«Мы не жили, а существовали». Ульяновцы вспоминают своих героев

Много тягот выпало на долю детей военного времени, как много им пришлось пережить... Я хочу рассказать о своей прабабушке  Марии Ивановне Кузнецовой, которая, как и многие другие, в это время была еще ребенком. 

Жила она в селе Красная Сосна с двумя сестрами и тремя сводными (по отцу) братьями, мамой и папой. Ходила в школу, окончила три класса. Было ей всего пять лет, как услышали ужасную новость, что началась война. Отца сразу же призвали на фронт. В селе остались одни женщины, дети и старики. Так в их семье вся работа легла на плечи мамы и сестер с братьями. Выживали как могли. Держали коз, сажали огород. Сушили кудель, мяли ее и делали веревки, которые потом отправляли на фронт.



Годы были голодные. Прабабушка рассказывает, что они собирали траву – медуницу, шкерду и лебеду – и пекли из нее лепешки. А весной собирали мерзлую картошку, которая могла остаться после уборки урожая, сушили ее, толкли в ступе и варили кисель. Все время хотелось есть. Ведь семья была большая, за обедом все делили поровну, картошки каждому доставалось по 3-4 штуки, не больше. А хлеба и вовсе не было.

Вскоре на отца пришла похоронка, где было сказано, что он пропал без вести. Для семьи наступили тяжелые дни, полные невосполнимого горя. В селе все люди верили в победу и ждали, когда закончится война. И в мае 1945-го, рассказывает прабабушка, в дом забежала женщина и сквозь слезы прокричала, что война окончена. Но и послевоенные годы оказались нелегкими. Чтобы выжить, приходилось просить милостыню в соседней деревне. Подавали кто что мог: горсть пшена, кусок хлеба, картошку. 

С четырнадцати лет прабабушка со своей семьей работала в питомниках. Осенью мотыгами рыли квадратные площадки размером метр на метр и сажали сосенки, а летом их выращивали. С липы собирали мочала, замачивали, затем обдирали, сушили и ткали рогожки. Зашивали их в форме мешка и сдавали. В обмен получали продукты. В магазине были очень большие очереди за хлебом. «Бывало, – говорит прабабушка, – простоишь всю ночь, а хлеба не достанется».  

Обуви не было, зимой и летом ходили в лаптях, редко у кого были валенки. А если и были, то одни на всю семью, ходили в них по очереди. Работать в питомники ходили ранним утром, еще по росе, шли в лаптях. А обратно их несли на плече, потому что было жалко, они очень быстро изнашивались.

Сейчас моей прабабушке восемьдесят четыре года, и она со слезами на глазах вспоминает эти годы жизни. Она говорит: «Мы не жили, а существовали».

Дети войны – у них не было детства, и все, что они пережили, – это для нас, для будущего поколения.

Дарья ЕГОРОВА, правнучка М.И. Кузнецовой, ученица 6-го «Б» класса Базарносызганской средней школы № 2, Ульяновская область


 

573 просмотра

Читайте также