Растрелянные за веру. Как компартия уничтожала православную церковь на Симбирской земле


В этом году исполняется 90 лет со дня мученической кончины отца Александра Бряндинского. Его расстреляли в Стрижевом овраге в 1930 году. Священника вывели из камеры ночью, и под конвоем отвезли на место казни после приговора «тройки» за то, что он не позволил коммунистам снять колокол с храма. К лику общецерковных святых, мучеников за веру, отца Александра причислили 17 августа 2004 года.

Общие оценки количества репрессированных с 1917 года служителей церкви в нашем регионе разнятся; установить истинный масштаб преступлений коммунистической власти практически невозможно. Наиболее полные данные приводит протоиерей Алексий Скала в книге «Церковь в Узах»: батюшка изучил абсолютно все судебные дела по Ульяновской епархии до 1970 года;  в его выборку попали 908 репрессированных, среди них монахи, священники, диаконы и старосты приходских советов...Большая их часть погибла за веру – или в лагерях, или в таких вот расстрельных оврагах.

Данные Алексия Скалы были подтверждены компьютерным экспериментом, моделированием, проведенным в 2019 году на базе ПСТГУ. Их общая оценка репрессированных за веру составляет 109 756 человек, большая часть из которых – священники. Подтверждаются оценки и документами  самих большевиков:  так, следует из докладной записки наркома НКВД Н.И. Ежова Сталину, в августе-ноябре 1937 года были арестованы 31 359 верующих (пиковый период).

Одним из них был отец Александр. Он родился в селе Русская Цильна 23 сентября 1889 года, в семье Фёдора  Васильевича Гневушева – известного симбирского священнослужителя и будущего настоятеля Свято-Троицкого собора города Буинска. В 1912 году Александр Федорович закончил духовную семинарию и был назначен псаломщиком в свое родное село. Уже через год он был рукоположен в сан священника и назначен в Христо-Рождественский храм села Алейкино. Началось его служение накануне Первой мировой войны.

После революции вся земля у священника была отобрана новой властью, и он жил исключительно за счет пожертвований прихожан. А в тот момент у 31-летнего священника уже была жена и двое детей.

Отец Александр за время своей жизни сменил четыре прихода. Это происходило не без умысла новой власти – не дать сформироваться здоровой приходской жизни. В июле 1925 года отец Александр попал на прием к новому управляющему Ульяновской епархией – епископу Виссариону, который  назначил его на службу в село Бряндино. Новый приход стал последним в истории жизни отца Александра.

Развязка наступила зимой 1930 года. В январе сельские власти вместе с активистами «Союза воинствующих безбожников» попытались снять в местной церкви колокола. Но крестьянский сход, в мгновение собравший набатом несколько сотен человек, отстоял святыню. И после нескольких тщетных попыток активисты вернулись в село с сотрудниками ОГПУ. Начались повальные аресты.

Зачинщиком народного выступления был объявлен отец Александр. Уже 23 февраля он вернулся из леса с заготовки дров и также был арестован. Затем, 26 числа, ему было предъявлено обвинение. Но виновным он себя так и не признал. К этому моменту четверо его односельчан уже были осуждены – двоих мужчин расстреляли, а двух женщин отправили в лагерь на 10 лет.

 В посмертном акте записано: «Труп расстрелянного Гневушева зарыт на кладбищах за городом Ульяновском, близ Стрижева оврага, на надлежащей глубине». В тот год, когда был расстрелян отец Александр, его старшей дочери Любе, исполнилось 14 лет, а младшему сыну Сергею – три года. Сиротами остались пять малолетних детей.

За беззаконие убийства священника, уничтожения прихода, за расстрел трех человек из-за их веры те, кто отдал преступный приказ, ответственности не понесли. Сотрудники ОГПУ были исполнителями, следовали линии всесоюзной коммунистической партии большевиков, члены которой в 1932 году провозгласили «Безбожную пятилетку», через подконтрольный «Союз воинствующих безбожников».

Они заявляли о необходимости «забыть имя Бога» в СССР к 1 мая 1937 года, и реализовывали этот план кровью, террором, убийствами.

Политические наследники тех, кто отдавал эти преступные приказы, до сих пор не взяли за них ответственность, полагая происходившее, видимо, «досадными перегибами на местах». В 1952 году ВКП(б) была преобразована в КПСС. Правопреемницей партии по состоянию на 2020 год является КПРФ, это зафиксировано в политической программе партии от 2008 года.  Там же, в программе, указано: «...Из предшествующего опыта российского, советского и мирового коммунистического движения она берет всё проверенное практикой...».

1788 просмотров