Артисты ехали на фронт. Как ульяновцы бойцам помогали

Когда грохочут пушки, музы молчат. Во время Великой Отечественной войны пушки не смогли заставить замолчать советских артистов. Звучали песни и стихи, ставились спектакли, снимались фильмы. Актеры в составе фронтовых бригад выезжали на передовую, давали концерты в эвакуации. 

В судьбе актеров Ульяновского драмтеатра тоже есть военные страницы. Замечательные артисты уже ушли из жизни, но остались их воспоминания. 

«Синий платочек»

Народная артистка России Лия Ефимовна Радина сорок лет, с 1959 года и до конца жизни, играла на ульяновской сцене. Сыграла более 300 ролей. 

Она училась в Саратовском теат-ральном училище, когда началась война. Училище закрыли. Лия переехала в Оренбург к родителям, стала служить в местном театре. В это время в Оренбург приехал известный композитор Василий Соловьев-Седой. Он организовал и возглавил фронтовую концертную бригаду «Ястребок», в том числе пригласил Лию, и 20-летняя Радина откликнулась на предложение композитора. Бригаду отправили на Калининский фронт, в район Ржева, потом на Западный фронт. Домой Радина вернулась в 1943-м.

 

Тяжкие фронтовые дороги, концерты перед солдатами, уходящими в бой, встречи, которые не забываются, - с поэтом и писателем Константином Симоновым, поэтом Юлией Друниной. Лия Ефимовна часто вспоминала фронтовые годы. О том, как на каждом концерте солдаты просили ее спеть «Синий платочек». Эту песню она пела всю жизнь, на каждом выступлении. Однажды на концерте, посвященном Дню Победы, который проходил на площади Ленина, к ней подошел ветеран и со слезами на глазах рассказал, что слышал, как она поет «Синий платочек», еще на фронте, когда был совсем юным бойцом…

Лия Ефимовна называла ветеранов войны своими любимыми зрителями. Незадолго до смерти актриса лежала в областном госпитале ветеранов войн. Когда я ее навестила, она заверила, что как только встанет на ноги, сразу даст концерт для любимых ветеранов. Не успела. На могилу Лии Радиной актеры положили синий платочек…

Встретились на войне

Много лет выходили на сцену ульяновской драмы супруги - народный артист Украины Глеб Юченков и Ирина Браун. Актерами стали их сын Константин, внук Денис, любимец ульяновской публики, ныне актер столичного театра «У Никитских ворот». А познакомились Глеб Иванович и Ирина Константиновна во время войны и прожили целую жизнь длиною в 50 с лишним лет.

Вот как актриса вспоминала об этом времени в спецвыпуске «Народной газеты» «Актерский дом». «С бригадой Смоленского театра (переформированного во фронтовой театр Западного фронта) в октябре 1942 года я выехала на место боев. «Шевроле» с кузовом, набитым соломой, вместившим 216 человек нашей бригады, двигался по военной дороге вместе с боевой техникой. И вот наш первый концерт на КП армии, в лесу. Сценой нам служили сдвинутые грузовики, зритель располагался на поляне. Необычайно теплый прием окрылил нас, пришло ощущение нужности. 

Куда нас только не заносило! Были в мотострелковой дивизии, в автобате, у летчиков, в лыжбате, пехоте, медсанбате, у снайперов (где ночью через нашу палатку перелетали артиллерийские снаряды), в пятистах метрах от линии фронта, когда из окопов слышались «гармоника» и лающая речь. У разведчиков впервые увидели пленного немца - «змееныша» со злыми, горящими исподлобья глазами. 

Нам везло, что называется, Бог хранил. А случалось всякое. Например, к разведчикам мы приехали, когда дымились земляные воронки. Хозяева успокаивали: «Не волнуйтесь, немец выпустил 90 снарядов. А у нас один раненый». В одной из частей с нами произошел курьез. Переезд длился 10 часов, устали, промерзли, но сразу дали концерт, после которого нас накормили горячим ужином и развели по хатам. Разомлевшие, мы сразу уснули. Утром пришел дневальный. Спрашивает: «Ничего не слышали?» - «Нет, а что?» - «Немец решил отбить деревню, в атаку двинулся, бой был. Ну мы показали ему кузькину мать». 

А Глеб Иванович вспоминал, как во время артиллерийских обстрелов он всегда оказывался рядом и прикрывал Ирину собой. При каждой возможности дарил ей букетик полевых цветов. 

Такое не забывается

1941 год. Вскоре после начала войны выходит приказ Комитета по делам искусства: женщины-актрисы с детьми должны быть эвакуированы из столицы. Московский театр эстрады и миниатюр отправляется в Горький. С ним - Мария Миронова, Александр Менакер и их сын Андрей. Спектакли, гастроли. А однажды поплыли вниз по Волге на пароходе «Пропагандист». 

«И вот Ульяновск, - вспоминал Александр Менакер. - Конец октября. Холод. Дождь. Мы выгружаемся. В какой-то комнатушке на дебаркадере пристраиваемся. Там топится печка, чудовищная жара и смрад, но ребенка надо перепеленать. На полуразбитом автобусе нас везут в гостиницу и всю ораву поселяют в два номера. В коридоре встречаем киносценариста Ирину Донскую, жену кинорежиссера Марка Донского, который снимал здесь картину «Как закалялась сталь». Ира забирает всю нашу семью к себе в номер. А к вечеру у Андрея температура 39 - вероятно, простудился, когда его, перепеленав в жаркой комнатушке на дебаркадере, вынесли потом на холод. Ирина не только пригрела нас и кормила вкусными котлетами, но стирала пеленки и всячески опекала Андрюшу, когда мы уходили на спектакль. Донские были внимательны и заботливы к нам в эти трудные дни. И такое не забывается».

Вместе с дуэтом Миронова - Менакер дарила минуты радости ульяновским зрителям замечательная актриса Рина Зеленая. Ее невозможно было забыть, увидев даже в маленьких ролях в фильмах «Подкидыш», «Весна», «Светлый путь». Вскоре после концертов в Ульяновске Рина Васильевна попросилась на фронт и оказалась во фронтовой артистической бригаде Аркадия Райкина. В 1944 году артистку наградили орденом Красной Звезды. В наградном листе было написано: «Находясь на 4-м Украинском фронте, т. Зеленая вместе с боевыми частями прошла через Карпаты. В минуты передышки между боями в землянке, разрушенном сарае или на поляне выступала в 83 концертах для рядовых, офицеров и генералов». 

А публика сходила с ума…

Осенью 1941-го на переполненных фронтовыми сводками газетных страницах анонсировались два концерта Вадима Козина, которые пройдут 15 и 16 октября в Ульяновском драмтеатре. Анонсировались очень мелким шрифтом. Ведь романсы считались нелюбимыми советской публикой. Утверждалось официально, что их нужно давать в жанре пародии. Может, поэтому, как бы ни был знаменит Козин, заслужил в городской газете «Пролетарский путь» только суровую отповедь. «От концерта осталось неотрадное впечатление. Мы не будем говорить о голосовых данных и вокальной технике Вадима Козина - это в данном случае не самое главное. Наиболее важно отсутствие сколько-нибудь строгого вкуса. Вещи, исполняемые в концерте, не удались. Даже в современных произведениях, связанных с тематикой, которая должна глубоко трогать сейчас нашего слушателя, у Козина все пропитано расслабленностью и слащавостью». 

Правда, столь грозная критика не имела заметного влияния на чувства зрителей, сходивших от Козина с ума. Пришлось ему давать еще один прощальный концерт, который анонсировался уже очень крупным шрифтом. Тогдашние местные критики почему-то были не в курсе, что во время войны очень много пластинок переплавляли для нужд фронта. А на пластинках Вадима Козина стояли штампы: «Переплавке не подлежит». 

12 июня 1944-го в нашем городе выступала Изабелла Юрьева, которую уже тогда звали примадонной. И при этом ее концерты заслужили в «Пролетарском пути» всего лишь 15 строк - про «мастерское исполнение старинных цыганских романсов и лирических песен». Правда, единственным выступлением дело не ограничилось - зрители не позволили любимой певице уехать. Юрьева пела и 17-го, и 19-го, и 26 июня. Но ругать ее, как Козина, газета не рискнула. 

Королева цыганского романса, имя которой гремело в 20-х - 40-х годах, прожила целый век. И почти все это время рецензенты клеймили творчество певицы, утверждая, что ее ресторанный стиль чужд советскому народу и никуда не зовет. А публика ее обожала. Потом о ней забыли, и в 1999 на исходе века вспомнили вновь. Юрьева отметила вековой юбилей на сцене концертного зала «Россия» за год до своей смерти. Мне посчастливилось увидеть примадонну…

Актер и певец Марк Бернес собирал зрителей на концерты в Ульяновске с 18 по 22 июля 1944-го. Еще молодой (33 года), безумно обаятельный, уже очень популярный. Рассказывал о своих ролях, читал отрывки из сценария фильма «Два бойца», пел. Спустя четыре с лишним десятилетия, в конце 60-х, Марк Бернес незадолго до смерти приежал в наш город и пел на стадионе «Труд». Я была на том концерте. И до сих пор звучит в памяти бернесовский голос: «Я люблю тебя, жизнь, и надеюсь, что это взаимно».

Когда пушки грохочут, музы молчат. В годы войны музы не только не молчали, они вместе с солдатами приближали Победу. 

Анна ГРИГОРЬЕВА

463 просмотра