Надежда из Смерша. Как ульяновская машинистка попала в таинственную контрразведку

Служить Надежде довелось в одной из самых загадочных советских спецслужб - военной контрразведке Смерш. В гостях у контрразведчицы Надежды Александровны Корешковой, которой недавно исполнилось 95 лет, побывал корреспондент «Народной газеты».

Долгая жизнь многое стерла из памяти хозяйки, но только не военные годы. Сороковые фронтовые она помнит в мельчайших деталях.

Сибирская закалка

В два года маленькая Надя осталась сиротой. На станции Большая Речка, затерявшейся в Алтайском крае, ее воспитывала бабушка. И если бы не война, может быть, Надежда Александровна так бы и осталась в Сибири. Окончила бы горный техникум, в который поступила в 1941 году, и работала по специальности. Но война полностью поменяла ее судьбу. 

После первого курса техникума 16-летняя Надежда Галкина уехала работать в Новосибирск. Туда был эвакуирован Тульский патронный завод. Помните момент из фильма «Вечный зов», когда посреди сугробов в цехах без крыши сибиряки начали выпускать снаряды для фронта? А через два года 18-летнюю Надежду уже призвали в Красную армию. 

Машина и машинка 

Вместе с гимнастеркой Надежда примерила новую жизнь. Отучившись на курсах шоферов, в действующую армию сибирячка отправилась в апреле 1944 года. Надежда Галкина попала в город Котовск под Одессой. В это время там дислоцировался 159-й зенитный полк 2-го мехкорпуса 3-го Украинского фронта. 

«За рулем я посидела всего раза три. На учениях водила штабную машину. А потом из машины меня пересадили за печатную машинку, с документами работать, - вспоминает Надежда Александровна. - Приехал какой-то майор, собрал с нас автобиографии. И потом меня зачислили в органы контр­разведки. В Смерш». 

Почему именно ее отобрали в Смерш, Надежда Александ­ровна до сих пор не знает. Говорит, может, потому что биография была слишком чистой или грамотность ее понравилась.

«Печатать приходилось и днем и ночью, - говорит хозяйка, постукивая по столу пальцами. - Машинка у меня была механическая, скоростная».

Признается, что тех нескольких месяцев, что она прослужила в Смерше, ей хватило, чтобы насмотреться на войну. Смерть витала в воздухе. Надежда перестала зажимать уши, когда «юнкерсы» пикировали и бомбили передовые позиции. Под гул артиллерийской стрельбы она отстукивала протоколы и распоряжения.

Контрразведка под грифом «секретно»

Как героев, так и предателей Надежда повидала сполна. У вой­ны был приторный запах крови и пороха. Фронтовые картинки наслаиваются в ее памяти одна на другую. Она помнит до сих пор, как в марте 1945-го ехали целым эшелоном на машинах. Вдруг начался обстрел, и немцы попали в машину командира бригады. 

О своей службе в военной контрразведке она распространяться не любит. Уж больно неоднозначное отношение у мировой общественности ныне к Смершу. Организация просуществовала три года и была расформирована в 1946 году. А вот Джеймс Бонд продолжал воевать со Смершем аж до середины 60-х!

Победу Надежда Галкина встретила недалеко от Вены. Грохот тех победных залпов она запомнила на всю жизнь: «Столько радости было, что остались живы! Восторга! Все стреляли в воздух…» 

Симбирская сибирячка

В марте послевоенного 1946-го лейтенант Надежда Галкина стала женой начальника связи штаба артиллерии 43-й истребительно-противотанковой бригады майора Василия Корешкова. 

«У нас теперь целая военная династия. Муж у меня окончил Ульяновское училище связи и войну прошел, начиная с битвы за Москву. И сын окончил училище связи, и внук. А вообще у меня трое внуков, трое правнуков. И я счастлива, что у всех у нас мирное небо над головой», - улыбается Надежда Корешкова. 

А 23 февраля уже по сложившейся традиции внук-офицер позвонил бабушке-офицеру и поздравил ее с Днем защитника Отечества. С их общим праздником. 

Иван СОНИН

1124 просмотра

Читайте также