Ровесник Гражданской. О герое Симбирска-Ульяновска, пережившем авиакатастрофу и не только

В годы Советской власти существовало понятие «ровесник Октября».  Так называли людей, родившихся в революционном 1917 году. Понятия «ровесник Гражданской войны», 100-летие начала которой отмечается в 2018-м, кажется, не существовало. Наш герой, Дмитрий Валентинович Федоров родился 5 сентября 1918 года в занятом «белогвардейцами» Симбирске – ровно за неделю до того, как 12 сентября город был освобожден частями Красной армии. Штурмовые отряды красноармейцев с боем продвигались по Сызранской улице (ныне ул. 12 Сентября), мимо здания Симбирской губернской земской больницы, где появился на свет и находился в то время мальчик Дима.

Эта маленькая жизнь предопределила судьбы взрослых людей, оказавшихся рядом с новорожденным. Его крестные родители – родные дядя и тетя (по линии матери) – хирург Иван Сергеевич Марченков (В документах встречается разное написание фамилии – Марченко. – Прим. авт.) и врач-гинеколог Нина Сергеевна Марченкова, как и весь штат губернской больницы, подлежали обязательной эвакуации с отступающими белогвардейскими частями. Но крестные остались, чтобы профессионально позаботиться о здоровье своего крохотного племянника. Родители Дмитрия Федорова – Валентин Иванович и Мария Сергеевна – очень волновались за жизнь сына, так как первого ребенка, старшую сестричку Дмитрия, они потеряли после ее рождения.

Выпускная фотография. 9-й Казанской спецшколы ВВС. 1944 или 1945

Жизнь Д.В. Федорова начиналась под орудийные раскаты и винтовочную трескотню Гражданской войны. Жизнь долгая и достойная. Жизнь Учителя, воспитавшего более 2000 учеников.

18 марта 2018 года из жизни ушел, наверное, самый именитый воспитанник Дмитрия Валентиновича, прославленный советский летчик-испытатель, Герой Советского Союза Георгий Константинович Мосолов (1926-2018). Он был настоящей знаменитостью, «лицом» советской реактивной авиации, его фотографии в гермошлеме публиковались в отечественных и зарубежных журналах, он дружил с Юрием Гагариным. И всякий раз, оказавшись по делам службы в Казани, Г.К. Мосолов спешил навестить своего бывшего учителя, питая к нему самое искреннее и глубокое уважение. Хотя их разделяли всего восемь лет в возрасте, но истинное величие человека всегда видно в его смирении, в умении быть признательным и благодарным.

Д.В. Фёдоров - командир роты Казанской спецшколы ВВС. 1944

Жизнь начала XX столетия была изобильна на политические и семейные бури. Отец Дмитрия, Валентин Иванович Федоров расторг первый брак по причине прелюбодеяния своей супруги, и в феврале 1914 года в Крестовоздвиженской университетской церкви в Казани обвенчался с выпускницей Женевского университета, домашней учительницей Марией Сергеевной Марченковой (1886-1945). Она была симбирской мещанкой, дочерью лесоторговца и пароходного агента. А Валентин Иванович родился и рос в семье преуспевающего казанского портного.

Это был человек выдающихся умственных способностей – он окончил гимназию с золотой медалью и юридический факультет Императорского Казанского университета. Но в царской России многие сферы деятельности были закрыты для сына портного. В.И. Федоров стал служить лесничим, чиновником, следившим за состоянием леса (не путать с лесником!).

Гражданская война самым драматическим образом вторглась в жизнь небольшой семьи Федоровых, разрушив ее. По семейной легенде, Валентин Иванович был мобилизован в ряды Красной армии и в 1919 году умер от тифа. Но в личном деле выпускника Казанского университета В.И. Федорова имеется его собственноручная расписка о получении копий документов в сентябре 1936 года! Он был жив, и находился неподалеку от жены и сына, но никак не проявил своего присутствия!..

Д.В. Фёдоров с родными в Волгограде. 1984

Впрочем, можем вспомнить, что это была за эпоха, когда люди публично отрекались от «неправильных» родных и близких, когда рвали и вымарывали на фотографиях лица репрессированных друзей. Может, В.И. Федоров также оказался по другую линию фронта Гражданской и боялся, что его возвращение способно навредить близким ему людям?.. На фотографиях Марии Сергеевны, сделанных вскоре после ухода мужа – на фронт, в неизвестность – на пальце можно увидеть обручальное кольцо, большое, не очень красивое, фамильное. Может, она тоже что-то знала о муже, чего не хотела рассказывать сыну?..

Валентин Иванович был в семье фигурой, о которой не спрашивали. Впрочем, и другие подробности симбирской жизни семьи Дмитрий Валентинович поведал сыну Александру только в 1970 году, когда газеты и волны эфира полнились рассказами о знаменитом симбирском уроженце В.И. Ульянове-Ленине. Он рассказывал, в частности, что семья жила по соседству с домом Ленина и имела контакты с Ульяновыми. Казалось бы, расхожая легенда – раз уж, симбиряне, так соседи Ульяновых. Но, оказалось, что Марченковым действительно принадлежал дом на Покровской (ныне Л. Толстого) – напротив бывшего домовладения Ульяновых, выходившего на Московскую и Покровскую улицы.

Дима Фёдоров (крайний слева в первом ряду) - член пионерского отряда. 1935

А бабушка маленького Димы, Александра Сергеевна Марченкова, урожденная купеческая дочь Хапкова, была учительницей в то время, когда Илья Николаевич Ульянов служил директором народных училищ Симбирской губернии. В 1923 году Дима с мамой и бабушкой перебрались из Симбирска в Казань, где к тому времени работал дядя-крестный Иван Сергеевич Марченков.

А тетя-крестная Нина Сергеевна вышла замуж и уехала жить в «буржуазную» Польшу, которая вплоть до конца 1930-х годов рисовалась пропагандой основным идеологическим и военным противником Советского Союза. Впрочем, в весьма непростых экономических условиях жизни эпохи коллективизации и индустриализации власти частично закрывали глаза на неформальные отношения советских граждан с «буржуями». В сравнительно либеральные 1920-е годы Нине Сергеевне несколько раз удалось посетить Казань, а позже она неизменно поддерживала родственников и словом, и материально, особым образом, любимого племянника и крестника Диму.

Дима Фёдоров. 1920-е

Он учился в казанской школе № 3 имени А.М. Горького, где его окружали замечательные одноклассники – будущие ученые, врачи, педагоги, к чьим профессиям и фамилиям часто добавляется определение «известные». С Дмитрием Федоровым училась Ольга Николаевна Белороссова – в будущем, химик-фосфороорганик, младший научный сотрудник в лаборатории советского ученого, академика, Героя социалистического труда Бориса Александровича Арбузова, и – супруга Дмитрия Валентиновича. Академик Б.А. Арбузов был у Федоровых на новоселье.

В 1936 году, окончив школу, Дмитрий Федоров поступил в Казанский авиационный институт. Но, из-за «польской» тети, на другой год ему пришлось перейти на 2 курс Казанского педагогического института. Он, как раз, сдавал выпускные государственные экзамены, когда 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. 2 июля молодого педагога отправили в Оренбург, в кавалерийское училище.

Дмитрий Фёдоров - студент. Конец 1930-х

«Юго-западный фронт, – рассказывал о фронтовой жизни сам Дмитрий Валентинович, – я командир взвода. Но обещанных лошадей – ведь мы кавалеристы – нет. У меня 26 бойцов, все старше меня, в боях не участвовали. Уже в середине января 1942 года вступили в бой в составе 22 гвардейского кавалерийского полка. Бои, главным образом, оборонительные, но уже к середине февраля наш полк участвовал в освобождении отдельных районов Орловской области. Из 26 бойцов осталось 16, я пока был цел».

В мае 1942 года войска Юго-западного фронта перешли в наступление под Харьковом – начиналась Харьковская операция 1942 года. 20 мая 1942 года 22 гвардейский кавалерийский полк вел бой за освобождение села Веселого под Харьковом. «Немцы открыли очень сильный минометный огонь, с прямыми попаданиями в окопы. Был убит мой друг лейтенант Ваня Шурыгин, командир соседнего взвода, много раненых было бойцов. Внезапно осколок мины врезался в кисть моей правой руки, меня засыпало, из раны хлестала кровь. Почти потерявшего сознание, меня вытащили из окопа, отнесли в кустарник и положили на одну из проезжавших бричек с ранеными. Полевой госпиталь, отправка на станцию Белый Колодец, вагон санпоезда – и в тыл. До осени лежал в госпитале, получил инвалидность, отправили в Казань. Полгода работал военруком в школе № 3 по направлению военкомата, а с сентября 1943 года был направлен в спецшколу ВВС командиром роты и преподавателем математики и физики».

Дмитрий Фёдоров с друзьями в Казани после возвращения из госпиталя. Ноябрь 1942

9-я Казанская специальная средняя школа ВВС была создана, среди двадцати аналогичных учебных заведений, располагавшихся в разных городах Советского Союза, накануне войны. Ее учениками были юноши 8-10 классов, будущие курсанты военно-летных училищ. Это был интернат, в котором учащиеся структурировались по военному принципу, по ротам; первая рота – выпускники, вторая и третья – соответственно, второй и первый год обучения. С января 1944 года ученики спецшкол носили погоны. В каждой роте было пять взводов, параллельных классов, сравнивая с обычной школой.

Особый упор в процессе обучения делался на предметы, необходимые будущему летчику – на математику и физику. По инструкции, командирами рот должны были быть офицеры-летчики. И то, что бывший кавалерист, Д.В. Федоров стал командиром роты, как раз, свидетельствует о доверии и о мере его педагогического таланта. Когда 16 апреля 1999 года Дмитрия Валентиновича не стало, его бывшие ученики-«летчики», сами немолодые люди, взяли на себя всю организацию похорон. «Мы очень многим ему обязаны», – просто объяснили они.

В 1955 году Казанская спецшкола ВВС была ликвидирована, а ее здание заняла школа № 6, одна из лучших школ Казани, в которой Д.В. Федоров стал работать завучем и преподавателем математики. В суматохе ликвидации было утеряно знамя спецшколы – а что такое потерять знамя части вам доходчиво объяснит любой военный. Получалось, что традиция закончилась, и закончилась бесславно… Но Дмитрий Валентинович в 1962 году на чердаке отыскал потерянное знамя, которое долгие годы хранилось у него дома, а потом было передано в музей спецшколы ВВС, открывшийся в 6-й школе.

Дмитрий Фёдоров. 1940

Кстати говоря, Дмитрий Валентинович пережил настоящую авиакатастрофу. В конце 1963 года он получил путевку на курортное лечение в Кавказских Минеральных Водах. Самолет вылетел из Куйбышева (ныне г. Самара), но из-за непогоды оказался в аэропорту Тбилиси. Там, поздним вечером 31 декабря его, буквально, штурмом взяли пассажиры, несколько дней томившиеся в ожидании возможности улететь, из-за неблагоприятных метеорологических условий.

На борт не пустил стюардессу и бортмеханика. Ситуацию удалось разрядить, только отогнав от самолета трап. Ил-18 взлетел. На его борту вместо расчетных 84 человек оказалось 110, да еще и с багажом. Люди сидели и стояли в проходе. Катастрофа в аэропорту Кавказских Минеральных Вод в ночь с 31 декабря на 1 января 1964 года считается одной из самых нелепых в истории отечественной авиации. Перегруженный и неотцентрованный Ил-18 рухнул на землю, проехав по ней почти 300 метров, вспыхнул пожар. Погибло 32 человека – в основном тех самых «лишних», кто в момент крушения не был пристегнут к креслу. Дмитрий Валентинович получил ранение средней степени тяжести.

Полетов не бывает без падений… Но тем важнее помнить девиз, которым вдохновлялись учащиеся специальных школ ВВС: «Летать выше всех, дальше всех, быстрее всех!». Дмитрий Валентинович Федоров, заслуженный учитель, отличник народного просвещения, прожил свою жизнь, которая началась в Симбирске, среди раскатов и выстрелов Гражданской войны, достойно!

Мария Сергеевна и Валентин Иванович Фёдоровы, родители Д.Ф. Фёдорова. На М.С. Фёдоровой - траур после смерти первого ребёнка

Иван Сивопляс,

Ульяновск,

Фото из архива семьи Федоровых

543 просмотра