Разбойничьи места и не только. Что путешественник Илюшин узнал на трехгорбой горе


Наверное, самое классное в любом путешествии - это не столько возможность прикоснуться к истории и насладиться красотой архитектуры или природы, столько шанс найти что-то совсем неожиданное, в некотором смысле неведомое.

А вот когда эти часто забытые богом места еще и делятся с тобой легендами, историями и очарованием – ты получаешь невероятное удовольствие первооткрывателя. Такое происходит не часто, но эта поездка вышла как раз из разряда открытий.

А началось все с того, что меня пригласили в каменные места на самой границе Ульяновской и Самарской области, места, не столь часто посещаемые туристами, а некоторые, так вообще забытые и утерянные. Что ж, направляюсь в дорогу.

Мы встречаемся у практически умершей деревушки с названием Черемоховка, от которой до Ульяновской области буквально считаные метры. Версий по поводу ее названия несколько. По одной, название пришло из-за большого количества черемши, некогда здесь собираемой. Но скорее всего, имя деревушке дали такое потому, что раньше здесь в садах было огромное количество черемухи. Когда она зацветала, все окрестности были буквально засыпаны белыми опавшими лепестками. Как уверяли старожилы, на это время даже многие жители уезжали из домов, поскольку от приторного запаха черемухи болела голова. Впрочем, ягода-то была полезная. Её собирали, сушили и продавали. Она многие века считалась лучшим народным средством от диареи. Вот такой был здесь бизнес.

У самой кромки деревни, резко врезаясь в облака, стоит огромная трехгорбая гора, которую называют Шиханы. Шиханом на тюркских языках называли одиночные холмы, стоящие среди равнины. К этому определению местная гора подходит просто великолепно. Но, если честно, со стороны она выглядит совсем недружелюбно: практически лысая гора ржавым пятном склонов не украшает окрестности. Да и не видно на этих буграх ничего особенного, но, впрочем, все-равно пора на нее взбираться.

 

Поджимаемся на южную голову холма. Надо признать, что подъём оказался совсем непростым: грунт довольно мягкий и сыпучий (смесь песка и камня). И кроме того, всюду завалы из мертвых деревьев.

 

Оказалось, что еще несколько лет назад на Шиханах случился сильный пожар, уничтоживший не только всю растительность, но и раскрошивший многочисленные каменные выходы. Но природа упорно возвращает свое: и уже появились молоденькие сосны, бурно покрывают валуны мхи и лишайники и даже цветы осыпают опустевшие склоны.

И только поднявшись на вершину, начинаешь понимать насколько Шиханы интересны в стратегическом плане. Отсюда, с южной головы, видимость - на десятки километров!!! Перед нами огромная, хотя сейчас и поросшая лесами, равнина, зажатая труднопроходимыми горами и оврагами. Судя по документам, именно здесь проходила дорога от Тереньги до Саратова.

 

Кстати, останки этого тракта до сих пор сохранились в селе Скрипино. Мои проводники рассказали, что сохранились воспоминания, будто где-то здесь находился сторожевой пункт, обустроенный первыми русскими переселенцами. Место, и правда, очень удобное для наблюдения, но гора настолько узкая, а склоны такие крутые, что постоянно там держать сколько-нибудь значимое войско невозможно – это место удобно лишь для небольшого дозора, а сам посад или городище должны распологаться где-то внизу. Да и внимательно рассматривая Шиханы, я не нашел никаких признаков строений, рвов.

Мы перебираемся на северную голову горы. И снова фантастический многокилометровый обзор, но уже на север. Справа, вдали, двуглавыми пиками маячат Скрипинские Кучуры, а от них простирается равнина, узким клином выходящая к деревне Черемоховке. Вот уж идеальное место для разбойничков: ты видишь все, а тебя не видит никто.

 

 И в подтверждении этих мыслей, мои проводники как раз и рассказывают, что разбойный люд, действительно, любил здесь находиться, причем – не одно столетие подряд. Об этом сохранились воспоминания, рассказы. А долина за горой называлась Лещевой поляной.

 

Столь странное название произошло от русского выражения «Дать леща», что можно перевести, как надавать подзатыльников. Дело в том, что те самые разбойнички, редко убивали, но вот ограбить и избить проезжих, - было делом постоянным.

Спускались мы уже по северному склону, который оказался еще более крутым и заваленным стволами горелого леса.

Мы спускались, а я думал. Меня заинтриговала прямая видимость Скрипинских Кучур, где я однажды находил небольшое средневековое городище, но совсем не с видом на Шиханы, а вот именно ту сторону я оставил без внимания – стоит поискать. А кроме того, названия - и Кучуры и Шиханы - очевидно тюркские, что говорит о вероятном булгарском происхождении, да и тракт мог оставаться еще с булгарских времен (а смысл было новую дорогу городить?). Торговый путь, господствующие высоты - ой чую, где-то здесь рядом спрятан старинный город.

Мы спустились к подножию и окунулись в царство адонисов. Красивые цветы, но мои мысли так и остались на горе, которая уже не казалась мне уродливой и неинтересной.

Кто бы знал, что вскоре мы попадем в настоящие разбойничьи места, причем связанные, как не парадоксально звучит, с именем нашего великого земляка Карамзина Н.М.

 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….

Про другие путешествия по Ульяновской области читайте здесь.

755 просмотров