Осколки забытой судьбы. В Ульяновске найдены уникальные документы о внучке Даля


В будущем году ульяновский государственный педагогический университет будет отмечать свое 90-летие. За эти годы здесь преподавали и учились множество знаменитых людей. Материалы о них скапливались в университетском архиве. 

Увы, часть документов, особенно относящихся к первому десятилетию жизни вуза, лежала полузабытая в подвальном помещении архива и практически никого не интересовала.

Ульяновского краеведа Сергея Петрова заинтересовали эти архивные документы, среди которых личное дело Марии Константиновны Станишевой - внучки Владимира Ивановича Даля. А еще - нескольких преподавателей пединститута, образованнейших, известных в своем деле людей, которых судьба не по их желанию забросила в провинциальный Ульяновск. Не знаю, остались ли еще в нашем городе люди, которые учились у них или просто знали. Сохранились лишь их личные дела - с характеристиками, выписками, биографиями, написанными в духе того времени. 

Но за скупыми и по большей части стандартными строчками можно хоть немного разглядеть осколки забытой судьбы. 

Знаменитый дед

Но сначала вспомним о Владимире Ивановиче Дале - русском писателе, этнографе, лексикографе, собирателе фольклора, военном враче. 22 ноября будет отмечаться 220-летие со дня его рождения. Наибольшую славу принес ему непревзойденный по объему многотомный «Толковый словарь живого великорусского языка», на составление которого ушло 53 года.

Владимир Иванович некоторым образом связан и с Симбирским краем. Отсюда род его второй жены Екатерины Соколовой - род Топорниных, симбирских помещиков, занимавших видные должности в нашей губернии.

В «Толковом словаре» Даля много симбирских диалектных слов. Одни он слышал и записал сам, другие ему сообщили симбирские корреспонденты. Симбирскую губернию Даль изъездил вдоль и поперек, особенно в 1833 - 1839 годах. Среди друзей и знакомых Даля были симбиряне Языков, Аксаков, Воейков, Тургенев, вдова и дети Николая Карамзина.

Лингвистические способности Даля были весьма высоки. И в этом нет ничего удивительного. Отец, выходец из Дании, увлекался изучением европейских языков и иврита. Мать, обрусевшая немка, свободно владела пятью языками. Детям и внукам Даля любовь к иностранным языкам, видимо, передалась по наследству.

У Владимира Ивановича от двух браков было пятеро детей. Дочь от второго брака Мария Даль вышла замуж за эмигранта, болгарского и российского просветителя, общественного деятеля Константина Станишева. В 1879 году в семье родилась дочь Мария. Дед к тому времени уже ушел из жизни.

Ухаживала за ранеными и переводила «Фауста»

С Еленой Мироновой, преподавателем кафедры романо-германских языков Ульяновского педагогического университета имени И.Н. Ульянова, мы осторожно перелистываем личные дела. Пожелтевшие от времени листочки, исписанные перьевыми ручками. А чернила совсем не поб-лекли… Читаем документы, чтобы хоть немного почувствовать иное, незнакомое нам время.

Автобиография

«Я, Станишева Мария Константиновна, родилась в 1879 году. Отец мой был преподавателем в московских гимназиях. А затем директором Московского лицея. В 1898 году я окончила Московскую женскую классическую гимназию. После смерти отца в 1900 году жила с матерью на ее пенсию и занималась переводами иностранных языков для журналов. Мать умерла в 1903 году. 

В 1904 году я заболела острым малокровием и туберкулезом легких и уехала для лечения в Швейцарию. Затем жила в Германии, в Дрездене, где слушала лекции по искусствоведению в местном политехникуме. Оставалась в Германии до октября 1918 года. Затем вернулась в Москву. Работала в военных госпиталях по уходу за ранеными. При советской власти стала давать частные уроки. 

В 1926 году поселилась в Нижнем Новгороде, поступила преподавателем на курсы иностранных языков в секцию научных работников (СНР). В 1926 году была принята в члены СНР за перевод отдельных сцен из «Фауста» Гете. В 1931 - 1932 годах работала научным инвентаризатором при нижегородском музее. 

В 1932 году мне было предложено ГПУ выехать из Нижнего Новгорода с выбором места жительства, исключая центральные города. Ни обвинения, ни статьи предъявлено не было. Срок определен был в три года. С тех пор живу в Ульяновске, даю частные уроки и руковожу кружком по изучению немецкого языка. 22 марта 1940 года».

Мы еще вернемся к некоторым фактам, описанным в автобиографии. Отметим только, что внучка Даля оказалась в Ульяновске не по своей воле. В 1932 году ей было 53 года. 

Но прежде заглянем в другие документы.

В революционном движении не участвовала

Личное дело Станишевой Марии Константиновны. Принята с 1 марта 1940 года. 

«Зачислить Станишеву М.К. преподавателем немецкого и французского языка по заочному отделению с нагрузкой 180 часов (это годовая нагрузка преподавателя в пединституте тех лет. - Прим. авт.) с окладом 250 рублей». 

Кстати, сначала было написано - оклад 280 рублей. Потом чья-то рука эту цифру зачеркнула красным карандашом, и осталось 250 рублей.

Мария Константиновна заполнила своей рукой листок по учету кадров. В анкете указывалось: на каждый вопрос писать ответ точно и разборчиво. Вот как Станишева отвечала на некоторые из них. 

Бывшее сословие - дворянское. 

Основное занятие родителей до Октябрьской революции - преподаватели. 

Были ли колебания в проведении линии партии и участвовала ли в оппозициях, когда и в каких - прочерк. 

В комсомоле, в ВКП(б) - не состояла. 

Участвовала ли в революционном движении - нет. 

Подвергалась ли репрессиям за революционную деятельность до Октябрьской революции - нет. 

Выполняемая работа. 1915 - 1917 годы (Первая мировая война. - Прим. авт.) - медсестра, восточный госпиталь, Москва. 1917-1926 годы - частные уроки и переводы для музея наркомпроса, Москва, затем преподаватель на курсах иностранных языков в Нижнем Новгороде. С 1932 по 1934 год - уроки немецкого языка в Ульяновске, по 1937 год - руководитель кружка иностранных языков при Вырыпаевской железнодорожной станции. 

Знание иностранных языков и языков народностей СССР: слабо - итальянский, хорошо - немецкий, английский французский. 

Семейное положение - не замужем.

И строчка, за которой стоит многое: выслана из Нижнего Новгорода без предъявления обвинения или статьи в 1932 году.

Вот так власть, точнее ГПУ, проявила «гуманность». Хоть и выслали из Нижнего Новгорода, но разрешили выбрать город. Хотя никаких статей не предъявили. Видимо, вызвали подозрение ее жизнь в Швейцарии и Германии. В чем ее еще можно было «обвинить»?

«В связи с уменьшением контингента»

С 1 сентября 1940 года Станишевой увеличили нагрузку до 630 часов, следовательно, увеличилась и зарплата. А потом жизнь круто переменилась. И осталось этой жизни совсем немного…

Характеристика

Станишева Мария Константиновна работает на курсах иностранных языков преподавателем немецкого языка с ноября 1940 года. За время работы на курсах товарищ Станишева показала себя как аккуратный работник. Никаких замечаний не было вплоть до 15 марта, когда она не явилась к указанному времени на занятия в учебную группу. 

17 марта 1941 года. 

Выписка из приказа № 42 по Ульяновскому пединституту.

В связи с уменьшением контингента заочников преподавателя немецкого языка Станишеву М.К. с 25 марта сего года освободить от работы на заочном отделении. Нагрузку часов по немецкому языку распределить между штатными преподавателями стационара. Основание: представление завуча заочного отделения. Предупредить о сокращении с 12 декабря 1941 года за отсутствием нагрузки по специальности Станишеву М.К. 

Только факты, довольно скупые, но по сути трагические - из небольшого отрезка жизни. Что за ними? Какие поступки, мысли, решения, страхи, чувства, наконец? Мы не узнаем этого уже никогда.

- Мария Константиновна была исключительно образованная, великолепно владела языками, чего нельзя было сказать о некоторых других преподавателях, - рассказывает Сергей Петров. - Молодой институт в таких, как она, конечно, нуждался. Но при этом руководители очень осторожничали, взяли лишь на заочное отделение, дали немного часов. В Ульяновске Станишева первоначально проживала в доме № 34 (ныне № 36) по улице Энгельса. Потом, после увольнения, она переехала на спуск Володарского, туда, где сейчас стоит обелиск к 30-летию Победы. Органы должны были что-то предпринимать, ведь началась война. И устроили, по сути, провокацию - поменяли расписание Станишевой, а ей не сообщили (телефонов, как вы понимаете, не было). Таким образом, нашли повод ее уволить. Так относились к родственникам знаменитых людей. Все знали, что она внучка Владимира Даля. 

Оставшись без работы, Мария Константиновна продержалась недолго. Умерла в том же 1941 году. Врачи написали в заключении, что она умерла от пеллагры - это заболевание, которое возникает от долгого голодания и истощения. Похоронена на кладбище на ул. Карла Маркса, на каком участке - неизвестно. 

Судя по всему, все прочитанное мной - это единственные сохранившиеся документы, рассказывающие некоторые факты о жизни Марии Станишевой (таких нет даже в Москве в Музее В.И. Даля, узнав о них, они просто ахнули). И единственная память. Ведь отыскать место захоронения внучки Даля так и не удалось. А ее фотографий в институтском архиве не сохранилось.

Главный библиограф краеведческого отдела Дворца книги Нина Ивановна Никитина, которая в начале сороковых годов училась в пединституте, рассказывала, что тогда она видела двух выдающихся людей - Марию Константиновну Станишеву и Алексея Михайловича Сухотина. О нем читайте в следующих номерах «НГ».

Анна ГРИГОРЬЕВА

1429 просмотров

Читайте также