Симбирская кругосветка. Легенды и храмы Инзенского района


Очередная экспедиция проекта «Симбирская кругосветка» отправилась на север Инзенского района Ульяновской области, к границам с Мордовией. Здесь в нескольких селах по соседству сохранились останки величественных (без преувеличения) храмов. К сожалению, надвигающаяся метель не позволила посетить их все, но все же мы успели побывать в самых известных.

Пятино. Идут белые снеги, заметая следы...

Пятино. Легенда о любви

Храм Живоначальной Троицы является одним из объектов культурного наследия нашего региона. О нем многие слышали, но видели, увы, немногие: храм стоит у небольшого села за 180 км от Ульяновска, специально туда навряд ли поедешь. Если только посетить его во время отдыха на одной из местных турбаз, предлагающих свои услуги в основном охотникам и рыбакам. А ведь храм объединяет в себе и страницы истории Российского государства, и страницы мировой литературы, и кино, и легенд, конечно, уже насочиняли. Ну, по порядку.

Величественный даже в полуразрушенном состоянии храм стоит в стороне от Пятино, на пригорке. Как водится в районах, основная дорога идет через села, и заблудиться среди инзенских лесов и полей невозможно. В Пятино, ориентируясь на храм, мы свернули направо на первом попавшемся перекрестке и угадали: через мост, поле, выехали прямо к его дверям. По задумке создательницы, храм, наверное, должен был смотреть на село. И всякий житель села, а равно и прохожий-проезжий должны были видеть храм и дивиться на него. Создательница – помещица Анна Ивановна Анненкова – слыла особой чрезвычайно богатой, эксцентричной и крутого нрава. Храм она заложила в 1823 году в память о покойном супруге, а после восстания декабристов в 1825 году стало считаться, что храм – это еще и молитва за «непутевого» сына-декабриста. 

Храм Живоначальной Троицы парит над Пятино, его легко увидеть с дороги

Пятиглавый храм Живоначальной Троицы по своим размерам и монументальности архитектуры должен бы стоять где-то в столицах. Легенды гласят, что возведен храм по проекту талантливого архитектора, академика Михаила Коринфского и действительно должен был стоять на центральной площади Симбирска. Но Анненкова каким-то образом смогла перекупить проект, и так кафедральный храм «уехал» на окраину губернии в деревеньку, не отмеченную на карте. Для Симбирска Коринфский начертал новый проект – однокупольного Свято-Троицкого собора, на мой взгляд, уступающий пятинскому.

«Непутевый» сын-декабрист Анненковой Иван Александрович был кавалергардом, век которого «недолог», как констатировал в 1975 году Булат Окуджава в советском фильме «Звезда пленительного счастья» (вот вам и кино!). Будучи послан в Пензу на ярмарку за лошадьми для полка, Иван познакомился с модисткой Полиной Гебль, дочерью офицера наполеоновской армии. Якобы в это время они приезжали в Пятино, чтобы испросить благословения на брак у матушки. Как несложно догадаться, Анненкова благословения не дала. А через полгода произошло восстание декабристов, Анненков, хоть и участвовал в нем косвенно, больше «разговорами», как говорили современники, был арестован, потом сослан в Сибирь, куда за ним уехала и Полина. Всю эту историю можно не только увидеть в вышеупомянутом фильме, но и прочитать в романе Александра Дюма «Учитель фехтования» (вот вам и литература!).

Храм Живоначальной Троицы. Пятино

Как гласит одна легенда, Анненкова не очень беспокоилась за судьбу сына и даже отказала Полине в деньгах, когда француженка предложила вывести Ивана за границу. По другой легенде, Анна Ивановна все-таки хлопотала за сына, поэтому каторгу ему сократили на пять лет (с 20 до 15), через 12 лет Анненков перешел на гражданскую службу, еще через 18 лет – покинул Сибирь и переехал с семьей в Нижний Новгород. Может быть из-за этих хлопот, а не из-за бессмысленного расточительства и наглого воровства домочадцев Анненкова разорилась так, что к концу жизни все ее имения были заложены? А хрупкая француженка все это время была рядом с Иваном, родила 18 детей, из которых до взрослого возрасты дожили шестеро.

В 1918 году пятинский храм постигла участь большинства русских церквей: красноармейцы приехали реквизировать церковные ценности, но ничего стоящего в храме не нашли, священника расстреляли, однако храм не разрушили (опять-таки, по легенде, причиной этого стала суперпрочная кладка на сырых яйцах, которые во время строительства храма привозили в Пятино подводами). В дальнейшем храм грабили еще раз, потом закрыли, он стал ветшать, территорию вокруг и под ним перерыли кладоискатели.

В 2015 году местные жители и архимандрит Адриан (Шитов) приступили к восстановлению храма: собирали средства, вывозили мусор, в храме стали проводиться службы. Рядом с Троицей на могиле местночтимого старца Максимушки установили небольшой храм-часовню в честь преподобного Серафима Саровского. На храме сейчас висит табличка, которая рассказывает, что каждую субботу в 8 утра здесь проходит Божественная литургия, и указан телефон для желающих посетить храм Живоначальной Троицы. В сам храм теперь свободно не попадешь: проемы закрыты новыми железными дверями на замках, окна зашиты разноцветным профлистом и пластиком. Видимо, до наступления зимы здесь активно велись восстановительные работы: подновлены портики, запенены щели, купол стоит в лесах. К сожалению, нам не удалось узнать, кто сейчас занимается восстановлением храма…

Иван Анненков и Полина Гебль. Фото kulturologia.ru

Поднявшись на первый ярус лесов, я вглядывалась в очертания деревни, скрывающиеся за белой пеленой, в леса за близкими оврагами, в красивую и печальную историю Анненковых, и в уме крутились строчки Евгения Евтушенко:

Идут белые снеги,
как по нитке скользя...
Жить и жить бы на свете,
но, наверно, нельзя.

Чьи-то души, бесследно
растворяясь вдали,
словно белые снеги,
идут в небо с земли.

Идут снеги большие,
аж до боли светлы,
и мои, и чужие
заметая следы.

Быть бессмертным не в силе,
но надежда моя:
если будет Россия,
значит, буду и я.

Из фресок храма иконы Казанской Божией Матери. Серафим Саровский

Первомайское. Легенда о непокорном кресте

Раньше это село называлось Сурский Острог, потому что было сторожевым на высоком берегу Суры. По одной легенде, это была первая крепость Карсунской оборонительной черты, по другой – поселение здесь заложил еще Иван Грозный. Как бы то ни было, имея обзор по реке на несколько километров в обе стороны, село контролировало переправу. Сейчас за Сурой – Республика Мордовия, и от Саранска до Первомайского ближе, чем от Ульяновска.

Храм иконы Казанской Божией Матери. Первомайское

В центре села стоит более скромный, чем Живоначальная Троица, но не менее величественный, высокий и крепкий храм иконы Казанской Божией Матери. Официальной информации о нем крайне мало, известен только год постройки – 1899. Неизвестно даже, сколько престолов было в храме (возможно – три) и кому они были посвящены. Но, как гласят инзенские легенды, первый храм в Сурском остроге был заложен Иваном Грозным в 1552 году во время похода на Казань.

Под куполом храма иконы Казанской Божией Матери фрески наиболее хорошо сохранились

В местной литературе для туристов есть сведения, что храм, дошедший до нашего времени, строил уроженец деревни Тияпино Федор Безвитеев, причем из местного кирпича. В 1905 году на храм трижды пытались установить крест, но мешала погода, крест гнулся. И хотя третья попытка все же оказалась успешной, деревню охватило уныние и предчувствие скорых бед, поэтому освятили храм только в октябре 1917-го, за две недели до революции. Естественно, в советское время и эта церковь была закрыта.

Храм иконы Казанской Божией Матери в Первомайском. Вид внутри

Интересно, кому и зачем понадобилось строительство грандиозного по местным меркам храма в небольшой деревне, на окраине губернии? На чьи средства он возводился? И кто выполнял его внутреннюю роспись? Ибо фрески, хорошо сохранившиеся, выполнены явно не богомазом-самоучкой, а профессиональным художником. На некоторых изображениях видны характерные следы от выстрелов. Кто и зачем стрелял по ликам? Кстати, вопреки традициям, к нашей сьемочной группе в Первомайском не подошел ни один местный житель, хотя обычно любопытные обязательно подтягиваются, начинаются разговоры, воспоминания, подходят старожилы… А ведь мы стояли в центре села… Хотя, может быть, тайн здесь и нет, а всему виной опять плохая погода?..

Фрески храма иконы Казанской Божией Матери. Первомайское

Труслейка. Легенда о вере и силе духа

В центре большого села, где строится не один новый каменный дом, стоит маленькая деревянная, очень уютная даже снаружи церковь во имя Святителя и Чудотворца Николая. Построена она в 2002 году, но в старорусском стиле, что по сравнению с краснокирпичными гигантами Пятино и Первомайского выглядит очень мило, душевно, по-родному, одним словом. В Труслейке и раньше был храм, построенный прихожанами в 1879 – 1880 гг. Престолов в нем было два: главный (холодный) во имя Святи­теля и Чудотворца Николая и в приделе (теплый) в честь воздвижения Честного и Животворящого Креста Господня. К сожалению, зайти в храм нам не удалось, потому что священник приезжает сюда на службы из Инзы по субботам.

Но не только храмом привлекала нас Труслейка. На въезде в село стоит штандарт, рассказывающий, что здесь родился Михаил Семенович Флоресов (1847-1918) – деятель русской православной церкви, педагог, духовник богослова, религиозного философа и ученого Павла Флоренского.

Церковь Святителя и Чудотворца Николая. Труслейка

Сын труслейского причётника Михаил Флоресов сделал, можно сказать, успешную карьеру: окончил Симбирскую духовную семинарию и Киевскую духовную академию, вернулся в Симбирск преподавать богословие, но вскоре был назначен ректором Самарской духовной академии. В 1887 году постригся в монахи с именем Антоний и был возведен в сан архимандрита. В течение своей жизни Антоний служил епископом, управлял монастырями, а под конец жизни был определен на местожительство в Донской монастырь (Москва). Москвичами Антоний почитался как местночтимый великий праведник и подвижник.  До самой своей смерти он оставался духовником отца Павла Флоренского.

Казалось бы, наши губерния и город никогда не были на первых ролях: здесь не проходили передовые (к счастью), здесь не было грандиозных событий, катаклизмов, здесь не вершились судьбы мира, но в каждом подобном событии неизменно есть след Симбирска и симбирян, так или иначе повернувших историю. Вот и наш земляк Михаил Флоресов неочевидно, но оказал влияние на развитие богословской мысли XX века, на судьбу Троице-Сергиевой лавры, за которую бился Павел Флоренский, доказывая большевикам, что лавра – величайшая духовная ценность России и не может быть закрыта. 

Сколько легенд таит наша малая родина… Сколько загадок нам предстоит решить, сколько открытий сделать! Вдохновляясь примером «Симбирской кругосветки», стройте планы, прокладывайте маршруты, открывайте тайны! Скоро весна!

Антоний Флоресов. Фото из «Википедии»

Напомним: проект «Симбирская кругосветка» реализуется коллективом издательского дома «Ульяновская правда» и управлением информационной политики администрации губернатора Ульяновской области.

950 просмотров