Тот бой ульяновец запомнил на всю жизнь. Победная медаль Алексея Кушманцева


Ветеран Великой Отечественной войны получил медаль за взятие Кенигсберга - спустя 75 лет после окончания войны.

 Когда в редакцию нашей газеты позвонил Алексей Кушманцев, внук хорошо знакомого нашим читателям ветерана войны Павла Ивановича Кушманцева, и сказал, что на следующей неделе дедушке будут вручать боевую - именно так, не почетную, а боевую - медаль, мы, признаться, были удивлены. Последние залпы войны отгремели 75 лет назад - почему медаль искала героя так долго? И какая история стоит за ней?

История и воспоминания Павла Ивановича уже были рассказаны на страницах «Народной газеты». Павел Кушманцев родился 24 августа 1926 года, в 1941 году оканчивал 7-й класс, а на войну попал в 1944 году, когда ему было 17 лет. Участвовал в операции «Багратион», освобождал Прибалтику, а 2 февраля 1945 года, незадолго до окончания войны, был тяжело ранен на подступах к Кенигсбергу. Медали за взятие этого города он, впрочем, не получил.

- Я давно был уверен, что дедушка достоин этой награды, - рассказал Алексей Кушманцев. - В положении о медали говорилось, что награждаются непосредственные участники героического штурма и взятия города-крепости Кенигсберг в период 23 января - 10 апреля 1945 года.

Павел Кушманцев был тяжело ранен и эвакуирован на подступах к Кенигсбергу, а вот непосредственно штурм начался только шестого апреля. То есть формально, как думал сам ветеран и его близкие, в собственно штурме он не участвовал. 

- В нашей семье вопрос об отправке ходатайства о представлении к медали не поднимался по этой причине, - вспоминает Алексей Кушманцев. - И только в августе этого года я наткнулся в интернете на статью «Кенигсберг штурмовал. Кому положена медаль за взятие города». В статье подробно разъяснялось, что медаль полагается всем, кто участвовал в боях за город с 23 января, то есть был участником активной фазы боев.

Иными словами, медали полагаются всем тем, кто воевал на подступах к городу, но по причине ранения не участвовал в штурме.

С почтением - от военкомата

Не откладывая в долгий ящик, семья написала в военкомат письмо о рассмотрении вопроса о награждении медалью, приложили ксерокопии документов, включая выписку из журнала боевых действий. Откликнулся военный комиссар Ульяновской области.

Вопрос о награждении был решен быстро, а вручать награду он прибыл к ветерану лично. От лица Министерства обороны поблагодарил Павла Ивановича за самоотверженную службу и за Победу, наследниками которой мы все являемся.

Рядом с ветераном, как и всегда, сидела его супруга Нина Ильинична. В марте этого года исполнилось 72 года их совместной жизни. Они поженились после войны и прожили вместе семь десятилетий без единого скандала - об этом сам Павел Иванович рассказал уже в завершение нашей беседы. «Не ругались ни разу, в этом и секрет брака - ни разу», - добавил он с улыбкой.

События рокового дня 2 февраля 1945 года он помнит в деталях, за день до этого, 1 февраля, был смертельно ранен его друг Александр Власов. С ним вместе уходили на фронт.

- Мне сообщили, что он погиб, но я даже не мог остановиться и проститься: мы двигались дальше, стоило мне отстать - стал бы дезертиром, - с грустью вспоминает ветеран. - Времени горевать не было.

Глаза боятся, а руки делают

Следующая глава боя: подразделение, в котором служил Павел Иванович, было практически полностью уничтожено, и его, пехотинца, перевели в артиллерию. Фашистскую армаду на подступах к Кенигсбергу он встретил, подавая боеприпасы в одиночку.

Я на всю жизнь это запомнил: поднял снаряд, донес, выстрел, поднял снаряд, донес - выстрел. Не думая ни о чем больше, не думая о том, как это тяжело. Мы увидели фашистскую армию на горизонте - она была как черная туча, от края до края. 

Пушку поставили в сарае, и фашисты били по огневой точке со всех калибров, в итоге пушка (как гласят документы о бое) была выведена из строя. Павел Иванович этого уже не видел - один из выстрелов задел его самого, ранило руку. Контузия. Думали, не выживет. 

- Меня направили в госпиталь в Даугавпилсе, там был отдельный, так сказать, барак, куда отправляли тех, кто уже не выживет. Смертники. Это был как морг. И я лежал там уже в одном нательном белье. Но что-то заставило меня очнуться. Я вышел как был, не понимая, где я и что происходит, и навстречу мне выбежал офицер. Несмотря на свое состояние, я доложил ему, кто я такой.

Офицер предложил Павлу Кушманцеву написать близким. Рука была ранена - писал левой. Кое-как вывел четыре слова. «Здравствуйте. Я ранен. Павел».

- Письмо пришло ко мне домой, но моя мама не умела читать. Ей не сказали, что я был ранен. Она не знала. Только потом узнала, - вспоминает ветеран. - Продолжал лечение в Рыбинске, а потом комиссовали. До Победы в строю не хватило нескольких месяцев.

Настоящая Победа

Этот маленький эпизод громадной войны, конечно, один из тысячи. Сотни тысяч. Сколько их было - тех, кто был ранен шальным снарядом в неизвестном сарае? А тех, кто не вставал в бараке смертников? Маленькая иллюстрация колоссальной человеческой трагедии.

Но именно из таких историй складывалась Победа - настоящая Победа, выкованная не генералами или начальниками штабов, а солдатами, 18-летними ребятами, подававшими боеприпасы к пушкам, несмотря на душащий их страх. Это была их Победа.

И это их заслуженные награды. Они не думали о медалях тогда, и, разумеется, не думал о медали Павел Иванович сейчас: это церемония награждения была нужна не ему. Она была нужна нам. Чтобы еще раз напомнить самим себе о тех, чья кровь подарила нам жизнь. Она была нужна нам потому, что времена, когда о войне помнила каждая семья, рано или поздно пройдут. А что останется? Документы, наградные листы, хроника. Правда, которую нельзя переписать. 

…Об окончании войны Павел Иванович узнал уже в Ульяновске, по радио. Тогда же в первый раз в жизни увидел салют. Перед ним была долгая, прекрасная жизнь, которую он прожил так, как дай бог прожить каждому из нас, и любовь, которую они с супругой несут в сердце вот уже 72 года. 

Андрей ТВОРОГОВ

1650 просмотров