризных». Саперы расчищают путь от мин наступающим, а при отходе они идут последними, преграждая наступление противника. В обоих случаях – лицом к лицу со смертью. Военными дорогами дошел Николай Дмитриевич до Польши. И вдруг ошибся… лишился зрения, изувечило правую руку и наступила полуглухота.
 

Из сопроводительного документа: «Капитан Гришин Н.Д. в боях под Туравичи 27 апреля 1944 года, когда противник перешел в контратаку, с группой саперов под ураганным огнем противника заминировал противотанковыми и противопехотными минами стык между двумя полками. На минах, расставленных группой капитана Гришина Н.Д., подорвался один танк, 28 солдат и офицеров противника. При взятии города Ковель 5 июля 1944 года с группой саперов под огнем противника разминировал участок дороги, снял 175 противопехотных и 48 противотанковых мин. При выполнении задания был ранен, но не покинул поля боя и, только пропустив по дороге артиллерию, ушел на перевязку.
 

19 июля 1944 года, невзирая на сильный огонь противника, разминировал восточный берег реки Вытувка, снял и обезвредил 84 противотанковые мины и этим обеспечил своевременный пропуск через переправу нашей артиллерии и танков. При выполнении этого задания был тяжело ранен».    
 

В госпитале  что только не передумал, а дома была семья, его опора и поддержка. Как жить дальше? Дело, которым занимался до войны – теперь не его дело. Осталось одно – все начинать сначала. В студенческие годы Н.Д. Гришин с увлечением изучал философию и историю. В этом и решил искать свою дальнейшую судьбу. Овладев грамотой для слепых, он подготовился и в 1946 году поступил в Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова. Ему приходилось с величайшим упорством преодолевать многие трудности: изучать, слушая множество материалов и документов; немалое количество цифр, статей заучил наизусть. Лекции, книги, конспекты – все на слух, на ощупь.
 

Вначале помогала ему родная сестра Нина. Вместе с ним она слушала лекции, посещала семинары, читала ему вслух нужную литературу. Затем ее сменил младший брат Алексей. В 1951 году Николай Дмитриевич успешно защитил диссертацию и получил ученую степень кандидата исторических наук. Затем в течение 21 года он работал в Куйбышевском инженерно-строительном институте доцентом. За всей этой учебой и работой стоял повседневный напряженный труд.
В «Литературной газете» за 1952 год писатель Э. Казакевич, служивший в одной дивизии начальником разведки с Николаем Дмитриевичем (оба капитана) писал: «Саперы очень любили капитана Гришина, уважали его за разносторонние знания и ровное, ласковое отношение к людям. Мы, разведчики, знали, что стоит нам обратиться к Гришину за помощью – Николай все сделает, что нужно. Он был мастером инженерной разведки, прекрасным боевым товарищем.

 

От Старой Руссы почти до Варшавы люди с благодарностью читали сотни деревянных табличек, на которых было написано углем или мелом: «Разминировано, Гришин». Или – предупреждающе: «Мины, Гришин».
 

Николая Дмитриевича никогда не покидала мысль увековечения памяти своих земляков, павших во время ВОВ, а их более 200 человек. Инициатива была поддержана, обелиск его проекта представлял из себя стелу высотой не менее семи метров в форме штыка трехлинейной винтовки, к основанию которой приспущено знамя. 
 

Возведением памятника занимался колхоз им. Крупской в начале 1970-х годов. В течение двух лет в летнее время многие жители Ундоров видели мужчину в темных очках, сидящего на стуле около строящегося объекта. Звуки, издаваемые при работе молотком, кувалдой, пилой, топором; шипение сварочной дуги; работа бетономешалки; профессиональный разговор рабочих – все это было знакомо Николаю Дмитриевичу с большой стройки. Но глазами и руками Николая Дмитриевича был родной брат, бригадир плотников колхоза, участник и инвалид ВОВ Михаил Дмитриевич Гришин.
 

Изыскивал возможность помочь техникой и стройматериалами племянник Александр Михайлович Гришин, а местные жители помогали просто своим участием. На мраморной доске была надпись: «Вечная слава нашим землякам, павшим в героических боях за Родину в годы Великой Отечественной войны». Вблизи памятника были высажены голубые ели. 
 

Николай Дмитриевич Гришин был похоронен на Ундоровском кладбище в 1982 году.
Советский поэт Николай Тихонов писал: «Гвозди б делать из этих людей, крепче б не было в мире гвоздей!». Эти слова с точностью передают характер и волю Николая Дмитриевича Гришина.

 

А.А. Грачев.
 

684 просмотра