История в лицах. Как в ульяновском селе дети войну пережили

Газета «Новое время» продолжает публиковать материалы о земляках в рамках регионального фотопроекта «История в лицах. Дети военных лет».

«Я рано узнала, что такое война…»

Зоя Степановна Нуждова, вдова участника Великой Отечественной войны, труженица тыла, родилась в 1929 году в рабочем поселке Измайлово Барышского района Ульяновской области, по приезде в Базарносызганский район работала в Должниковской школе учителем. 

«В семье нас было трое: брат Алексей 1918 года рождения и я. Сестренка умерла в полтора года. Отец с нами не жил, мама была с  ним в разводе. Жили мы в центре поселка в коммунальном двадцатиквартирном доме. Жили бедно, но дружно. Почти в каждой семье были дети. Кухня была на пять семей, а в ней стояла большая русская  печь. И когда взрослые готовили ужин, мы играли рядом с ними, – делится Зоя Степановна воспоминаниями о военном детстве. – Шел 1941 год. Уже тогда я узнала, что такое война. В то время мама работала в поселковом совете курьером и уборщицей. Через ее руки прошли сотни повесток, которые ей приходилось вручать мобилизованным.

Около совета была большая базарная площадь. На второй день после объявления войны сюда собрались сотни людей. Плач, слезы, шум машин, на которых увозили отцов, братьев, сыновей, а потом и дочерей на далекую для нас войну. Так закончилось для меня мирное детство, мне было 12 лет. 

 В поселке было две школы: начальная и средняя. В начальной школе располагалась войсковая часть, сейчас там интернат для детей-сирот. Средняя школа стала для нас вторым домом. Время было трудное, военное. Зимой стояли лютые морозы. Школа топилась дровами, которых иногда не было, мальчишкам приходилось ездить за ними  в лес. На уроках мы не раздевались. И когда не было дров, мы приносили из дома по полену, чтобы в классе было тепло.

Нам всегда хотелось есть, потому что продукты давали по талонам (хлеб взрослому 400 граммов, детям – 200). Огорода у нас не было, за продуктами ездили в деревню. Пекли свой хлеб из семян лебеды, лепешки – из листьев кановника. В школе для нас ввели дополнительное питание. С утра мы с нетерпением ждали классную руководительницу, которая вносила в класс поднос. На нем были разложены заветные кусочки хлеба по 50 граммов  и на каждом кусочке – горка сахарного песка.

Уже на втором году войны в школе ввели военное дело. Учились разбирать и собирать винтовку, учились стрелять, метать гранаты. В школьном дворе рыли окопы. После уроков мы оставались готовить на фронт посылки. Писали письма, рисовали открытки, шили кисеты для табака, вышивали носовые платки, вязали носки, варежки. В ответ получали письма с благодарностью.

  В центре поселка был клуб, перед ним – смонтирован большой стенд, на котором была изображена карта Советского Союза. Каждый день  на этой карте ленточкой отмечали движение наших войск. Сначала это была черная ленточка, так как фашисты оккупировали сотни городов и деревень. А потом, когда фашисты были остановлены и началось наше победное наступление, черную ленточку заменили на красную, и двигалась она от Москвы до самого Берлина.

  Недалеко от школы в лесу стояла больница. В первый же год войны в ней разместили госпиталь для раненых. А их было очень много. Привозили  раненых на грузовиках, иногда по несколько раз в день. Школа взяла шефство над ними, поэтому нам приходилось часто бывать  в этом госпитале. Как могли, ухаживали за ранеными солдатами. К тяжелым нас не пускали. Многие умирали. Недалеко от госпиталя, на опушке леса, были сделаны «братские могилы». Там и сейчас шефы поддерживают порядок. В День Победы там бывает людно, военные проводят митинги.

Наступил День Победы. На площади снова собрались сотни людей. Слезы утраты близких, слезы радости, песни, пляски, музыка. Так для нас, детей войны, закончилась детство. Мне уже было 16 лет».

818 просмотров

Читайте также