Фронтовик Анциферов: «Награды у меня самые солдатские»

Их, участников Великой Отечественной войны, с каждым годом, да что там годом - днем, становится все меньше и меньше. А ведь им есть что сказать молодым. 

Квартира на самой окраине Нового города. Здесь фронтовик, почетный строитель Ульяновской области Геннадий Анциферов живет вместе с дочкой и внучкой. На стенах висят фотографии людей в военной форме, советской и царской, полки шкафов ломятся от книг.

«Решил стать строителем…»

- Я родился в селе Песчаном, что возле Павлодара в Казахстане, в потомственной казачьей семье. Отец мой Василий Степанович был приписан к Омскому казачьему войску и воевал еще на фронтах Русско-японской войны и Первой мировой, в годы Гражданской, несмотря на то, что сочувствовал большевикам, был мобилизован в колчаковскую армию, где служил писарем. Поэтому всегда говорил, что в боях и карательных операциях не участвовал и по возможности вел большевистскую агитацию среди мобилизованных, - начинает свой рассказ 94-летний ветеран.

В годы первых пятилеток отец Геннадия Анциферова служил на строительстве Ульбинской ГЭС в Казахстане. Вместе с ним жила и большая семья: жена Сусанна Семеновна и четверо детей. Все братья прошли окопы Великой Отечественной войны, их портреты висят на стене в доме Геннадия Васильевича.

- Однажды к нам в школу приехал главный инженер строительства ГЭС, чтобы выступить перед ребятами-казачатами. Он увлеченно рассказывал о силе воды и ее преобразовании в электричество, рисовал на доске схему плотины. И мне настолько запал в душу его рассказ, что я решил обязательно стать строителем, - вспоминает Геннадий Васильевич.

После окончания семилетки Геннадий Анциферов отправился в Лениногорск осуществлять свою мечту - учиться в горно-металлургическом техникуме. Но в планы будущего строителя, как и большинства молодых людей его поколения, с лязгом танков и свистом пуль вмешалась история. Война.

«Первый бой принимать тяжело»

Геннадию Анциферову было 17 лет и 2 месяца, когда он ушел служить в Красную армию. На фронт молодой солдат попал осенью 1943 года после окончания Орловского пехотного училища, находившегося в эвакуации в Чарджоу. Войну рядовой Анциферов прошел десантником, и первым боевым заданием стало участие в крупнейшей Днепровской воздушно-десантной операции. Историки продолжают спорить, почему Буркинский десант, как его еще называют, закончился неудачей. Из четырех с половиной тысяч десантников в живых осталось чуть больше тысячи, в том числе и Геннадий Анциферов.

- В первом десанте я хлебнул горя. Нас раскидало по большой территории, поэтому нам пришлось сражаться, сбиваясь в партизанские отряды. Я попал в группу старшего лейтенанта Сурена Петросяна, активного командира и прекрасного организатора. Первый бой принимать тяжело - нужно быть психологически готовым к тому, что приходится стрелять по живым людям. Я знал всего четырех человек, которые в бою могли вести себя сосредоточенно и хладнокровно, словно не замечая, что рвутся снаряды и летают пули, - рассказывает Геннадий Васильевич. - Вы думаете, почему немцы в начале войны одерживали победы? У них уже был опыт ведения боевых действий, а у нас первые два года ушли на практическое воплощение выученного в теории.

Батальон, в котором сражался Геннадий Анциферов, вышел к Черкассам и принял участие в освобождении города.

«Сменил сапоги на обмотки»

А дальше - новые сражения: Карелия, Белоруссия, Венгрия, Чехословакия, Австрия. Бои на Карельском фронте особенно запомнились Геннадию Васильевичу. Десантники шли по болотам («Иногда, чтобы обесценить подвиг советских воинов, говорят, что они в обмотках сражаются. А я в первую очередь сменил сапоги на обмотки, потому что вода заливается в голенище, и потом не просушишь обувь»), попадали в окружение («Мы были приучены к ведению боя в круговой обороне»), отбивались от земляных вшей («Они очень быстро заводятся, и такие въедливые, что даже под ногтями было») и от противника.

- Финские воины лучше всех из наших врагов воевали, немцы после них вторыми были. Но с советскими солдатами никто не мог сравниться, - рассказывает фронтовик. 

Ветеран признается, что было очень тяжело, но, несмотря на все трудности, он никогда не жаловался и не роптал. И такую точку зрения, по словам фронтовика, разделяли все советские солдаты. Какие жалобы, когда все прекрасно понимали за что сражаются! «Не до ордена. Была бы Родина», - писал поэт Михаил Кульчицкий, погибший на фронте. Потому и победили, считает ветеран.

«Мы обращались с пленными в разы лучше»

В Венгрии Геннадий Анциферов побывал в уличных боях, самых трудных и опасных. На войне героическое соседствует с повседневным, а порой - с интересным и даже курьезным. Так, в одном чешском городке, определенном в советскую зону оккупации, красноармейцы столкнулись с американцами, ранее занявшими населенный пункт. И очень уж не хотели его союзники оставлять. Но слава советских воинов была такой, что американцам все же пришлось уступить. Причину союзнического сопротивления Геннадий Васильевич узнал позже. Оказывается, в городке размещалось предприятие, на котором немцы создавали секретное оружие. И американскому командованию очень хотелось прикоснуться к тайнам Третьего рейха.

Довелось рядовому Анциферову участвовать в сопровождении плененных в Чехословакии немцев. В составе группы было даже три генерала вермахта. Как рассказывает ветеран, чехи очень враждебно относились к врагу, пусть и поверженному.

- Мы обращались с пленными в разы лучше, чем они с нашими. Генералов полагалось кормить в ресторанах. Так вот чехи, хорошо относившиеся к нам, отказывались обслуживать немцев. А однажды на улице одного из генералов прохожий стукнул зонтом по голове. Этот генерал, когда мы его передавали в руки нашего командования, подарил мне свои наручные часы, - вспоминает Геннадий Анциферов.

«Я хотел строить новую мирную страну»

Война закончилась, но служба продолжилась. Впереди ждал Дальний Восток, где готовилась корейская война - первое открытое противостояние с недавними союзниками.

- Награды у меня самые солдатские - медали «За отвагу», «За взятие Вены» и «За победу над Германией», орден Славы III степени. Я не был отчаянным храбрецом, но и ни за кого не прятался, часто участвовал в открытом бою и не залазил туда, куда меньше всего долетают пули. Я просто делал то, что обязан был делать, - считает Геннадий Васильевич.

Окончательно служба закончилась в 1950 году, когда Геннадий Анциферов демобилизовался из Вооруженных сил.

После завершения ратной службы Геннадий Васильевич отправился воплощать свою детскую мечту. Окончив с отличием техникум, поступил в Новосибирский строительный институт.

- Я получил профессию, мысль о которой не давала мне покоя все годы службы в армии. Я хотел строить новую мирную страну. Я сдержал перед собой клятву - окончил институт с красным дипломом, стал инженером, - вспоминает Геннадий Анциферов.

В Иркутске молодой строитель занимался возведением алюминиевого завода (за этот объект был награжден орденом Трудового Красного Знамени), кабельного завода, филиала Сибирского отделения АН СССР, политехнического института и университета. 

А по завершении строек в Сибири получил назначение главным инженером треста «Главульяновскстрой». В Ульяновске готовились к ленинскому юбилею, и Геннадий Васильевич активно включился в работу. Под его непосредственным инженерным руководством создавались здания Ленинского мемориала, педагогического института, школы № 1 имени В. И. Ленина и гостиницы «Венец». Причем последний объект сдали на пять месяцев раньше срока, а Геннадий Анциферов был удостоен Государственной премии РСФСР в области архитектуры. Затем коллектив треста занимался закладкой авиационного комплекса, жилищным и промышленным строительством.

…И даже выйдя на заслуженный отдых, Геннадий Анциферов не прекращает трудиться. Только труд его теперь литературный. Ветеран выпустил несколько книг, посвященных своей семье, войне, истории казачества и строителям. Поколение победителей не может жить без труда и подвига. 

Данила НОЗДРЯКОВ

361 просмотр