Ульяновский контрактник рассказал, зачем отправляется на спецоперацию

«Я обычный солдат» - так представляется десантник Адиль, ненадолго приехавший 
из зоны СВО в Ульяновск. И добавляет: «Мы находимся на одном из самых опасных участков в зоне СВО…» Его история - это искренний рассказ человека, который оказался в самом пекле, терял близких и друзей, рассказ о том, как хочется вернуться в детство, о том, как в трудную минуту бойцы молятся, о том, как снится после боя сын… Рассказ о том, как хочется победы.

Адиль служит в Воздушно-десантных войсках, но в другом регионе - в наш город он приехал на обучение. Уже скоро его ждет возвращение в зону боевых действий. Боец утверждает: он бы никогда себе не простил, если бы в это непростое для страны время продолжал отсиживаться на теплой печке.

- Адиль, у вас был боевой опыт до СВО?

- Нет, боевого опыта не было - служил в штате мирного времени, занимались подготовкой, несли дежурства. Потом началась специальная военная операция - в ней я участвую как обычный солдат. Мы находимся на одном из самых опасных участков в зоне СВО. Удерживаем позиции. День быстро проходит: начинается он рано, в два часа утра, заканчивается иногда в полночь. И тут же следующий день. Два часа на сон. Все быстро проходит, даже не замечаешь, что ты делаешь. Там нет времени думать или расстраиваться о чем-то. 

- Получается, распорядка дня в зоне боевых действий нет?

- Какой может быть распорядок дня? В течение дня, если появляется свободная минута, - обедаем. С утра, после подъема, на бегу завтракаем, умываемся. В мирное время было не так - но то мирное время, а сейчас правила другие.

- Вы сказали, что у вас нет времени думать о чем-то плохом… Но когда возможность появляется, о чем вы думаете?

- В свободное время думаешь только о семье, родителях, друзьях, доме, своих близких, мечтаешь, планы строишь. О плохом и не хочется думать, специально себя чем-то занимаешь, чтобы время быстрее прошло, чтобы не думать о плохом.

- Расскажите о своей семье. Поддерживает ли она вас? 

- Да, жена поддерживает меня. Мы знакомы с ней давно, еще со школы, в одном классе учились. Она меня понимает, поддерживает во всем, что бы я ни делал. Все это тяжело и для нее, и для меня, но мы понимаем друг друга. И - грубо говоря - выполняем каждый свои задачи.

- Жена наверняка переживает за вас, а вы переживаете за семью, детей?

- Да, очень сильно я переживаю за семью, жену, детей. Сердцем чувствую их, хоть и на расстоянии. Ребенка чувствую, жену чувствую. Сны снятся. Бывает, хорошие. А один раз был сон: приснилось, что ребенок заболел. Мы еще находились на Харьковском направлении, связи не было. Написал письмо, сказал, что сон такой приснился. И мне пришел ответ: мол, да, заболели. Сердце чувствует.

- Эти мысли никак не отвлекают вас от основной задачи?

- Нет. Начинаешь думать об этом, когда появляется свободное время, в основном вечером, ночью. Наши командиры организовывают нам отдых, выезды в то место, откуда можно позвонить. В основном общаемся по связи, созваниваемся с ребенком, с женой, можно поговорить по видеосвязи… Когда мой сын плачет, то становится горько и обидно, что я не рядом с ним. Когда я ехал домой в отпуск, почему-то переживал, мандраж был. Дома ждут ребенок, жена, родители. Уют, тепло. Ради этого нужно вернуться живым. Ради этого - победить.

- А ваши друзья, близкие, родители - как они отнеслись к тому, что вы едете?

- В семье очень тяжелая ситуация: у меня был младший брат, мы с ним вместе служили, и в Луганской области, когда брали населенный пункт, он погиб. После этого меня отправили домой из зоны боевых действий. Но я собрался и опять поехал на СВО. Родители об этом не знали. Пришлось немножко обмануть их, сказать, что я еду в командировку. А сам уехал и уже оттуда сказал, что все, я на войне.

Поэтому у меня должок перед нацистами. И мой брат обязательно будет отмщен. Мне больно. Нельзя допустить, чтобы в борьбе с этим дьявольским отродьем - нацизмом - он погиб зря. Ведь фашисты опять подняли голову. Поэтому дело моего брата закончим мы с боевыми товарищами - это точно, я даже не сомневаюсь, что победа уже близко.

- Терять близких в бою - это очень тяжело…

- Да, это было ровно год назад. Брат погиб. Очень тяжело, когда человек уходит от тебя и ты уже ничем не можешь ему помочь. И кроме него очень много друзей погибло, сослуживцев, знакомых. Некоторые погибли героически: кто-то доставал раненого, не успевал и погибал рядом с ним. Был случай, когда воин накрыл своим телом товарища и сам погиб. Они погибли за дело, с этого пути не сворачивали. Я считаю, что должен завершить дело погибших товарищей. Брата. Чтобы все было не напрасно.

- Скоро едете обратно в зону СВО. С каким настроем туда возвращаетесь?

- Хочется, конечно, чтобы быстрее все это закончилось. Чтобы все вернулись домой, к семьям. Живыми, здоровыми, чтобы начали жить так, как жили до войны. Поэтому едем туда с одним настроем - победить. Главное - не подвести ребят, товарищей, которые находятся рядом. Все на этом и держится.

- Есть какой-то важный урок, которому вы научились за время участия в СВО?

- Самый важный урок - нужно ценить то, что у тебя есть. Ценить, что ты просыпаешься вовремя, ложишься спать вовремя, приходишь домой, к семье. Нужно ценить время. 

Андрей ТВОРОГОВ, Светлана КАРПУХИНА

Читайте наши новости на «Ulpravda.ru. Новости Ульяновска» в Телеграм, Одноклассниках, Вконтакте и Дзен.

2680 просмотров

Читайте также