Обыкновенная история. Как война познакомила белорусского железнодорожника и ульяновскую медсестру

 Эту историю рассказал Александр Петрунников, житель белорусского города Барановичи. Он прислал нам письмо, в котором написал о своих родных - дяде Леониде и тете Марии, которая была нашей землячкой. Молодые люди встретились и полюбили друг друга во время Великой Отечественной войны. Вместе они прошли все испытания и после войны переехали жить в Ульяновск.

«Мы, белорусы, благодарны всем народам бывшего Советского Союза, которые принесли нам свободу, дали нам жизнь. Ни один европейский народ не понес столько жертв, как белорусы, - у нас погиб каждый третий житель, а в Витебской области - каждый второй. Не будем забывать, что вся республика была в руинах. Столица Белоруссии Минск была так разрушена, что даже ставился вопрос о строительстве новой столицы…

Но мой разговор пойдет о моем родном дяде Леониде Никитовиче Петрунникове, белорусе, который много лет проработал на железной дороге, и его жене Марии Павловне, уроженке вашего прекрасного города, проработавшей много лет медсестрой. Я думаю, что еще живы те, кто знал их в Ульяновске. И думаю, они подтвердят, что эта супружеская пара прожила в мире, согласии и любви. 

Я же хочу рассказать о Марии Павловне, которую мы, племянники и племянницы, называли тетя Мария.

Когда началась Отечественная война, тетя Мария, будучи медсестрой, добровольцем ушла на фронт. Сильным был порыв советских людей, связанный с одной целью - помочь стране разгромить наглых захватчиков. Тетя Мария попала в армию, которой командовал генерал Леонид Петровский. Когда немцы сумели остановить наступающую Красную армию, тысячи солдат и командиров попали в плен, в том числе и тетя Мария.

Когда наших военнопленных немцы направляли в концлагеря, то на улицах деревень стояли в основном женщины, старики и подростки, и у всех на руках были продукты, яблоки, вода. Стояла среди них и моя мама Фекла Митрофановна, и когда проходила группа девушек, то одна из них попросила мою маму, чтобы та дала воды. Надо отметить, что обычно немцы не препятствовали, чтобы военнопленным давали что-то поесть. Но в этот раз сопровождающий колонну гитлеровец, увидев передачу, сильно ударил мою маму прикладом, так что она потеряла сознание.

Наш Жлобинский район разделяет пополам река Днепр. На правом берегу расположена деревня Проскурни, где родился мой отец Емельян Никитович, погибший в 1941 г. Жили тогда там сестры отца, Елизавета и Анастасия. Когда установилась холодная погода и Днепр замерз, моя мама решила навестить родных. Когда она зашла к своей золовке, то ее радостно встретила незнакомая девушка… Это была та военнопленная, которой мама давала воды. Приходится поражаться этому случаю. Надо же мимолетную сцену запомнить! В разговоре девушка рассказала, что она из Симбирска ушла добровольцем на фронт и что зовут ее Мария. С тех пор между ними установились теплые отношения.

Теперь немного о гитлеровской национальной политике. Германская национальная политика в отношении «нерусских» народов оккупированной территории СССР в целом базировалась на сопряжении нескольких аспектов - разжигании ксенофобии по отношению к другим народам (в особенности к русским и евреям), антисоветизме и «прогерманизме». С целью заигрывания с «нерусскими» народами в июле 1941 года германские власти издали приказ об освобождении военнопленных из числа немцев Поволжья, прибалтов, украинцев и белорусов. Этим воспользовался дядя Леня, который попал в плен в районе Харькова. Очень трудно себе представить, как он добрался поездами до Гомельщины. Пришел домой, а там встретил свою будущую жену Марию. Через некоторое время они поженились. У них не было ни загса, ни церкви, а была обыкновенная деревенская свадьба.

Когда появились партизаны, а это было лето 1942 года, они оба ушли к ним в лес. Дядя Леня стал подрывником. Ходил на железную дорогу со своей командой и пускал немецкие составы под откос. А тетя Мария стала работать в медсанчасти. Оба были награждены медалью «Партизану»1-й степени.

В декабре 1943 года их партизанское соединение слилось с частями Красной армии и дядя ушел на фронт. Как говорят, родился счастливым - был только слегка ранен. А тетя Мария стала жить у нас. Она уже была беременной.

Вернувшись с войны, дядя Леня и тетя Мария зажили мирной жизнью - у них подрастал сын Саша, который родился в 1944 году. И вот тогда-то остро встал вопрос с жильем. Тетя Мария уговорила своего мужа поехать жить в Ульяновск, где у ее матери был свой дом. Так мой дядя стал жителем города над Волгой. Умер он в конце 1979 года. И все племянники и племянницы, кто мог, были у него на похоронах. Но мы не забыли свою тетю Марию. Она, пока ей позволяло здоровье, каждое лето приезжала к нам, и мы были очень ей рады. Ей действительно были присущи самые добрые черты русской женщины. Ездили мы и на ее похороны.

Можно сказать, что это обыкновенная история. Все это так. Как обыкновенно и то, что без таких, как Леонид Никитович и Мария Павловна Петрунниковы, не было бы Победы, не было бы и государства».

Александр Петрунников. 

Мне 83 года, и я хорошо помню войну и хорошо знал тех, кто воевал.

Республика Беларусь, г. Барановичи,

фото: ТАСС

1106 просмотров