Полочки с хлебом. Как маленькие ленинградцы жили в Ульяновске

Военная история связывает тыловой Ульяновск с Ленинградом не только именами доблестных бойцов. Волжане оказывали помощь жителям блокадного города. Больше всего в ней нуждались маленькие ленинградцы.

«Они как лунатики»

В июне 1942 года вышло совместное постановление бюро Ульяновского горкома ВКП(б) и исполкома горсовета «О размещении эвакуированных детей Ленинграда». Согласно ему, решено «принять к размещению в городе Ульяновске 500 детей, эвакуированных из города Ленинграда, разместив их в следующем порядке: по детдомам - 200 человек, временно на летний период в пионерские лагеря - 250 человек и в детский санаторий горздрава - 50 человек».

На пристани, куда должны были прибыть пароходы с эвакуированными детьми, был организован пункт медобслуживания. В Государственном архиве новейшей истории хранятся документы о встрече первой группы эвакуированных из Ленинграда детей. В одном из них говорится: «165 маленьких ленинградцев было на пароходе. У каждого, кто их видел, сжималось сердце от боли и гнева». Как вспоминала завуч детского дома Ольга Горячева, они были «истощенные, вялые, с глазами стариков, морщинистой серой кожей, руки опущены. Они, как лунатики, сходили на пристань с парохода. Некоторых несли на носилках, иных поддерживали. На вопросы они не отвечали - не было сил».

Приехавших будто из другой жизни детей нужно было обогреть, накормить и вернуть им детство.

Доесть до последней крошки

Один из детских домов для эвакуированных располагался на улице Ленина. Здесь жили ребята из разных районов страны, они много слышали и читали о блокадном Ленинграде. Учреждение к приезду детей украсили. Сотрудники и воспитанники хотели, чтобы ленинградцы почувствовали заботу и внимание.

О детях заботился весь город. Уже 4 июня 1942 года был открыт специальный счет в Госбанке для перечисления средств для маленьких ленинградцев. Был и фонд шефской помощи, часть средств из которого шла на обеспечение детских домов. Питание было хорошим. На каждого ребенка выделялось по 600 граммов хлеба. По сравнению с блокадными 150 граммами это было настоящее раздолье. Но дети никак не могли привыкнуть к тому, что теперь им не придется голодать.

Ольга Горячева рассказывала, что мальчишки и девчонки старались доесть все до последней крошки, даже если не хотели есть. Воспитатели сделали специальные полочки, где были написаны фамилии каждого ребенка. Сюда складывали оставшиеся кусочки хлеба. И ребята могли взять хлеб, когда захотят. Изголодавшиеся малыши не выдерживали и 15 минут после еды - бежали к своим кусочкам.

Рукавичка от Деда Мороза

Постепенно жизнь детей входила в спокойное русло. Они стали ходить в школу. В 1943 году весь детдом переехал в село Головкино Старомайнского района, чтобы восстановить здоровье воспитанников. Поначалу было трудно. Успеваемость низкая, так как многие ребята отставали от своих сверстников, им приходилось догонять одноклассников. Потом ее удалось выправить, и многие воспитанники окончили школу с золотой медалью.

Через год из Головкина пришлось уехать - началась малярия. В лесистых местах водилось много комаров, главных переносчиков инфекции. Один год прожили в Ивановке. А в 1945 году вернулись в Ульяновск, на улицу Советскую. На доме напротив Ленинского мемориала до сих пор находится мемориальная табличка, сообщающая об этом факте.

Большую помощь детям оказывали шефы. Каждое воскресенье в Головкино приезжали рабочие завода имени Володарского. На праздники разбирали детей по домам, хотя для каждой семьи времена были трудные, помогали продуктами. А сам детдом володарцы утеплили и привезли лампы. Многие воспитанники и после войны продолжали переписку с заводчанами.

В городе шефство взяли рабочие фабрики КИМ, училище связи, зенитчицы. Зенитчицы - молоденькие девчонки. Они сами попросились в шефы: «Дайте мне самого трудного». По праздникам брали малышей к себе и возились с ними, как с родными.

Училище связи выделяло лошадей для обработки земли, выделенной детдому в Винновской роще. Курсанты приносили книги - собрали целую библиотеку.

Рабочие фабрики КИМ помогали одеждой. Под Новый год у каждого воспитанника под подушкой оказывалась рукавичка с шоколадкой от Деда Мороза с предприятия.

Маленькие шефы

Детдомовцы и сами помогали фронту и госпиталям. Когда развернулась кампания по сбору вещей для Красной армии, ребята посылали носки, кисеты, носовые платки, бумаги, карандаши, а после школы всегда шли в госпиталь. Дежурили около тяжелобольных, писали письма родным, читали стихи, показывали концерты.

В детский дом сдавали солдатское белье. Воспитанники его стирали, латали, штопали. Когда на фронте из-за нехватки витаминов началась цинга, ребята включились в работу по сбору лекарственных трав. Помогали воспитанники детских домов и на полевых работах. Во время войны ребята шефствовали над семьями бойцов, ушедших на фронт.

Ольга Горячева вспоминала: «Ребята взяли шефство над семьей, где было четверо детей. Девочки из списанной одежды и белья перешивали детям одежду. На Новый год в доме ставили елочку, украшали ее. Из своих подарков собирали понемногу и делали подарки для детей».

После того, как от оккупантов был освобожден белорусский город Мозырь и прозвучал призыв «Все на помощь Мозырю», они включились в шефство над ним. Из Ульяновска отправили два эшелона необходимых вещей, среди которых были красивые шахматы, шашки, тумбочки, сделанные ребятами в мастерских.

Решение облисполкома о возвращении 300 детей в Ленинград датировано 31 мая 1945 года. Но в родной город они вернутся не скоро: кому-то не к кому было ехать, а кто-то продолжал искать родных. Некоторые остались навсегда, став нашими земляками. И все воспитанники будут всегда с теплотой вспоминать ульяновские детские дома, подарившие им мирную жизнь во время войны.

Из воспоминаний эвакуированных детей

Валентина Васильева

В июне 1942 года нас начали готовить к отправке на Большую землю. Нас посадили на поезд. Потом мы пересели в пароход и баржу. Первый пароход вез дошкольников, второй шла баржа, на ней ехали дети до 12 лет, на третьем пароходе везли старшеклассников. На середине Ладоги нас начали бомбить фашисты. Это был страшный сон, никогда не забуду. Несколько снарядов упало на первый пароход, он загорелся. Там были дошкольники, на наших глазах пароход потонул. Уцелела только наша баржа. Второй пароход утонул, хотя многих парней и девчат удалось спасти. Они с расширенными от ужаса глазами лежали на палубе и тряслись. Матросы укрывали их шинелями.

Вера Белова

Прибыли в Ульяновск. Нас выгрузили из эшелона и отправили в санпропускники. Около санпропускника мы сидели целый день. Добрые люди со всего Ульяновска несли нам что-нибудь поесть: кто каравай хлеба, кто картошки, кто молока. Мы могли есть без конца… Затем мы пошли в детский дом, который находился на улице Ленина. Там нас встретили заботливые и добрые люди, которые приложили много сил к тому, чтобы мы опять стали похожи на детей с их детскими радостями.

Данила НОЗДРЯКОВ, Юлия НИКОЛАЕВА. Использованы материалы Государственного архива новейшей истории Ульяновской области.

950 просмотров