«Марсианин» Хосев и его машина времени, или Как написать историю

 13 марта научно-производственное объединение «Марс» отметит свое 60-летие. Сегодня НПО, расположившееся в Ульяновской области, знают на всех флотах нашей страны как одно из ведущих предприятий оборонно-промышленного комплекса в своей сфере деятельности. «Главное в нашем деле - люди. Наши работники создали такую культуру и сформировали такой «генетический код», которые еще долго будут фундаментом для новых свершений в XXI веке», - говорят на «Марсе».

Один из таких специалистов - Анатолий Алексеевич Хосев. Более 30 лет он вносил свои труд и знания в общее дело. Сегодня «марсианин» на заслуженном отдыхе. В своей уютной комнате пенсионер понемногу разбирается с ноутбуком и интернетом, от руки записывает воспоминания о своей жизни, истории своего рода, тереньгульских сел, где вырос. Пишет историю родины. Да настолько проникновенно, что сознание рисует картины выпуклые и даже цветные, с диалогами, пейзажами и бытовыми реалиями. Можно спектакли ставить или сценки реконструкции прошлого.

Листаем биографию 
(1939 - 1940 годы)

Анатолий Алексеевич родился в Ульяновске в 1939 году. Семья жила на одном из ныне затопленных островов Куйбышевского водохранилища. Мать работала на патронном заводе, ходила на работу пешком и как-то зимой после рождения сына опоздала на смену к полуночи на 12 минут, за что ей грозил по тем временам реальный срок: «Саботаж - 2 года». Разрешили уволиться вчерашним днем. С маленьким ребенком мать ушла в Подкуровку Тереньгульского района, к родным мужа.

Из Подкуровки в Назайкино 
(1939 - 1946)

- Отец с 1939 года служил срочную на Дальнем Востоке шофером, - рассказывает Анатолий Алексеевич. - А в Подкуровке у его родителей, куда мама меня принесла после своего увольнения с Володарки, чтобы ей не сесть в тюрьму «за саботаж», было своих десять детей. Тесно: три сына и семь дочерей со своими семьями. Весной они проводили нас, пришедших из Ульяновка, в Назайкино к родным моей матери.

Отец вернулся только в 1946 году, к тому времени мы сменили несколько мест жительства.

Оркестр звучит басами 
(1947 - 1959 годы)

Анатолий Хосев пошел учиться в 1947 году в школу Подкуровки, затем - в Скугареевку. Здесь при СПТУ № 4 был духовой оркестр. Выступали на всех мероприятиях, брали первые места в районе.

- А разве второе место дадут, - улыбается Анатолий Алексеевич, - если в районе больше не было духовых оркестров!

Пишет в воспоминаниях: «В июне 1958 года в Тереньге был организован смотр художественной самодеятельности. Нас усадили в ГАЗ-51, и мы поехали. Остановились неподалеку от РДК. Выяснилось, что есть время до начала. Руководитель объявил: «Давайте сыграем что-нибудь!» Мы уселись в кузов, прикололи ноты к спинам впереди сидящих. … И грянул над Тереньгой марш «Прощание славянки». Еще не было проводного радио… Сразу же вокруг стали собираться люди, стояли и слушали, а мы играли и играли - вальсы, фокстроты, марши, что умели и как умели…»

«Человек с бульвара Капуцинов», саратовского моста, или Наш «марсианин» 
(1959 - 2021)

В 1959 году Анатолий Алексеевич окончил школу в Скугареевке и по комсомольской путевке был направлен в Саратов на строительство моста «Саратов - Энгельс».

- Две опоры этого моста - и моя работа, - рассказывает Анатолий Алексеевич. - Арматурщиком был. А что еще может молодой сильный парень после школы, кроме как гнуть железяки? Потом мать посоветовала учиться на киномеханика. Все деревни округи с фильмами объездили. Это была очень востребованная профессия! А я еще и фотоаппарат уже имел. Деревенских фотографировал. Сейчас жалею, что не пейзажи, скот пасущийся, избы или другую фактуру снимал, а людей. Вот было бы для истории интересно!

Как появилась Подкуровка
(1670 - 1671 годы)

Заселение нашего края началось главным образом после разгрома войск Степана Разина под Симбирском.

…Весна. Снег уже растаял. Только в оврагах и седловинах лежали снежные полоски, быстро растворяющиеся на солнце. Весенние бурные воды уже сошли. По непросохшему тракту от Симбирска движется небольшой обоз. Впереди пароконный тарантас, плетенный из ивовых прутьев и обитый плотной тканью. Он нагружен мешками с зерном. На месте кучера сидит мужчина с небольшой окладистой бородой, в которую прокрались редкие сединки, - Григорий Подкуров. Следом пара лошадей тянет телегу, груженную мешками с всевозможной хозяйственной утварью. Ею управляет молодой тщедушный юноша - сын Григория. Они направляются в свое новое поместье, которое Григорий получил прошлой осенью «в диком поле за долгую и верную службу в Симбирске».

Правда, той же осенью выяснилось, что его поместная земля оказалась не такая уж и «дикая». Там, между лесом и речкой, заросшей ветлами и ольхой, ютились в полуземлянках четыре семьи беглых крестьян. Они распахали небольшой участок земли вдоль леса, засевали его рожью и просом. Тем и кормились.

Каково же было их удивление и страх, когда осенью в самый разгар уборки урожая к ним вдруг заявились трое вооруженных людей. Это были Григорий Подкуров, его сослуживец Федор Костяев и подьячий Якушка Фролов.

Крестьяне, было, разбежались по кустам, но, видя, что чужаков всего трое, стали постепенно подходить. Кто с вилами, кто с топором, кто с серпом. Чувствуя, что дело принимает нежелательный оборот, Григорий поправил пистолет за поясом, положил руку на эфес сабли и шагнул им навстречу:

- Мужики, у нас к вам дело, - сказал он. - Хотели узнать, чьи вы и кому платите оброк?

О возникновении фамилии Хосев 
(ХVIII век)

Некоторые считали, что в деревне некогда жил испанец по имени Хосе, и его дети стали именоваться Хосевы. Другие, и в их числе мои тетки, рассказывали, что их прадед был сирота и прибился в деревню без рода, без племени, носил прозвище Хось.

А было это, по моему представлению и на основании некоторых архивных документов, примерно так…

Подкуровский крестьянин Леон Ермаков служил главным винокуром на винокуренном заводе помещика Похвистнева. Завод располагался за речкой, за мельничным прудом.

Как-то, перейдя мельничную плотину на речке Ташолка, когда затих шум падающей воды, он услышал чудную мелодию. В отдаленном конце пруда на наклонившейся над водой ветле сидел паренек лет девяти-десяти и играл на балалайке.

- Хорошо играешь, сынок. Ты чей будешь? Что-то я тебя раньше не видел в деревне, - спросил Леон.

- Тятькин.

- Это фамилия, что ли, такая - Тятькин?

- Какая еще фамилия? Я и тятькин, и мамкин, а теперь их нет - умерли от лихоманки. Теперь я совсем ничей, - хмуро ответил малец, утирая слезы.

Леон знал, что по России бродит эпидемия холеры, собирая свои жертвы по деревням и селам. Сказывали, что в некоторых селах вымерло почти все население.

Так с расспросами они дошли до дома Леона. После ужина выяснилось, что Андрейка жил с отцом, матерью и двумя младшими сестрами в деревне. Потом пришла «лихоманка». В наследство осталась только балалайка, играть на которой научил отец. С ней Андрейка и ходил по миру от села к селу, прося милостыню, развлекая народ. Сюда же он пришел несколько дней назад. Слушая его рассказ, жена Леона Анна постелила на лавке. Андрейка поблагодарил хозяев за ужин.

Так и остался Андрейка в Подкуровке у приютившего его бездетного Леона Ермакова.

Порученную хозяевами работу выполнял с охотой и особым усердием, приговаривая: «Я парень не хось-вось, я все умею». За что и получил прозвище Хось.

Действительно, он умел делать все для своего возраста, а что не умел, то стоило показать - и он схватывал на лету.

Не расставаясь со своей балалайкой, он веселил уставших мужиков в поле, во время отдыха, утешал деревенских девушек на вечеринках, зная множество удалых песен и прибауток, развлекал женщин на долгих зимних посиделках. Его приглашали на свадьбы, крестины или просто послушать веселые припевки.

Так, в труде и в веселье, в повседневных заботах о хлебе насущном жил и взрослел сирота Андрейка по прозвищу Хось, вникая и привыкая к тяжелому крестьянскому труду.

Часто, бывая на посиделках, он стал заглядываться на девушку Нюру (так звали ее деревенские, а для него она звалась более ласково - Нюша). Да и она не чуралась его внимания. Леон предложил быть посаженным отцом на свадьбе, да и саму свадьбу отпраздновать в его же доме. Так и порешили.

При венчании в церковной книге записано: «Венчается Хосяев».

Елена ГАВРИЛОВА

498 просмотров

Читайте также