Ульяновское подгорье. Как оно появилось и во что превратилось


Подгорье, бывший древний посад, когда-то самая оживлённая часть города Симбирска в конце XIX века, представляло собой живописный склон с родниками и Исакиевским колодцем, огромными частными садами, пароходными пристанями и складами, кладбищами и несколькими приходскими церквями, многочисленными безымянными и именными спусками к Волге. В течение четырех веков истории Симбирска-Ульяновска этот красивый район претерпел как природные катаклизмы и социальные потрясения, так и административные преобразования и забвения.

 

Подгорье на карте Симбирска

Рассмотрим место Подгорья на административной карте города. В дореволюционное время к ней относилась вся подгорная территория от бровки волжского косогора до реки Волги, начиная от военных Ленкоранских казарм (территория бывшего Ульяновского училища связи на улице Тухачевского) на севере до улицы Садовой (ныне улица Кирова) и больничного кладбища у протока Чувич (ныне спуск Минаева) на юге. Здесь же на бывшей Подгорной площади находился дом 3-й полицейской части. Это был деревянный дом на каменном фундаменте с мезонином и каланчей, крытой железом. В нём помещались квартиры пристава и брандмейстера, цейхгауз, канцелярия и арестантские комнаты. В этом же здании находились 3-е мужское и 3-е женское начальные училища. На участке располагались конюшня, казарма, баня, каретник пристава, бочкарня.

Весь склон именовался и как Подгорье, и как Симбирская гора, и даже как Ульяновский косогор, но некоторые его участки в дореволюционное время имели собственные имена. Их было немного.

1 июня 1968 года речпорт

Духовная гора находилась в конце XVII века на месте митрополичьего, или архиерейского двора – комплекса деревянных зданий и сооружений, служивших временной резиденцией для приезжавших «знатных особ духовного звания». Название перешло на Духов спуск. У губернской земской больницы, вниз к Чувичу, находилась Макина гора. Этот участок склона назван по фамилии купца И. Макке – владельца дома и сада, с начала 1800-х гг. находившихся этом месте.

Историческая часть Подгорья, заселённая с момента образования Симбирска, в основном снесена и затоплена при создании Куйбышевского водохранилища. В 1953-1956 гг. были снесены или перенесены в нагорную часть города практически все частные домовладения и казённые сооружения. На незатопленной части Подгорья устроен городской пляж и набережная.

Подгорьем на современной карте города можно назвать крутой волжский склон от нового, Президентского моста до существующего речного вокзала и речного порта.

Деревянный речпорт

Оползни

Из-за особенностей рельефа, гидрографии и климатических условий Ульяновская область является классическим районом оползневых процессов. Но наиболее крупные оползни происходили и происходят на Симбирском косогоре. Только в 1877 до 1902 гг. было 10 крупных разрушительных оползней. В 1888 г.

произошло три обвала, создавшие непосредственную угрозу Венцу. Оползень 1902 г. сильно повредил железную дорогу, городское шоссе, соединяющее город с пароходными пристанями, а также многочисленные хлебные амбары и другие строения. После некоторого периода затишья последовали крупные оползни 1913 г., 1914 г. и катастрофический оползень в мае 1915 г. Были разрушены подходы к строящемуся Волжскому мосту со стороны города, полностью разрушены мостовая по Петропавловскому спуску, церковь, был также сильно повреждён и сам строящийся мост Белелюбского – напором двигавшейся массы почвы были сбиты с основания 8 крайних устоев (быков); приведены в нежилое состояние многие деревянные и каменные постройки, разрушен городской дом, занимаемый 3-й полицейской частью и городским училищем по Петропавловскому спуску. В городскую Думу поступило около 50 заявлений от потерпевших с просьбами о выделении беспроцентных ссуд и снятии налогов на недвижимое имущество.

Духов спуск. Исакиевский колодец

В 1963 г. в Ульяновске было закончено строительство противооползневых сооружений в Подгорье: устроены капитальные глубокие дренажные штольни для перехвата и отвода подземных вод из постоянных водоносных горизонтов, устроены многочисленные дренажи грунтовых вод, водоотводные канавы и ливнестоки для отвода поверхностных вод; на наиболее ответственных участках – вблизи подхода железнодорожной магистрали к Волжскому мосту и у речного порта – сооружены мощные контрфорсы. Но оползни продолжают проявлять себя. После оползня 1979 г. было прекращено движение поездов на четверо суток, встали все городские стройки; на восстановление деформированной части железной дороги потребовалось 320 вагонов щебня.

В связи с созданием Куйбышевского водохранилища для защиты береговой полосы от разрушения волнобоем береговой откос от нового речного порта до старой пристани был спланирован и покрыт железобетонными плитами. Далее к северу откосная защита продолжена в виде волнобойной стенки (набережной) из железобетонных блоков и тетраподов (четырёхногих – в виде конусов массивных железобетонных фигур). На Волжском склоне в северной части города берег не имеет защиты от волнобоя. Эксплуатацией противооползневых сооружений и надзором за склоном и строительством на нём занималось Ульяновское управление противооползневых работ, преобразованное в начале 1990-х гг. в участок этих же работ, т.е. статус и возможности практической деятельности столь нужной городу организации были занижены.

Карта 1913

Родники, колодцы

Из многих родников Подгорья «издавна, большой известностью благодаря приятному вкусу воды» пользовался естественный Исакиевский колодец (Исаакиевский, Исаковский), расположенный «на полугоре» ниже Соборной площади, против здания присутственных мест» находился. До возведения в 1871 г. водонапорной башни и водопроводной сети симбирские жители пользовались этим самым популярным колодцем. Но и в последующие годы, особенно во время весеннего половодья, люди не ленились спуститься с Венца за родниковой водой.

В архивных документах от 07.03.1901 г. о состоянии 3-го мужского приходского училища на Петропавловской улице присутствует следующая запись – «вода для питья школьников, сама по себе хорошая, так как берется из Исаковского колодца». По рассказам старожилов Подгорья после закрытия Спасского монастыря и выселения из него монахинь некоторые из них жили поблизости от этого колодца и поддерживали его в исправном состоянии. Бревенчатый сруб с водой существовал и был доступен ещё в середине 1960-х гг. Ныне колодец затерялся в кустах и ныне мало кого интересует.

Оползень 29-31 мая 1915

Пристани

Естественно, что существование города у большой водной артерии – главной реки европейской части страны должно вызвать активное судоходное сообщение и строительство на берегу различных пристаней и перевозов. Провинциальный Симбирск не был исключением.

Первая городская пристань появилась одновременно со строительством Симбирска и размещалась в Подгорье около Успенского посада. На городском плане 1780 г., и вероятно, до 1838 г., пристань находилась на берегу р. Волги в районе Подгорной площади. Затем отметки волжских пристаней появились на городском плане 1843 г., а затем фигурировали и в «Общем инвентарном описании недвижимых имуществ г. Симбирска». На плане 1843 г. отмечено расположение пристаней в двух местах: у Смоленского спуска и на Подгорной площади; в 1866-1887 гг. – в районе Смоленского спуска, занимая участок длиной в 330 саж.; а в 1898 г. – на всем участке между Смоленским и Завьяловским спусками. По данным П. Мартынова «от Сахаровского спуска далее тянутся, одна за другой, пароходные пристани». Пароходство на реке Волге началось 29.04.1820 г. рейсами парохода «Волга» между городами Нижним Новгородом и Астраханью. Затем стали образовываться крупные пароходные предприятия: пароходное общество «По Волге» (учреждено в 1843 г.), «Меркурий» (1849 г.), соединившийся в 1858 г. с каспийским пароходным обществом «Кавказ», «Самолет» (1853 г.), на пароходах которого в июне 1855 г. впервые стали перевозить по Волге почту.

Оползень 1915 Петропавл церковь

Пристани пароходных обществ в Симбирске были созданы в 1866 г. По П. Мартынову перевозка началась с 1868 г., с начала навигации до 1 октября. Пароходные пристани сдавались в аренду по результатам торгов. Пристань тех лет представляла собой деревянный двухэтажный дебаркадер, но трудно сказать, все ли пароходные компании имели закреплённые за ними пристани. Их протяженность в основном составляла от 30 до 40 саженей. Среди пароходных обществ и компаний, суда которых останавливались у Симбирска, были такие как: пароходное общество «По Волге», компания «Надежда», общество «Кавказ и Меркурий», «Купеческое пароходство, компания «Самолет», пароходство «А.А. Зевеке и КО», общество «Дружба», пароходное общество «Дружина», товарищество «Лебедь», пристань Волго-Бугульминской железной дороги, общество «Русь», общество «Камско-Волжское пароходство»;общество «Польза»: пристань - театр-буфет «Наяда»; овощная пристань, торговая пристань, Спасская пристань, она же горшечная.

Особо следует сказать о перевозной пристани (протяженностью 70 саженей). Казённый (городской) перевоз для города имел довольно важное значение: и как средство сообщения между волжскими берегами Симбирска, и как статья пополнения городской казны. Существование перевоза через р. Волгу на двух паромах отмечал в 1765 г. А.И. Свечин. Одним из источников доходов для Покровского монастыря было «снятие у казны перевоза через р. Волгу под Симбирском» ещё в 1764 г. Перевоз был на берегу р. Волги в конце Смоленского спуска. Впечатляющая картина переправы через Волгу от слободы Часовня в Симбирск и обратно, а также преодоление симбирского косогора описана С.Т. Аксаковым в книге «Детские годы Багрова-внука» в главах «Летняя поездка в Чурасово» и «Осенняя дорога в Багрово». В то время (примерно 1796 г.) пассажиры переправлялись на лодках часовенских перевозчиков, а лошади, кареты и телеги – на завознях. В 1868-1870 гг. перевоз производился пароходом, принадлежавшим частному лицу (Ф.Ф. Сиверсу), и ежедневно давал выручку от 15 до 100 руб. На пароходе переправлялись как пассажиры, так и различные грузы, и наиболее важный для города – шерсть. Прибыльность содержания перевоза позволяла Городской Думе назначать между судоходными промышленниками соревнование по заключению контракта на выгодных для города условиях. А условия были выгодны и городу, и простым жителям. Немаловажным было наличие и чёткое исполнение расписания отхода от пристаней перевозного парохода. На обоих берегах Волги, на дебаркадерах в Симбирске и слободе Часовня в 1882 г. должны быть, и имелись: «1. копии контракта, заключенного с содержателем перевоза симбирским купцом Д.А. Волковым, чтобы переезжающие имели возможность требовать то, что купец Волков был обязан выполнять по перевозу, 2. пришнурованные к столам книги для записывания жалоб на неисправности». В Подгорье перевозная пристань находилась между северной и средней ветвями Смоленского съезда, занимая участок в 70 саж. 10.11.1877 г. у перевозной пристани была устроена первая в Симбирской губернии спасательной станции, «освящена была зимняя спасательная лодка и разные спасательные снаряды, присланные из Петербурга главным управлением общества спасания на водах».

Оползень Петропавловская дорога

Кроме пароходных пристаней по берегу Волги тянулись «пристани для арбузов, яблоков, лесу, амбары и прочее. Здесь скоплялось много рабочих, отъезжающих и ожидающих пароходов».

Со стороны Симбирской городской управы было бы непрактичным не использовать этот оживлённый участок Подгорья для пополнения городского бюджета. Вот несколько примеров.

В апреле 1882 г. городская управа утвердила результаты торгов на сдачу мест под торговлю съестными припасами на Спасской пристани: 3 места за 3 руб., а за такую же торговлю на перевозной пристани - 23 места за 262 руб.

На основании постановления городской исполнительной санитарной комиссии от 22.05.1897 г. об открытии под горой дешёвой чайной «Городская Управа сняла у наследников Загряцкова лабаз у перевозной пристани». 06.06.1897 г. после молебна в этом лабазе была открыта дешёвая чайная с такими расценками: в I отделении одна порция чая с двумя кусками сахара стоила 5 коп., во II отделении – по 4 коп., в III отделении одна кружка с одним куском – 3 коп., кипяток на одного человека, с прибором – 2 коп.

На заседании городской думы 11.04.1880 г. слушали доклад управы «О торгах на сдачу мест под торговлю на Спасской и перевозной пристани. … По набережной р. Волги ежегодно сдаются свободные городские места в содержание под постройку своекоштных деревянных палаток и постановку столов и ларей для торговли съестными припасами: 1. на пристани около городского перевоза 30 мест, в одну кв. сажень, и 2. на Спасской или горшечной пристани 20 мест, также в 1 кв. саж. 10.04.1880 г. состоялись торги на сдачу этих месту пристани городского перевоза за место от 65 руб. 45 коп. до 70 руб. 60 коп. в год».

Пристани на Волге с берега

По воспоминаниям ульяновского старожила И.Д. Андреева в 1930-1940 гг. на правом берегу между Смоленским и Завьяловским спусками было 4 пристани (по течению сверху вниз): первая от Смоленского спуска стояла перевозная пристань (паром) – обеспечивала грузо-пассажирское сообщение между берегами; за ней ниже стояла вторая или «верхняя пристань» – для судов, идущих сверху; следующей была третья или «нижняя пристань» – для судов, идущих снизу; и примерно через 50 м ниже её находилась грузовая пристань. Видимо, непродолжительное время в 1940 г. существовала причальная пристань «Гидроузла».

Обилие разных пристаней в советские годы воспринималось как явный перебор. Поэтому им на смену пришли водные, т.е. речные вокзалы.

Впервые водный вокзал в Ульяновске был открыт на одной из пристаней в 1939 г. На вокзале имелись зал ожидания, комната матери и ребенка, красный уголок и 15 коек для транзитных пассажиров. Но этого было недостаточно. В 1947 года на заседании архитектурной комиссии при Управлении главного архитектора города был рассмотрен и утверждён проект нового водного вокзала. Авторами проекта были сотрудники ульяновской конторы «Облпроект»: инженер Сыромятников, архитекторы Г.И. Хайтон и А.И. Ушаков. Вокзал был построен в 1949 г. Площадь служебных и вспомогательных помещений составляла 1000 м2. Деревянное П-образное в плане здание вокзала было одноэтажным, в центре с трёхэтажной надстройкой со шпилем. У центрального входа, обращённого к Волге, были установлены большие скульптуры В.И. Ленина (слева) и И.В. Сталина (справа). Вокзал находился немного выше Пролетарского спуска (бывший спуск Завьяловский). Как и положено, при вокзале имелся ресторан, входивший «в список хозрасчётных предприятий Ульяновского треста столовых». В 1949 году уже было известно о создании Куйбышевского водохранилища, поэтому на месте этого вокзала, «учитывая его перебазирование к навигации 1956 г. в район строящегося речного вокзала», планировали поместить водную станцию. Здание вокзала находилось выше кромки воды, речные суда приставали к двум дебаркадерам, стоявшим напротив вокзала. Эти дебаркадеры до 1952 г. были перемещены на место нового речного вокзала, а. в здании «старого» водного вокзала разместилась туристическая база. Само здание существовало и в 1959 г. Кстати, в провинциальном Симбирске вплоть до 1917 г. функционировал «Яхт-Клуб», имевший помещения в Подгорье.

Пристани на Волге с берега

Ещё в 1939 г. в проекте планировки г. Ульяновска в связи с созданием Куйбышевского водохранилища вместе с речным вокзалом закладывалось строительство в этом же месте грузового порта. Порт и защитная дамба завода им. Володарского входили в первую очередь строительства. Строительство нового речного вокзала было обусловлено расчётным повышением уровня воды нового Куйбышевского водохранилища и перспективным развитием города. Его решили строить ниже ж.-д. моста профессора Белелюбского, в районе протоки Чувича. Заказчиком стало Министерство речного флота СССР, проектантом стал ленинградский институт «Ленгипроречтранс» (авторы проекта – Т.П. Садовский (ГАП), Семин (руководитель группы), А. Пекарский, А. Бородинов). Строители были разные – и от МВД, и управление ДРУ со строительным участком №3, заканчивали работу строители треста «Уфимтрансстрой». Строительство порта на берегу протока Чувич недалеко от Свято-Духовского (Минаевского) кладбища началось в 1952 г. Порт состоит из пассажирского и грузового районов и соединен ж.-д. веткой со станцией «Ульяновск-II». Подъём воды в водохранилище до нормальной отметки 53 м осуществлялся с 1956 г. по 1957 г. К 1956 году уже было затоплено Свято-Духовское кладбище, и были построены волнолом и перемычки, предотвращающие затопление рабочей зоны вокзала, строительство которого велось в 1959-1966 гг. Само здание вокзала было принято в эксплуатацию со второй попытки 20 мая 1965 г. Вокзал был рассчитан на обслуживание 400 пассажиров. Центральный грузовой порт (район) вступил в строй в навигацию 1957 г. Он построен по типу морских портов с сооружением перед акваторией мола длиной 1,5 км, защищающего порт от волн Куйбышевского водохранилища, высота которых в штормовую погоду достигает 3-х метров.

Пристань Волго-Бугульм ж/д

Сады и парки

В любое время года Подгорье представляет собой склон, почти весь покрытый растительностью: зимой – деревьями и кустарником, укутанными снегом, летом – сплошная зелень этих же деревьев и кустов. Особенно красивы виды Симбирской горы весной, когда расцветают плодовые деревья, сирень и черёмуха, и осенью с присущей этому времени красочным разнообразием лиственных деревьев. В настоящее время центральная часть Подгорья занята парком, но до революции всё Подгорье было занято частными садами, приносившими владельцам неплохой доход. Как отмечал П. Мартынов «сады существуют в Симбирске со времени его построения: уже в 1654 г. здесь были не только фруктовые, но и тутовые сады. В 1860-х годах в Симбирске насчитывали до 350 фруктовых садов, занимавших площадь в 300 десятин ценностью до 500 000 руб., причем некоторые сады превышали 30 десятин и оценивались в 15000 руб., ... Десятина сада приносила, в среднем, до 250 руб. дохода от продажи яблок, груш, слив и различных ягод». В конце XIX в. эти обывательские сады занимали примерно 15% всей усадебной земли города. Несмотря на обилие садов и большие урожаи, культура садоводства в Симбирске была низкой. Симбирский садовод С.С. Рогозин отмечал, что «самый важный вредитель нашего сада, – это наш заурядный садовод, его невежество, неопытность; в борьбе с вредителями следует прежде всего не «жегуна» мышьяком, а самого садовода надо вспрыснуть «ядом познания».

Правильно спланированные и ухоженные сады (по свидетельству С.С. Рогозина) сдавались в аренду за 1000 и более рублей за десятину. Симбирские коммерческие сады с небольшим количеством испытанных сортов, пользующихся хорошим спросом на рынке, приносили своим владельцам огромные доходы. В 1910-х гг. наибольшую рыночную цену за 1 пуд имели яблоки: апорт (3-5 руб.), черное дерево (2-3 руб.), цареградское (2-2,5 руб.), мальт крестовый (1,6-2,4 руб.); груши: бергамот (2-3,2 руб.), бессемянка (1,6-3,2 руб.), московская (1,6-3,2 руб.), каржино гнездо (1,6-2,5 руб.). Яблоки среднего Поволжья, от Симбирска до Саратова, по вкусовым качествам, нежности и даже по окраске были лучше яблок местных сортов в верхнем и нижнем Поволжье. «Плоды со склона правого берега долины Волги в среднем Поволжье вкуснее, чем в других местах среднего Поволжья, как по левому берегу так и по правому, дальше от Волги, … т.к. … больше пригрева от солнца, больше влаги от Волги чем в других местах, да и почва здесь более подходяща для садов». По отзыву садоводов, торговцев и потребителей дореволюционных лет такие вкусные яблоки, какими в иные годы были белая и гвоздичная хорошавка, нигде не встречались. По устоявшимся рекомендациям «если хорошо растут лиственные породы деревьев: липа, дуб, вяз и т.п., а также из трав – пырей, то обыкновенно на таком месте хорошо растет и сад. На плохих местах у нас в Симбирске на берегу Волги растет «морковник» – тут сада не разводи». Кроме рекомендаций и примет существовали и законные ограничения. «Для Симбирска существовало обязательное постановление, по которому продажа местных яблок до Спаса, т.е. 6 августа, запрещалась». Следила за этим полиция, происхождение запрета – давнишнее, мотивы – неизвестны, только в Симбирске, привозными торговать было можно. Даже ходил по базару доктор и обливал керосином яблоки, но только до Спаса.

Пристань перевоз

Сады и в то время подвергались грабительским набегам. По свидетельству Рогозина, «в начале сентября, когда «съемщики выйдут из садов» и снимут караулы, по всем садам начинают бродить мальчишки, хулиганы и всякая публика, которая ищет на земле и на деревьях оставшиеся плоды; … при этом «публика» не церемонится, а сбивает оставшиеся на деревьях плоды палками, камнями, лазает по деревьям и таким образом ломает и портит их».

Конечно, и в нагорной части Симбирска по Мартыновской, Казанской и Шатальной улицам, почти при каждом домике имелись сады, размеры которых нередко достигали двух десятин. Лучшие и наиболее обширные сады были разбиты по волжским склонам и обрывам, на ближайших к берегу участкам нагорного плато и достигали 12 и более десятин. Среди них своими размерами и состоянием выделялись сады наследников Щепочкиных (20 десят.), Е.И. Куликова (17 десят.), Ляхова (11 десят.), А.А. Кащеевой (11 десят.). По 6 десяти садов имели Чебоксаровы, наследники Старцева. Сад И.В. Писцова имел 5 десятин. Сады площадью по 4-5 десятины имели Марков, Рухлин, Платонов, Прохоров.

Но наиболее известными являлись сад Макке, Мингалёвский, Обрезков, Рогозина.

Макке (Маковский, Макин) сад находился на склоне правее обелиска Славы и вниз к урезу Куйбышевского вдхр. (в современных ориентирах). Большой сад и дом в начале XIX в. принадлежали купцу Макке. В 1843 г. Иван (Жульен) Иванович Макке, которого в Симбирске звали по-простому – Иван Иванович Макин, у дворян Ермоловых купил сад в 4000 деревьев, расположенный на этом участке Подгорья. Ульяновские исследователи Е.К. Беспалова и И.Э. Сивопляс так описывали результат преобразования этого участка, которое осуществил Егор Аннаев – младший брат первой жены И.И. Макке. «В 1847 году разнообразно одарённый, с детства увлечённый садовым искусством Егор Аннаев по собственному проекту выстроил в саду оранжерею с двумя террасами. Здесь круглый год выращивались саженцы, овощи, фрукты и экзотические цветы. Роскошная отапливаемая оранжерея вмиг сделала «Макин сад» городской достопримечательностью».

Мингалёвский сад находился ориентировочно на месте современной частной застройки от улицы Кирова до уреза Куйбышевского вдхр. (включая территорию речного грузового порта) и от спуска Минаева до переулка Вишнёвого. В 1699 г. «по владенной выписи, данной Синбирским посадским людям Ивашке да Гришке Мингалевым ... отмерено им, ... под дворы и огороды, ... порожние места, в Синбирске, под горою, за тутовым садом, и за озером, по гриве». Сад доходил до Минаевского кладбища. Часть этого участка до 1900 г. занимали дача и сад Чебоксарова. В 1900 г. границы этого сада сместились южнее. Уже в 1912 г. бывший Мингалёвский сад распродавался как «лучшие в городе дачи. Распродажа дворовых мест проводилась по Садовой улице и четырех вновь включенных в план города улицах».

Сад А.А. Кащеевой, внучки Мингалёва, находился на южной окраине города. Он разделялся на два участка: верхний (нагорный) и нижний (подгорный). Нижний сад был разбит на склоне к долине Волги. Верхний сад был разбит на верхнем плато и имел лучший вид: был спланирован правильными квадратами с расстоянием в рядах в 7,5 аршин, состоял из трёх разновозрастных участков – 30, 20 и 11 лет и был разделён тремя аллеями, обсаженными вишнями и сливами. «Сортимент плодовых деревьев был таков: вишня – садовая, владимирская, киевка и морель; сливы – очаковская белая, озимая красная и тернослив; яблони – анисы и хорошавки, составлявшие основу сада, черное дерево, антоновка каменичка, апорт, английский пепин, мальт русский, литовка, агафон, долгостебелка, цареградское и др.». Яблоки апорт, выращенные Мингалёвым, были очень крупными, что очень поразило Александра I при его посещении Симбирска в 1824 г. По желанию императора молодая яблоня апорт была выкопана из мингалёвского сада и отправлена в С.-Петербург.

Обрезков сад фруктовый, «в коем меры 29 десятин 1787 кв. саж.», находился на южной окраине города. В современных границах он находился ориентировочно

на месте частной застройки от улицы Кирова до уреза Куйбышевского вдхр. (включая территорию речного грузового порта) и от переулка Вишнёвого до переулка Кирова. К 1871 г. это был городской общественный сад, под названием «Обрезков сад», арендаторы которого своим небрежным содержанием превратили его в выгонный участок. Поэтому с 17.02.1872 г. сад с торгов, назначенных городской управой, отдавался в 12-тилетнее содержание. На заседании городской думы 13.06.1879 г. в связи с оканчивающимся 12-летним сроком сдачи за 131 руб. в год «городского сада под названием «Обрезков» … участок земли 29 д. 1820 саж. против Александровского сада» обсуждали возможность постройки здесь казарм для войск, но решили «пока сдавать ежегодно». На 1882 г. «верхняя ровная часть сада в 6 десят. 800 кв. саж. сдавалась под распашку, а средняя покатая и нижняя низменная – для пользования травой и плодами». В 1890 г. городская дума постановила открыть в Обрезковом саду практическую школу садоводства для обучения мальчиков старших отделений городских приходских училищ. Были выделены деньги, нанят учитель, устроены парники и фруктовый сарай, выкорчеваны старые непригодные растения, высажено более 1000 новых насаждений, но школа так и не была открыта. На плане 1900 г. на месте этого сада уже располагались скотобойни, а городской скотопригонный двор располагался по обе стороны подгорной ветви Московско-Казанской ж. д. 19.11.1902 г. городская дума постановила отвести губернскому земству часть Обрезкова сада, размером в три десятины для устройства плодового питомника и огорода, с правом устройства летних курсов по садоводству и огородничеству и таковой же школы. Советские историки связывали Обрезков сад с проведением в 1905 г. первых массовок в Симбирске. В апреле 1916 г. здесь проходила маёвка рабочих чугунно-литейного завода Голубкова, одним из инициаторов которой был М.А. Гимов. До 1941 г. это была территория плодопитомнического сада-совхоза, но уже в 1949 г. она была отчуждена под строительство речного порта;

Рогозина сад, вернее, сады, т.к. было два участка. Один участок находился на склоне Симбирской горы между Духовским и Исаакиевским спусками, а другой – по Завьяловскому спуску, №36 (с 1902 г.). Сад учителя словесности С.С. Рогозина, купленный им за 4000 руб., занимал 4 десятины на крутом волжском склоне. Его поверхность была покрыта буграми и впадинами, которые пришлось устранять. Многие деревья были заменены на яблони с саженными штамбами, они прижились, но через 3-10 лет все погибли. Неудачи первых лет способствовали началу длительной исследовательской работе С.С. Рогозина по обследованию садов в Симбирской, Казанской, Самарской и Саратовской губерниях. Его основной целью было изучение местного сортимента яблонь и груш. Он искал новые сорта плодовых деревьев, отличавшиеся хорошей урожайностью и морозоустойчивостью. На основании исследований и опыта работы в своем саду Рогозин выработал рекомендации по разведению наиболее перспективных пород деревьев в зависимости от климатических условий, местоположения садов и рынка сбыта. В 1902 г. он создал свой частный питомник плодовых деревьев (яблони, груши, вишня, слива, малина) лучших местных сортов «на пикированных дичках с правильною рядовою посадкою». После перерыва, вызванного революцией и гражданской войной, с 1925 г. намечалось возобновление отпуска саженцев яблонь. Площадь сада-питомника у Духовского спуска составляла 550 кв. саж. Оба сада служили С.С. Рогозину питомником по выведению и акклиматизации новых сортов фруктовых деревьев. Постановлением малого Президиума Горсовета от 13.06.1932 г. сады Рогозина были переданы в долгосрочную аренду винтресту;

Отдельного разговора заслуживает единственный дореволюционный сад, не являвшийся частной собственностью. Сад исправительного приюта для малолетних преступников находился на северной окраине города, за Смоленским спуском (ныне садовый спуск в створе улицы Рылеева). Этот сад сохранился как совокупность существующих коллективных садов «Cадового товарищества №1 Ульяновского автозавода» (ул. Рылеева, №43 и №45), которые простираются по косогору от этого спуска на север по всей длине улицы Средний Венец.

В 1879 г. Симбирское общество земледельческих колоний и ремесленных приютов купило 37 десят. земли с домом и большим фруктовым садом для земледельческой колонии малолетних преступников. Сад, как и дом, ранее принадлежал купцу Карташову. 14.07.1863 г. сад посетил цесаревич Николай Александрович и «долго любовался прекрасным видом на Волгу». Огромный сад включал участки с плодово-ягодными посадками, земли под огородом, лесом, сенокосами. Имелось до 10 технических зданий, в числе которых были парники, оранжерея, отдел переработки продукции. С 1893 г. в приюте начали заниматься и цветоводством, но продажа цветов в лавке у Троицкой церкви на Большой Саратовской улице приносила небольшой доход. С 1905 г. после прихода в приют воспитателя и Заведующего курсами Л.В. Иванова сад приюта стал основой воспитательного процесса несовершеннолетних преступников: был заложен новый яблоневый питомник, ранняя белокочанная капуста с огорода выращивалась и на продажу. Техническая переработка садово-огородной продукции, освоенная воспитанниками приюта, позволяла использовать урожай без потерь и вызывала интерес симбирян на садоводческих выставках.

В морозную зиму 1941-1942 гг. симбирские сады погибли. Садами на волжском склоне никто не занимался. По существу бывший сад исправительного приюта превратился в бросовый участок земли, заросший кустарником и сорной травой, подверженный оползням, изрезанный обрывами и промоинами. Жители близлежащих улиц ходили сюда собирать грибы. В 1952 г. по просьбе коллектива Ульяновского автомобильного завода горсовет выделил 33 га у подножья Среднего Венца для организации садоводческого товарищества. Это было первое садоводческое товарищество в городе, поэтому оно получило название сад №1 Ульяновского автозавода. Севернее сада №1 находился сад швейной фабрики им. М. Горького.

Основной природной опасностью садов были и есть оползни. В 1952-1962 гг. из-за них в Волгу сползли 90 садовых участков площадью около 6 га. Большие потери принесли оползни 1963 и 1964 гг. С 1965 г. начались планомерные и постоянные, выполняемые вручную противооползневые работы: строительство дороги, мостов, выкапывание десятков дренажных и каптажных колодцев, водоотводных канав (более 5000 м на глубине 0,5-3,5 м), прокладка в этих канавах асбоцементных и гончарных труб и полутруб. Выполненные работы значительно способствовали предотвращению оползней, сохраняли волжский склон и улицу Средний Венец от разрушения. Но природные неприятности продолжали преследовать садоводов. В морозную зиму 1978-1979 гг. (01.01.1979 г. было минус 41,8оС) погибли многие деревья, часть садов пострадала от оползней в 1961, 1990-1991 гг.

Первая попытка облагородить косогор Подгорья как природного фактора, формирующего панораму города с Волги, была предпринята городскими властями в первой половине 1960-х гг. Организации Ленгипрогор и Гипрокомунстрой (г. Москва) получили заказ на разработку комплексного проекта превращения косогора в зелёный парк с лестницами-спусками, малыми архитектурными формами и нижней набережной. В результате в Подгорье с почти 20-летней разницей появились два парка с неоднозначной и похожей судьбой: Приморский, о котором даже не все горожане знают, и парк Дружбы народов СССР.

Продолжение следует

В.Н. Ильин, по материалам книги «Улицы У»

3076 просмотров