Утраченная красота. Где в Ульяновской области сохранились замки и усадьбы

Пока другие вздыхают по поводу того, как подорожал отдых за рубежом, наш корреспондент решил провести свой отпуск на родине и в качестве члена экспедиции «Симбирская кругосветка» принял участие в объезде усадеб. Дворянских имений по нашим уездам было разбросано множество! 

После революции одни усадьбы в пылу народной ненависти были разрушены, другие же стали школами, больницами или совхозными конторами. А в каком состоянии эти усадьбы сейчас - спустя 105 лет после революции, 100 лет после окончания Гражданской войны и 30 лет после распада СССР? 

Школы да больница

Начнем с меньшинства - с тех усадеб, что в Ульяновской области продолжают использоваться в том или ином виде. Их всего четыре, причем три из них находятся на западе области: в селе Кезьмино Сурского района, в селе Сосновка Карсунского и в барышском Новом Доле. Очень удобно, кстати, если вы решите устроить трип с целью посмотреть на старинные имения. Еще одна усадьба находится в селе Скугареевка Тереньгульского района. 

Наверное, самый известный из этой четверки - особняк купца Крылова в Кезьмине. Его еще называют Кезьминский замок. И действительно, эклектичное здание, в котором смешались пышное барокко и готика, будто перенесено откуда-то с полей Англии. Но, учитывая, что купцы XIX века в те годы любили подражать всему западноевропейскому, то ничего удивительного в этом нет. 

Вообще, нужно сказать спасибо именно детям за сохранение трех из четырех усадеб. Например, в усадьбе дворян Афанасьевых в тереньгульской Скугареевке располагается центр детского творчества. Это, кстати, возможно, единственное место в области, где сохранилось не только главное здание усадьбы, но и целый комплекс. Это и господский дом, и корпус конезавода, и конюшни, и даже сторожевая башня, напоминающая кремлевскую. 

А в бывшей усадьбе Дурновых и Толстых в барышском Новом Доле долгое время располагался детский дом «Остров детства». Несколько лет назад его закрыли, но дети там есть. Теперь в бывшей дворянской усадьбе находится детский психоневрологический интернат. Кстати, говорят, что там до сего дня сохранилась комната, отделанная сосновыми бревнами. Сделали ее специально для одного из владельцев, страдавших астмой. 

Последняя из незаброшенных усадеб - это бывшее имение дворян Родионовых в карсунской Сос-новке. Хоромы с колоннами и балконом - все, как любили дворяне в XIX веке. А сейчас этим пользуются пациенты костно-туберкулезного диспансера, который действует в бывшем особняке много лет. 

Неудовлетворительно

Однако большая часть бывших дворянских усадеб в документе, присланном нам управлением по охране объектов культурного наследия, имеют пометку: «Не используется. Состояние неудовлетворительное». Причем история тихой смерти этих зданий практически одинакова. Хоть бланк составляй с графами «подставьте нужное». Была: школа, совхозная контора, лесничество, поликлиника. А дальше формулировка такая: «После постройки нового здания не используется с…» - подставляем год. Например, шикарный особняк Бестужевых в селе Тепловка Радищевского района, о котором «Народная» писала в прошлом году, не используется и постепенно растаскивается с 1980 года. Бывшее имение Кротковых, а затем купцов Акчуриных в Барыше заброшено с 2007 года. 

Какие-то из усадеб сейчас представляют собой уже практически руины. Например, усадьба Анненковых в Майнском районе или жилой дом дворян Огризко в Кузоватовском. Но какие-то из них были закрыты относительно недавно и еще вполне подлежат восстановлению. Например, очень обидно за усадьбу Перси-Френч. Роскошный особняк, известный по фамилии его последней владелицы Екатерины (Кэтлин) Перси-Френч, стоит и разрушается прямо в центре Тереньги. До 2004 года там находилась местная школа, но «после постройки нового здания…» Почему тереньгульские власти до сих пор не сделали там музей? Наверное, потому что его нужно будет содержать. 

Обидно и за бывшее имение Бутурлиных в селе Лава Сурского района. На этом доме в управлении охраны культурного наследия даже метку «неудовлетворительно» не поставили. Оно значится как «ограниченно работоспособное». Здесь тоже когда-то были и школа, и контора, и местное КБО. И даже небольшой музей выдающегося орнитолога Сергея Бутурлина существовал. Но вот уже больше 
10 лет здание пустует. В нем выбиты окна, внутри отваливается плитка. А ведь это тоже мог бы быть музей. Прекрасный музей! И примеры именно такого восстановления старинных усадеб есть. Причем совсем рядом.

Оживший особняк

В 110 километрах от Ульяновска находится село Долгая Поляна Тетюшского района Татарстана. На его окраине, рядом с детским лагерем «Чайка», находится единственная сохранившаяся в соседней республике загородная усадьба - имение дворян Молоствовых. Еще раз - она там одна! Она тоже была то детским интернатом, то одним из корпусов пионерлагеря. Но в 2000-е из нее решили сделать музей. И это получилось! 

Двухэтажный особняк с башенкой в начале прошлого века построили для Владимира Молоствова - представителя древнего дворянского рода и его молодой жены Елизаветы Бер. Здесь они и жили. До революции он занимался коневодством, она - научной деятельностью. В частности, Елизавета Бер-Молоствова одной из первых в России изучала тогда еще молодую секту «Свидетели Иеговы»*. После революции уже одна Елизавета Бер учила местных детей. 

В последние несколько лет усадьбу очень активно восстанавливают. Она отреставрирована снаружи, идут ремонтные работы внутри. Но даже несмотря на ремонт, особняк уже открыт для посещения. Туда вернули часть реальной мебели Молоствовых, которая до этого хранилась у жителей Тетюш. Создана экспозиция, посвященная Владимиру Молоствову и Анне Бер. А еще придумана легенда о некой аномальной зоне на Лысой поляне в соседнем лесу - в нее можно верить, можно не верить. Но йогов и всяких космоэнергетов усадьба Молоствовых теперь тоже привлекает. 

Конечно, можно попенять на то, что у Татарстана больше денег, чем у Ульяновской области. Но ведь и у нас регулярно звучат мысли о восстановлении старинных усадеб, причем полностью разрушенных. Может быть, сначала нужно не дать превратиться в руины тому, что пока еще живо? Как насчет музея «тереньгульской ирландки» Перси-Френч? 

* Признана в России экстремистской организацией. 

Иван СОНИН

5096 просмотров

Читайте также