Календарь. Копия Гончаровской беседки, полуразрушенная усадьба в Тереньге - что осталось в памяти о последней из рода Киндяковых

Богатейшая помещица, благотворительница, символичная фигура в Симбирске в конце XIX — начале XX веков Екатерина Максимилиановна Перси-Френч родилась 20 июня по старому стилю (2 июля по новому стилю) 1864 года, ровно 155 лет назад, в семье ирландского дворянина Роберта Максимилиана Перси-Френч и симбирской потомственной дворянки Софьи Александровны Киндяковой.

Софья – мама Екатерины - была единственной дочерью Александра Львовича и Эмилии Александровны Киндяковых. После окончания гимназии Софья переехала в Петербург для продолжения образования. Там на одном из придворных балов она познакомилась с сотрудником английского посольства, молодым аристократом, потомком древнего ирландского рода Максимилианом Перси-Френч. Это была любовь с первого взгляда. Ради любимой ирландец бросил дипломатическую карьеру и приехал за Соней в Симбирск, где вскоре и состоялась их свадьба.

Сразу после свадьбы молодые отправились в Ирландию, в родовое имение Максимилиана поместье Монивей. Но дожди и туманы оказались не по душе молодой симбирянке. Тогда молодые отправилась в путешествие по Европе. Максимилиан и Соня побывали в Англии, Италии, Германии и через полтора года добрались до Парижа. По одной из версий, именно там родилась их единственная дочка – Кэтлин Эмилия Александра Перси-Френч, известная в Симбирске как Екатерина Максимилиановна Перси-Френч.

Однако её родители недолго жили вместе, они были слишком разные во всём, и вскоре маленькая Катя оказалась вместе с матерью в Симбирске, в доме дедушки Александра Леонидовича Киндякова. Вместе с ними приехала гувернантка Дженни Томкинс, она полностью посвятила себя воспитанию маленькой Кати. Несмотря на то что девочка росла в городе на Волге, она часто встречалась с отцом во время заграничных курортов, а став постарше, подолгу гостила у него в их фамильном замке Монивей.

В десять лет Кэтлин отправили в Англию в закрытый аристократический пансион. К тому времени Перси-Френч свободно говорила на французском и английском языках.

В это время финансовые дела Киндяковых серьёзно пошатнулись. После смерти Александра Львовича Киндякова в 1884 году его имение унаследовала Софья Александровна – его дочь и мать Кати. Она не захотела вникать в хозяйственные проблемы и безоглядно проживала отцовское наследство.

Но Екатерина пошла не в мать. Умная, с твердым волевым характером, она не могла равнодушно взирать, как Софья Александровна бездумно разбрасывается состоянием деда. Когда Кате исполнился 21 год (возраст совершеннолетия), она уехала в очередной раз к отцу во Францию. Там же она поступила учиться в Сорбонну. А родным поставила условие: после своего возвращения в Симбирск передать ей в самостоятельное управление киндяковское имение. Она хотела стать независимой и спасти, пока не поздно, родовое гнездо своих предков в России.

Преодолев все юридические препоны, Екатерина Максимилиановна вернулась в Россию владелицей собственного имения. Оно было не маленьким: только одной земли более тысячи десятин. Опыта ведения дел у Екатерины Максимилиановны не было, но она внимала совету отца, писавшего ей: «Тебе следовало бы познакомиться с некоторыми из ваших помещиков, которые преуспевают, и узнать у них, как они ведут свое хозяйство. Не слишком огорчайся, когда не все удается, и утешай себя тем, что все в таком положении».

Кроме управления собственным имением, ей вскоре пришлось взять на себя хлопоты по управлению имением матери в селе Головино в Сызранском уезде, которое за долги чуть не ушло с молотка. В минуты отчаяния она писала родным: «Только в этом году я отправила все деньги в Головино для отдачи долгов, и погоня за деньгами должна вновь начаться для жатвы... Самые лучшие годы прошли, они были очень тяжелыми. Будет ли лучше моя вторая четверть века? Один Бог знает это! Несмотря ни на что, я стараюсь не терять мужества...».

В 1893 году, при поддержке опытного управляющего-немца К.Ф. Гельда, Екатерина Максимилиановна перешла на интенсивное ведение хозяйства с использованием четырехпольного севооборота, удобрений и новейшей сельскохозяйственной техники, благодаря чему почти вдвое повысилась урожайность хлебов на полях. В ее экономии появились высокопродуктивный бестужевский скот, каракулевые овцы, конезавод, где растили лошадей на продажу для армии.

В 1896 году умер отец Екатерины, Максимилиан Перси-Френч, завещав единственной дочери замок Монивей и дом в Лондоне. В 1899 году, после смерти барона Стремфельдта (второй муж бездетной двоюродной бабушки Перси-Френч, умершей в 1893 году), она наследует дом-дворец в Тереньге, стекловаренный завод в Русской Темрязани, водяные мельницы на речке Крымзе и почти четыре тысячи десятин земли в разных местах Сызранского и Сенгилеевского уездов (всего же в Симбирской губернии за Перси-Френч числилось 13 тысяч десятин земли и 8 тысяч десятин леса). Таким образом, в начале XX века Перси-Френч стала едва ли не самым крупным землевладельцем в Симбирской губернии. Ее состояние оценивалось в 50 миллионов рублей.

Усадьба Перси-Френч в Тереньге

Однако Екатерина Максимилиановна своё огромное состояние использовала с умом, и с каждым годом оно только росло.

На частых с начала века сельскохозяйственных выставках, устраиваемых в Симбирске земством, Перси-Френч всегда была в числе призеров. На выставке 1908 года она получила высшую награду Главного управления земледелия — серебряную медаль за интенсивное ведение хозяйства. Вторая медаль досталась за персики, сливы и абрикосы, которые выращивались в киндяковской оранжерее. Наградами отмечались ее каракулевые овцы, бестужевский скот. На Всероссийской выставке коневодства, проходившей в Симбирске в 1912 году, похвальный лист получили упряжные лошади Перси-Френч.

Интересно, что при таком объеме хозяйственных подразделений ей удавалось держать в своём Киндяковском имении очень маленький штат служащих — всего 22 человека, которыми руководил сменивший Гельда молодой управляющий, «милый друг» хозяйки, Михаил Петрович фон Брадке, сын симбирского жандармского генерала.

Екатерина Максимилиановна мало тратила денег на собственные нужды и часть свободных средств отдавала на благотворительность и меценатство. В начале 1900-х годов Перси-Френч возглавляла Симбирское общество христианского милосердия, опекала общину сестер Красного Креста, принимала деятельное участие в открытии и содержании госпиталей, бесплатных столовых и раздаточных продовольственных пунктов в губернии, покровительствовала искусству. В 1903 году она купила в Симбирске один из престижных домов - бывший дом Ермоловых (ныне облвоенкомат), в котором создала картинную галерею, впоследствии ставшую основой художественного музея. В 1910 году Перси-Френч стала членом Симбирской ученой архивной комиссии. А в 1912 году, когда комиссия готовилась отметить 100-летний юбилей И.А. Гончарова, она заказала симбирскому архитектору проект беседки, которую установила как памятник писателю Гончарову, некогда гостившему в Киндяковке.

Революция пришла в Симбирск в 1918 году. «Силы небесные! Это же не революция в полном смысле этого слова. Варвары, и в особенности их молодое поколение, набросились на мои поместья, на плоды моего многолетнего труда и за три дня разрушили храм созидания, искусства, науки и благородства, на восстановление которого уйдет три столетия, да и то вряд ли его удастся воскресить все в прежнем великолепии», - писала она в те годы одному из своих английских знакомых. Таким образом, имение Перси-Френч было полностью разграблено, а сама хозяйка оказалась в тюрьме сначала симбирской, потом московской. «Нестерпимая духота напоминала мне катакомбы в Венеции. Еда состояла из зловонной селедки и протухшей капусты. Мне стало дурно, когда я вошла в камеру. Шум стоял неописуемый и днем, и ночью. Меня мутило от голода. Три месяца мне не удавалось нормально выспаться. А освободили меня без каких-либо разъяснений и извинений. Просто-напросто мне объявили, что направленный материал не давал достаточных оснований для моего ареста». Многие исследователи считают, что к освобождению Екатерины Максимилиановны был причастен её троюродный брат, Конрад O’Брайен Френч. Судьба этого человека заслуживает отдельной книги: военный, полиглот, разведчик, альпинист и политик. Достаточно будет сказать, что именно он стал прообразом Агента 007 в книгах Яна Флеминга.

Через три месяца тюремного заключения Перси-Френч оказалась на улице. Без копейки денег. У несчастной женщины не было ни одежды, ни еды, ни крова. Однако Перси-Френч знала, куда идти. Долгие годы она помогала сотрудникам Симбирского отделения международной организации "Красный Крест" и вот теперь, когда помощь потребовалась ей, она отправилась в Красный Крест. Зимой 1920 года, когда Перси-Френч оказалась в Финляндии в штабе Британского Красного Креста, она встретилась с троюродным братом. Сохранились даже воспоминания Конрада об этой встрече: «Она больше не походила на элегантную состоятельную леди, а скорее напоминала маленькую старушку, утомленную душой и телом. Неторопливо и обстоятельно она поведала мне свою историю, описав свои злоключения и страдания, разрушившие ее жизнь. Немногим, лишившимся в этом мире всего и вынужденным вновь пробивать себе дорогу в жизни, удается пройти это испытание…».

Из Финляндии Екатерина Максимилиановна перебралась в свое имение Монивей, но не смогла найти общего языка с двоюродной сестрой, которая там заправляла. Покинуть Ирландию её подтолкнула и начавшаяся национально-освободительная революция. В сентябре 1920 года она выехала во Владивосток, а оттуда в Харбин, где осело много русских белоэмигрантов.

Екатерина Перси-Френч умерла в Харбине 1 января 1938 года в возрасте 74 лет. Спустя восемь месяцев прах Екатерины был, согласно завещанию, перезахоронен в фамильном склепе замка Монивей. На ее надгробии высечены слова: «Последняя из рода Френчей».

С её смертью закончилась и симбирская ветвь дворянского рода Киндяковых. В городе, где она провела большую часть своей жизни, о ней, последней из рода симбирских Киндяковых, напоминает копия Гончаровской беседки в Винновской роще, а в Тереньге – полуразрушенная усадьба. Также в Ульяновском областном художественном музее хранятся чудом уцелевшие произведения искусства из ее частной коллекции.

Фото и информация из интернет-источников

397 просмотров