Колхозник и танк. Как жители Ульяновской области на свои деньги вооружили колонны и эскадрильи

Ульяновцы, как и все советские люди, узнали о начале Великой Отечественной войны по радио в полдень 22 июня 1941 года. В первые же дни после сообщения Молотова, переданного по радио, 484 заявления поступило о добровольной отправке на фронт, в том числе 142 от женщин. «Народная газета» продолжает цикл публикаций, посвященных героическим страницам нашей истории.

В первые месяцы войны из Ульяновска на фронт ушли более 10 тысяч добровольцев. В действующую армию за годы войны ушел 39 301 человек, из них 1072 женщины. Всего с территории края на фронт ушло более 230 тысяч человек.

Те, кто остался ковать победу в тылу, отдавали последнее, чтобы Красная армия смогла разбить врага. На добровольные пожертвования советских людей в 1941 - 1945 годах было построено несколько тысяч танков, более 2500 боевых самолетов, 8 подводных лодок и 16 военных катеров. 

Осенью 1941 года в Куйбышевской области, в состав которой входила нынешняя Ульяновская, начался сбор денег на постройку танковой колонны «Валериан Куйбышев» и эскадрилий «Куйбышевский колхозник» и «Родина Ильича». В финансировании активно участвовали местные жители. Уже к ноябрю 1941 года ульяновцы собрали 1 850 000 рублей. 

Например, колхозник Брандуков внес 75 тысяч рублей, колхозник Красин и жена фронтовика Петрухина - по 50 тысяч. Можете себе представить, что это такое? Сами голодали, но снабжали. «Куйбышевские» танки вошли в состав 117-й танковой бригады 1-го танкового корпуса. Эта бригада в дальнейшем освобождала Белоруссию, Прибалтику, а закончила войну в Восточной Пруссии. Эскадрилья штурмовиков Ил-2 «Куйбышевский колхозник» встала на крыло зимой 43-го, их отправили на Карельский фронт - в Мурманскую область. А вот данных об эскадрилье «Родина Ильича», увы, найти не удалось.

Лучшему экипажу от Автонома Васильева

В стране возникали различные патриотические движения в помощь фронту. Газеты писали о ходе подписки на Второй Государственный военный заем 1942 года. Подписались и сразу внесли по 50 тысяч рублей колхозники Астрадамовского района Григорий Степанович Мухин и Максим Васильевич Суганов; колхозник Ефимов из Чердаклинского района внес 83 тысячи рублей.

Развернулось патриотическое движение за сбор средств на строительство танков и самолетов. Всей стране стало известно имя колхозника из села Погребы Автонома Васильева, внесшего сто тысяч рублей на постройку танка. Все шесть его сыновей ушли на фронт, двое погибли, один пропал без вести, двое были ранены. Но горе не сломило дух отца. От зари до зари трудился старый колхозник. В труде забывалось горе. Хотелось сделать больше, чтобы помочь сыновьям-фронтовикам остановить и разбить проклятого врага. Годами семья делала сбережения: родители хотели помочь взрослым сыновьям обзавестись своими избами. Шестидесятипятилетний Автоном все семейные сбережения в сто тысяч рублей внес на строительство тяжелого танка «КВ».

Для наглядности: постройка одного танка в том же 1942 году обходилась государству примерно в 200 тысяч. Так что Автоном Иванович в одиночку оплатил полтанка. За такой вклад колхозник артели «Пламя революции» Ульяновского района Автоном Иванович Васильев получил тогда благодарственную телеграмму от Верховного главнокомандующего И.В. Сталина. Тогда же начальник Ульяновского танкового училища генерал В.Н. Кашуба получил указание помочь Автоному Васильеву получить тяжелый танк «КВ» на заводе, выпускавшем боевые машины, и выделить лучших танкистов в состав экипажа танка. После осмотра танкисты посадили старого колхозника в боевую машину и сделали несколько кругов по площади Ленина. На танке сделали надпись: «Лучшему экипажу от Автонома Васильева». 

Судьбу конкретного танка отследить очень сложно. Считается, что один танк - на два сражения. «Танк Автонома Васильева» сражался в составе 3-й Гвардейской танковой армии и дошел до Берлина.

Три миллиона на танки

В июне 1942 года из города на Волге в Москву от митрополита Сергия (напомним: в годы войны в Ульяновск эвакуировали руководство Московской патриархии) ушло сообщение о сборе трех миллионов рублей. Ему удалось призвать народ к сбору средств на танковую колонну имени Дмитрия Донского. А в 1943 году храмом был открыт счет для сбора пожертвований, в результате чего за Церковью как централизованной структурой впервые с 1918 года были признаны права юридического лица.

А ведь кроме централизованных сборов на военную технику существовал и просто сбор средств на помощь армии. Ульяновцы активно передавали деньги в Фонд однодневного заработка. А кто-то однодневным не ограничивался. Например, работники ульяновского отделения «Автотракторсбыта» перевели сразу месячный заработок на помощь армии. 

Другими формами именно денежной поддержки армии были вещевая лотерея и военный заем. И по данным на 9 мая 1945 года, взаймы государству жители нашей области дали 136 миллионов рублей! Все понимали: на победе экономить нельзя. 

Тыловое тепло

Еще одна форма помощи фронту - это сбор вещей для солдат. Моя прабабушка вспоминала, как она с односельчанками вязала трехпалые варежки - такие, в каких можно стрелять, не морозя рук. И таких женщин были сотни тысяч! 

Очень часто сбором или пошивом теплых вещей занимались небольшие артели. Например, ульяновская артель «Красный партизан» передавала на фронт фуфайки, носовые платки и обмотки. Одна из газетных заметок сообщает, что швейная фабрика им. Ворошилова передала защитникам 528 вещей. Это простыни, нательное белье, ватные брюки, полотенца. Почти столько же передала швейная фабрика № 5. А еще тысячи варежек, теплых носков, свитеров передавали простые граждане. За одно только лето 1942 года ульяновцы собрали более 9000 вещей для бойцов. 

В другой газетной статье военных лет сообщается, что усилиями сотрудников Дворца книги и Исторического музея (нынешнего краеведческого) было постирано 750 вещей. И если это были галифе и гимнастерки, то на целый батальон. 

Еще одним ценным продуктом, передаваемым на фронт, было мыло. Например, в окрестностях моего родного поселка небольшой песчаный карьер получил название Салотопка за то, что там в войну топили свиной жир, как раз-таки для мыловаренного производства. А ульяновская артель «Дружба» отправила в 1942 году 1000 кусков мыла в действующую армию. 

Помогали ульяновцы и жителям уже освобожденных территорий. Например, в 1943 году колхозник Савинов из Чердаклинского района отправил туда 100 килограммов картошки. И это неудивительно. Ведь оккупанты выгребали из амбаров на захваченной территории все, что могли, и эшелонами увозили продовольствие в свой, фашистский, тыл.

С Новым годом, солдат!

Все годы войны ульяновцы собирали и отправляли подарки бойцам. Только к новому 1943 году из города на фронт было отправлено почти 95 тысяч фуфаек, жилетов, перчаток, рукавиц и носков, 1838 коллективных и 8 тыс. индивидуальных посылок. Например, работницы швейной фабрики имени КИМ сделали для бойцов кисеты с табаком. Но не просто кисеты! Каждая из них вышила на кисете поздравление с Новым годом и подписала свою фамилию. 

Годом ранее несколько ульяновских предприятий подготовили подарки по своему профилю. Хлебокомбинат - кондитерские изделия, мясокомбинат - колбасы, артель имени Ленина - мыло, а ликероводочный завод - специальные вина. Пожалуй, самый необычный новогодний подарок лично отправила бывшая красная партизанка времен Гражданской войны Татьяна Орлова. Кавалеристка, устанавливавшая советскую власть на Северном Кавказе, в качестве новогоднего подарка отправила… серебряный кавалерийский пояс. Полагался он лучшему бойцу 1-го кавкорпуса генерала Белова. Интересно было бы узнать, кто стал обладателем столь ценного презента. 

Подготовил 
Иван ПОРФИРЬЕВ

При подготовке материала использовалась информация из «Книги памяти Ульяновской области» и книг «Ульяновцы - Великой Победе», «Ульяновск и Ульяновская область - фронту».

447 просмотров

Читайте также