Симбирский рисунок Пушкина. Чем занимался поэт в наших краях


У каждого свой Пушкин: кому-то интересны его сказки, кто-то наслаждается его лирикой или ясностью мысли, высказанной в прозе.

В сентябре 1833 года А.С. Пушкин, собирая материалы для «Истории Пугачева», побывал в Нижнем Новгороде, Казани, Симбирске, Оренбурге и Уральске. В его дорожной книжке есть небольшая пейзажная зарисовка прибрежной части губернского города Симбирска, позднее неоднократно воспроизводившаяся пушкинистами. Вот что об этом пишет И.Ф. Смольников в книге «Путешествие Пушкина в Оренбургский край» (1991): «Утром 15 сентября поэт переплывает на пароме Волгу. С парома делает карандашный набросок симбирского берега.

На одной странице дорожной книжки - этот рисунок; на другой под ним (рисуя, Пушкин повернул книжку так, чтобы рисунок имел горизонтальную композицию) написано (?): «Смоленская гора. Церковь Смол<енская> и дом Карамзин<а> 15 сент. Волга», и добавлено в примечании: «Окончание прочитывается с трудом. Может быть, и «Карамзин<ых>».

Архивные документы могут многое рассказать об уголке Симбирска, привлекшем внимание А.С. Пушкина. Начнем со Смоленского храма, едва ли не самого древнего в городе. А. Яхонтов в книге «Церкви города Симбирска» (1898) пишет о том, что на берегу Волги возникла рыбацкая слободка, называвшаяся Синбирской, с соборной церковью Смоленской иконы Богородицы. К 1833 году, когда сюда прибыл А.С. Пушкин, она была трехпрестольной: с главным приделом в честь Смоленской иконы Божией Матери (в церкви долгое время находилась особо чтимая Смоленская икона Богородицы), вторым приделом того же именования, пристроенным в 1751 году, и третьим - во имя Зосимы и Савватия, соловецких чудотворцев (сооружен в 1764 году после упразднения Соловецкой пустыни, располагавшейся в 15 верстах севернее Симбирска на берегу Волги).

Пушкин зарисовывает Смоленскую гору: здесь жили прихожане храма. Спуск к Волге рядом с церковью назывался Смоленским, как и улица, подходившая к нему (ныне улица Рылеева).

Смоленский храм упоминается и в рассказах об осаде города Симбирска вольницей Степана Разина в сентябре 1670 года. Его, конечно же, не раз видел Н.М. Карамзин. На рисунке Пушкина, сделанном через семь лет после смерти писателя и историографа, рядом со Смоленской церковью изображен дом Карамзиных. Может быть, рисунок и появился ради дома, где жил тот, кому «с благоговением и благодарностию» была посвящена трагедия «Борис Годунов». Пятилетним ребенком Пушкин «уже понимал, что Николай Михайлович Карамзин - не то, что другие <…>, вслушивался в его разговоры и не спускал с него глаз». Юному лицеисту Карамзин читал отрывки из своей «Истории...» и «выслушивал мнения юноши со снисхождением и свойственным ему добродушием». «Древняя Россия, казалось, найдена Карамзиным, как Америка - Коломбом», - так позднее оценивал карамзинский труд Пушкин. Ему, может быть, вспоминались слова Н.М. Карамзина: «Симбирские виды уступают в красоте немногим в Европе».

В жизнеописании великого историка неоднократно упоминается о том, что семейство Карамзиных владело домом в Симбирске. На рисунке А.С. Пушкина он изображен, пусть даже схематически, в близком соседстве со Смоленской церковью. Однако долгое время установить местоположение дома не удавалось. Известный краевед А.Н. Блохинцев, изучая только рисунок Пушкина и не имея точных архивных данных, так и не смог этого сделать - так же, как и задолго до него, в 1898 году, П.Л. Мартынов.

Сегодня квалифицированно проведенные историко-архивные разыскания дают немало результатов. Например, было точно установлено, в каком именно флигеле родился В.И. Ульянов, определены дома, в которых жили поэты Д.Д. Минаев и Д.Н. Садовников, писатель С.Г. Скиталец; восстановлены внешний вид и планировка бывшей мужской гимназии; найдены и восстановлены проект Дворянского собрания 1843 года и проект Дома-памятника И.А. Гончарову.

В конце концов увенчались успехом и поиски сведений о симбирском доме Карамзиных. В архиве Санкт-Петербурга обнаружены обмерные чертежи этого дома, принадлежавшего Василию Михайловичу Карамзину, старшему брату историка: главный фасад и планы двух этажей с указанием назначения каждой комнаты. Его местонахождение установлено при сопоставлении плана усадьбы (дома с садом и хозяйственными строениями) с планом Симбирска начала XIX века, хранящимся в Государственном архиве Ульяновской области. В 1992 году был разработан полный состав рабочих чертежей восстановления дома Карамзиных.

Здание, двухэтажное, кирпичное, прямоугольное в плане, с четырехскатной крышей, было обращено главным фасадом к Волге и завершалось по центральной вертикальной оси треугольным фронтоном с арочным чердачным окном. Стояло оно в аристократической части города, на Верхней набережной, откуда открывались прекрасные виды на реку и бескрайние заволжские дали.

В 1805 году его покупают у В.М. Карамзина под резиденцию вице-губернатора и расширяют пристройкой с северной стороны, частично изменив внутреннюю планировку и фасад. Таким его и застал А.С. Пушкин в 1833 году. В 1840 году, после очередной перестройки, здесь разместилась тюрьма.

П.Л. Мартынов в книге «Город Симбирск за 250 лет его существования» (1898) пишет:

«Женское отделение губернской тюрьмы находится на так называемом «Старом Венце» [Верхне-Набережная улица] и помещается в том здании, которое в начале настоящего столетия было домом вице-губернатора. Впоследствии это здание перешло в казну, и здесь поместили рабочий и смирительный дома, а по уничтожении их - отделение срочных арестантов и, наконец, в 1896 году - женскую центральную тюрьму».

П.Л. Мартынов нигде не говорит о том, что речь идет о доме В.М. Карамзина. В этом нет ничего удивительного: в августе 1864 года в городе десять дней бушевал пожар, и большинство архивных документов сгорело.

337 просмотров