«Против засилия тиранов и грабителей». Война, о которой замалчивали

Сто лет назад, 3 марта 1919 года, разразилось чапанное восстание. И началось оно в Симбирской губернии.

В советское время про чапанную войну, или просто чапанку, вспоминать особо не любили. Замалчивали. А если и говорили, то исключительно как про кулацкое восстание. Хотя в нем принимали участие скорее представители всего крестьянства. Об этом говорит даже само название восстания, происходящее от традиционного зимнего кафтана - чапана. И если советские историки и рассматривали чапанку, то основной упор делали на зверствах восставших.

Хлеб для бойцов революции

2 марта 1919 года в Москве открылся первый съезд компартий и групп, принявший 4 марта решение о создании Коммунистического интернационала. Штаб мировой революции был организован, и казалось, вот-вот заполыхает вся Европа. Между двумя этими датами - начало крупнейшего крестьянского восстания в Поволжье. 

В феврале во многих городах впервые был отпразднован День Красной армии. Но города нуждались не только в зрелищах, но и хлебе. Как и бойцы, сражающиеся на фронтах. В январе 1919 года Владимир Ленин подписал декрет о продразверстке. Декларировалось, что крестьянам оставят «прожиточный минимум и посевной фонд». Но на деле зачастую хлеб изымали до последнего зернышка. Уже к февралю симбирские мужики сдали больше 3 миллионов пудов хлеба.

«Уменьшить реквизию»

Искра восстания вспыхнула в большом и богатом приволжском селе Новодевичье Сенгилеевского уезда (ныне Шигонского района Самарской области). В нем насчитывалось тысяча дворов и 4,5 тысячи душ населения. Уже к февралю зерно забрали подчистую, нечем было кормить скотину и сеять весной.

Набат с Покровской церкви 3 марта стал сигналом к восстанию. Шумная крестьянская толпа выбрала четырех делегатов в губисполком с наказом «уменьшить реквизию». Однако мирный настрой скоро сошел на нет. Гнев обрушился на представителей власти: повстанцы убили начальника продотряда Павлова, утопили в проруби председателя уездной «чрезвычайки» Казимирова. Присланный из Сенгилея отряд красноармейцев разоружили. Отступать теперь было некуда.

Во главе с поручиком

Из Новодевичьего огонь восстания перекинулся на Карсунский, Сызранский и Симбирский уезды и на левый берег Волги - в Мелекесский уезд Самарской губернии. 7 марта повстанцы взяли Ставрополь (Тольятти), ставший центром восстания. Его комендантом и командующим крестьянской армией выбрали 27-летнего поручика царской армии Алексея Долинина, уроженца села Ягодное и участника Первой мировой войны. 

В обращении к красноармейцам Долинин обозначил главную цель восстания: « Мы, восставшие труженики, кормильцы всего населения России, крестьяне, обращаемся к вам и заявляем, что мы восстали не против Советской власти, но восстали против диктатуры, засилия коммунистов - тиранов и грабителей».

Фрунзе против повстанцев

Угроза большевикам виделась вполне реальной. 4 марта в направлении Казани и Вятки началось наступление Сибирской армии адмирала Александра Колчака. Чапановцы нацелились на Самару и Симбирск, намереваясь соединиться с наступавшими белыми.

В Самаре была сформирована Южная группа войск Восточного фронта под командованием Михаила Фрунзе. В ее задачи вошла борьба с наступавшими колчаковцами и повстанцами. Натиск красноармейцев крестьяне долго выдержать не могли и стали расходиться по домам. После упорных уличных боев Ставрополь отбили 13 марта, на следующий день взяли Новодевичье.

Чистосердечное признание

Кстати, интересно сложилась дальнейшая судьба предводителя восстания. Алексей Долинин бежал в родное село, где взял отпускное удостоверение у своего приятеля, не желавшего возвращаться в Красную армию. Под чужой фамилией сражался с Деникиным, был ранен во время советско-польской войны. Находясь на излечении, написал заявление во ВЦИК, где чистосердечно признался в своих прегрешениях. И ему их простили. В Красной армии бывший повстанец дослужился до командира бригады.

Репрессии не обошли его стороной. В декабре 1930 года он был арестован, а дальше сведения разнятся. По одним из них, его отпустили по приговору суда, по другим - Долинин все-таки провел десять лет в лагерях. Умер же в родном Ягодном, где работал на сенозаготовительном пункте.

«Сожжено совершенно»

В Карсунском же уезде восстание продолжалось еще несколько дней. Вечером 17 марта двухтысячный отряд повстанцев ненадолго взял Карсун, но уже на следующее утро город вернул большой отряд красноармейцев и латышских стрелков. Главные силы повстанцев были разбиты, еще некоторое время разрозненные отряды добивали по деревням и селам.

Командарм Фрунзе отрапортовал Ленину: «При подавлении восстания убито, пока по неполным сведениям, не менее 1 000 человек. Кроме того, расстреляно свыше 600 главарей и кулаков. Село Усинское, в котором восставшими сначала был истреблен наш отряд в 110 человек, сожжено совершенно».

Насколько правдивы эти цифры, историки спорят до сих пор. В официальных советских хрониках количество участников тех событий оценивается в 150 тысяч человек. Это втрое больше, чем в знаменитом Антоновском восстании на Тамбовщине и не менее известном Кронштадтском мятеже. Поэтому и жертв, скорее всего, было больше.

…В Карсуне в одном из парков находится братская могила 64 коммунистов и других активных защитников Советской власти, павших в борьбе с контрреволюцией в Карсуне и окрестностях села. Подобный же мемориал есть в селе Большая Кандарать. Но, может быть, нам нужно вспомнить и тех, кто сражался по другую сторону? Ведь это были простые крестьяне, наши с вами деды и прадеды.

 

Только у нас

В Государственном архиве новейшей истории Ульяновской области хранится несколько уникальных документов. Это воспоминания участников подавления восстания и его очевидцев, собранные в разное время после него - от нескольких лет до десятилетий. В печати они публикуются впервые.

Из воспоминаний Степана Дырченкова о подавлении восстания в Ставропольском уезде Самарской губернии

«В этих сражениях чапановцы применяли особый метод, направляя впереди своих основных частей женщин с детьми, рассчитывая, что наши части не будут стрелять и бить матерей и детей... Женщин они заставляли кричать, что наши солдаты насилуют их и убивают детей. Этот маневр наши отряды разгадали и, не трогая идущих впереди женщин и детей, путем обхода чапановских отрядов, уничтожали их с тылу и флангов…».

Из воспоминаний Петра Ильичева, свидетеля подавления восстания в селе Енгалычево Симбирской губернии

«…Поднявшаяся в соседних селах разноязычная толпа в первой половине дня 19 марта… приступили к физическому истреблению оставшихся в селе коммунистов. В частности, они задержали председателя Коржевского волисполкома Старцева Ивана Никитовича, коммуниста Берченкина Василия Ивановича и жену с грудным ребенком на руках военкома Коржевской волости Гараева, которых жестоко и зверски избили, а затем, истекавших кровью, при 25 - 30-градусном морозе оставили лежать на снегу. Через некоторое время коммунист Берченкин В.И. пришел в сознание и, нуждаясь в медицинской помощи, решил обратиться за нею в Коржевскую волостную больницу. Но ее главный врач, оказавшийся одним из руководителей мятежа, вместо оказания помощи В.И. Берченкину отправил его в штаб повстанцев, и там его зверски убили».

 

Данила НОЗДРЯКОВ

928 просмотров