Ульяновская область в «Ульяновской правде». Почему все влюблялись в Авксентия Галагозу и его фото

В архивах ИД «Ульяновская правда» отдельное место отведено работам удивительного мастера – Авксентия Галагозы. Отдельное место отведено ему и в сердцах коллег. Уникальность Авксентия Феодосьевича не только в его фотографиях. Он был самым лучшим другом, его знал и любил буквально весь Ульяновск. Главный редактор журнала «Мономах» Ольга Шейпак – о талантливом, добром и щедром Авксентии Галагозе.

Никто не звал его по имени-отчеству – просто Сеня. И все его знали: журналисты, артисты, милиционеры, рабочие на фабриках и заводах, кондукторы в трамваях, колхозники. Казалось, нет такого человека в Ульяновской области, кто не назвался бы другом Сени Галагозы.

Вероника Жобер, потомок Толстых, профессор Сарбонны впервые в Ульяновске. 1997

Так и хочется процитировать известное стихотворение С. Михалкова, изменив имя:

Кто не знает дядю Сеню?

Дядя Сеня всем знаком!

Знают все, что дядя Сеня

Был когда-то моряком.

Моряком он, правда, не был, но имел офицерское звание (скорее всего, лейтенант) и потому прилипло к Сене прозвище – полковник. Оно ему очень нравилось.

Е.А. Фурцева в Ульяновске. 1969

Родился Авксентий Галагоза в Винницкой области, был призван в ряды Советской армии и попал в Приволжский военный округ, а на втором году службы решил поступать в военное училище и получил направление в Ульяновское гвардейское высшее танковое командное училище, куда поступил в 1958 году. Об этом периоде жизни Сеня не любил рассказывать, но, вероятно, остался здесь служить по окончании училища благодаря мастерству фотографа. Военная служба мало его интересовала, и в 1967 году Галагоза уволился, чтобы посвятить себя фотографии.

Михаил Задорнов в Ульяновске

___________________________________

Справка:

Авксентий Феодосьевич Галагоза (26.01.1939,  с. Рожепы Жмеринского р-на Винницкой области - 22.05.2001, г. Ульяновск), фотожурналист, мастер художественной фотографии. Проходил воинскую службу в Куйбышевском военном округе, остался на сверхсрочную службу. В 1958 году был направлен в Ульяновск в высшее военное танковое училище. Фотографией увлекся в армии. Демобилизовался в 1967 году и с тех пор занимался фотографией профессионально. Фотограф редкого таланта, он обладал особым взглядом художника, редкой способностью обнажать тайны бытия, оживлять предметы и увековечивать сущее. Лауреат фотоконкурсов газет «Правда» и «Советский спорт», журнала «Огонек», многих профессиональных и любительских фотоконкурсов, в том числе областных. В Ульяновске устраивались персональные выставки фотомастера.

_____________________________________

Народная артистка России Зоя Самсонова

Уже тогда его талант в Ульяновске был замечен. Известный производственник, директор Барышской суконной фабрики им. Гладышева Эдуард Александрович Циллер уговорил Сеню переехать в Барыш, чтобы работать фотокорреспондентом районной газеты «Ленинский путь» (ныне «Барышские вести»). В то время суконная фабрика гремела на всю страну и получала заказы из разных уголков Советского Союза. Директор приобрёл для редакции районной газеты дорогое современное фотооборудование, и Сеня принял предложение. Вскоре он вернулся в областной центр и начал работать фотокорреспондентом в «Ульяновском комсомольце». За свою жизнь он успел послужить во всех областных изданиях: «Народной газете», «Симбирском курьере», в «Губернских ведомостях» и других изданиях.

Остановись, мгновенье, ты прекрасно

Снимки Авксентия Галагозы охотно брали центральные газеты и журналы: «Правда», «Советский спорт», «Работница», «Огонёк». Участвуя во всероссийских и региональных выставках, он всегда получал призовые места и дипломы лауреата. Устраивались в Ульяновске и персональные выставки фотографа, они пользовались неизменным успехом. С денежными призами Галагоза расправлялся очень быстро и шумно: гуляли все! Получив Гран-при в конкурсе «По Волге широкой», он решил широко отметить: снял теплоход и оплатил банкет на триста человек!

Профессор Нина Ивановна Никитина

Сеня уже тяжело болел, когда в Ленинском мемориале в 2001 году собратьями по профессии была организована персональная выставка А.Ф. Галагозы. Она получила очень точное название: «Признание в любви». Всем, кто знал Сеню, хотелось признаться ему в своей любви, но выставленные снимки говорили, нет, они кричали, о любви самого Галагозы к ульяновцам.

Идти с ним по улице было невозможно. «Привет, Сеня!» – слышалось со всех сторон беспрестанно. Каждый второй житель города или области был однажды объектом его съемки, а продолжалась она не минуту и не две – могла затянуться на час и на два. На выездах в село по заданию или просто гуляя по городу, Сеня сначала цеплял человека словом, душевным разговором, а потом начинал мучить: подпрыгни, присядь, еще раз подпрыгни, повернись, оглянись, подними подбородок… При этом он никогда не считал кадры – тратил по нескольку плёнок на человека (напомним, что это были доцифровые времена).

Заканчивалась вся эта история, как правило, застольем.

Были и другие случаи: Сеня хватал фотоаппарат и молниеносно, как опытный стрелок, делал щелчок, останавливая время, увековечивая мгновения. И эти снимки были ничуть не хуже!

Уже после того, когда его не стало, я поняла, в чем секрет его успеха: Галагоза только казался поверхностным и беспечным, на самом деле он был философом, умеющим заглянуть в глубь вещей, распознать тайны человеческой души.

Во время болезни (у Сени была онкология) журналисты часто наведывались к нему (Сергей Титов, Тамара Еперина, Геннадий Демочкин, Геннадий Антонцев и другие). Мы каждый раз предупреждали о визите Людмилу, супругу Сени. Если ему было очень плохо, то тихонечко сидели на кухне. И вдруг открывалась дверь – входил бодрый и весёлый Галагоза! В тот момент казалось, что силы его неисчерпаемы, и он будет жить долго-долго, а болезнь просто дразнит его и нас. Он приглашал в комнату, где были расставлены фотоснимки разных лет (к каждому нашему визиту – новые): вот летящая молодая Алла Пугачева, вот старуха, в глазах которой – вся её нелегкая жизнь, вот счастливая жена Людмила делает «лягушку», задрав ноги над спиной, а вот Станислав Жмырёв летит, расправив руки-крылья…

Запомнилась последняя наша встреча. Он решил сделать несколько портретов. Сначала снял Тамару Еперину, потом начал прыгать надо мной: приподними волосы рукой, нет, опусти, надень вот эту шляпку…

После фотосессии мы обнаружили, что на плёнке осталось несколько кадров. И я заявила: «Теперь снимаем тебя, Сеня!» Щёлкнула раз, другой…

Через три дня его не стало. Майский день был тёплым, ясным. Я забрала у Людмилы эту последнюю плёнку и пошла в ближайший салон, чтобы  распечатать. Моё фото оказалось последним, а Сенино – будто перечёркнуто чёрной траурной лентой.

Лёгкий, добрый, щедрый, неугомонный, любящий жизнь. Человек-комета – яркая, оглушительная, молниеносная. Он оставил свою душу в фотографических карточках.

И опять перефразирую классика:

Все любили дядю Сеню,

Уважали дядю Сеню,

Был он самым лучшим другом…

 

Ольга Шейпак

2831 просмотр

Читайте также