Не чужие люди. Кто ухаживает за могилой «неизвестных» французов


История о семье еврейских коммунистов-антифашистов Хахам, сражавшихся во французском Сопротивлении, получила неожиданное продолжение. Спустя несколько дней после публикации материала «Третья родина Хахам» в редакции «Народной» раздался звонок, и женский голос сообщил: «Наверное, я одна знаю, где похоронена эта семья». 

Звонившей оказалась пенсионерка Маргарита Ушакова из Ульяновска. Вот уже больше 20 лет она ухаживает за могилой Якова и Анны Хахам, похороненных на ишеевском кладбище. 

- Семью Хахам я лично никогда не знала. Да и про них самих я знала только со слов Марии Петровны Орловой, - говорит Маргарита Ушакова. - Я познакомилась с ней в начале 1990-х, тогда работала социальным работником. Никого из близких у нее в нашем городе не было. Она же коренная петербурженка… Даже единственные друзья - Яков Моисеевич и Анна Ировна Хахам - к тому времени уже умерли. 

Мария Петровна и супруги Хахам познакомились в ветеранском клубе и сразу стали друг для друга самыми близкими людьми. В чем нет ничего удивительного. Они французские антифашисты, она дошла с боями до Берлина. Анна Хахам год провела в концлагерях, Мария Орлова - столько же в блокадном Ленинграде. Общая трагедия объединяет… 

Дворянский след 

Девичья фамилия Марии Петровны - Лисянская. Ее отец был родственником того самого Юрия Лисянского, который вместе с Федором Крузенштерном совершил первую в истории русского флота кругосветку. А мама была из рода Елагиных, среди которых, например, основатель Петропавловска-Камчатского Иван Елагин.

Возможно, именно с дворянским происхождением связна запутанная история с датой рождения Марии Орловой. 

- Официально она родилась в 1921 году. Но при этом она вспоминала, что в 1918 году родня ее мамы уезжала во Францию. Звали и их, но мама отказалась. И тогда родственники сняли с себя все драгоценности и оставили им. И Мария Петровна помнила, что во время этого разговора она была у матери на руках, а ее брату было года три. Так что, возможно, на самом деле она была старше, - рассказывает Маргарита Ушакова. 

Дворянское происхождение и в дальнейшем не раз напоминало о себе. Ярче всего - во время учебы мединституте. Ситуация была даже в чем-то комичная. Отец Марии Петровны Петр Лисянский служил лоцманом. И стоило ему уйти в плавание, как девушку исключали из института за неблагонадежное происхождение. Ей приходилось, чтобы не отстать, заниматься самостоятельно. По возвращении отец, имевший заслуги перед страной, шел и хлопотал за дочь о восстановлении. Ее восстанавливали, но лишь до очередного плавания отца. 

И все-таки студентка Мария Лисянская окончила мединститут. 

- 22 июня она и ее однокурсники должны были получать дипломы, а в результате все пошли в военкомат, - рассказывает Маргарита Ушакова.

Трагедии, большая и малая 

В блокадном Ленинграде Мария Лисянская провела год. За это время она схоронила 15 человек своих родных и близких. Одним из первых погиб ее брат, который был летчиком. Маргарита Ушакова рассказывает, что иногда Мария Петровна вспоминала ужасы блокады. Например, как однажды пошла набрать воды в проруби, а оттуда всплыла рука мертвого человека. Или как ее завалило грудой тел, сложенных штабелем в коридоре больницы, где она служила врачом. На ее счастье, крики девушки услышали коллеги и вытащили ее. 

- Через год ее эвакуировали из Ленинграда по Дороге жизни и отправили на передовую. Она была трижды ранена. Прошла всю войну и дошла до Берлина, - рассказывает Маргарита Ушакова. - Она вернулась в родной Ленинград. А отец, который вернулся с войны раньше, ее уже и не ждал. Думал, она погибла. 

На фронте Мария Петровна встретила и свою судьбу. Недалеко от их медсанбата был сбит наш самолет, пилота спасли и лечили здесь же. С ним молодая военврач и подружилась.

- Мария Петровна вспоминала, что он ей однажды сказал так: «Ты еще молодая, а косы у тебя все седые». Они обменялись адресами, но листочки с ними оба потеряли. Только от судьбы не уйдешь. Уже после войны этот летчик попал на концерт в Ленинграде и там встретил их общую знакомую и поинтересовался, жива ли Марина, потому что в жизни Мария Петровна называла себя именно так. Они встретились. И поженились, - рассказывает Маргарита Ушакова. 

Теперь уже Мария Лисянская носила фамилию Орлова. В их семье родился сын - гордость родителей. Инженер, имевший отношение к ракетостроению и работавший на Байконуре. Именно благодаря сыну Мария Орлова подружилась с семьей Гагариных и космонавтом Георгием Береговым. 

Но именно с Байконуром связана еще одна трагедия в жизни Марии Петровны. Во время одного из пожаров, случившихся на космодроме, ее сын погиб. Муж не смог перенести потери единственного сына и вскоре тоже умер. А у Марии Петровны на этом фоне развилась сильная астма. В родном для нее Ленинграде она в прямом смысле задыхалась. 

- Тогда врачи ей сказали, что нужно переехать в Ульяновск. И даже на карте конкретное место показали - бульвар Средний Венец, - рассказывает Маргарита Ушакова.

Она послушалась и переехала. Но потом еще шесть раз пыталась вернуться на родину. Не получалось. Снова задыхалась и уезжала с берегов Невы на ветреный берег Волги. 

В 2001 году Марии Орловой не стало. С тех пор маршрут Маргариты Ушаковой по ишеевскому кладбищу выглядит так: сначала могила семьи Хахам, потом могилы ее родителей и в конце - могила Марии Петровны. Ухаживает за всеми одинаково. Потому что все они ей не чужие люди. Маргарита Ушакова хотела бы передать заботу о могиле семьи Хахам какой-нибудь общественной организации. Может, «Волонтерам Победы», может, еврейской общине, может, кому-то еще… Главное, чтобы об этих людях не забывали. 

Игорь УЛИТИН

4261 просмотр

Читайте также