Календарь. Как заведующий литературным музеем спасал дворянские архивы симбирян

Михаил Дмитриевич Беляев, которому сегодня исполняется 135 лет со дня рождения, больше известен как организатор и заведующий Литературным музеем Пушкинского Дома, создатель Музея-квартиры А.С. Пушкина на Мойке. Но если мы заглянем в его биографию, оказывается, Симбирск ему отнюдь не чужой город.

Михаил Дмитриевич родился 21 июля (2 августа по новому стилю) 1884 года в Симбирске. Его отец Дмитрий Иванович Беляев был надворным советником, служил товарищем (заместителем) прокурора Симбирского окружного суда. Михаил Дмитриевич приходился младшим братом известному в начале XX века беллетристу и драматургу, журналисту Юрию Дмитриевичу Беляеву. В конце 1880-х годов семья покидает Симбирск и переезжает в столицу.

М.Д. Беляев, 1905 год, автор: А.Р. Дидерихс

Образование Михаил Дмитриевич получил в Санкт-Петербургском университете, где окончил юридический факультет и прослушал курс лекций на историко-филологическом факультете. Кроме того, позже окончил в Петрограде архивные курсы, получив специальность «архивное и музейное дело». На тот момент началась Первая мировая война, но по состоянию здоровья Беляев не призывался на службу в армию, по этой же причине не участвовал в гражданской войне.

- Тем не менее вклад Михаила Дмитриевича Беляева в дело сохранения культурного наследия в те тревожные годы без преувеличения можно назвать трудовым подвигом, - считает ведущий архивист Госархива Ульяновской области Антон Шабалкин. – Волею судьбы Михаил Дмитриевич возвращается в Симбирскую губернию в декабре 1918 года как уполномоченный главархива и эмиссар Отдела по делам музеев и охраны памятников старины Наркомпроса. Эмиссар пользовался доверием как со стороны новой власти, так и со стороны представителей интеллигенции. Вскоре по приезде Беляев организовал и возглавил архивную секцию при Губернском отделе народного образования (губоно). Он также обследовал множество брошенных дворянских усадеб и учреждений старого режима. Будучи представителем наркома просвещения Анатолия Васильевича Луначарского и руководителя Центральных реставрационных мастерских Игоря Эммануиловича Грабаря и пользуясь поддержкой Алексея Максимовича Горького, Михаилу Дмитриевичу удалось спасти от гибели и разграбления немало архивных, библиотечных и музейных ценностей.

Также Беляев многое сделал для создания коллекции художественного музея, параллельно он читал лекции по истории искусства в Симбирском госуниверситете и занимал пост товарища председателя губернского комитета научных библиотек.

Архивная секция при губоно состояла всего из трех человек: заведующий Михаил Дмитриевич Беляев, делопроизводитель Сергей Фёдорович Угрюмов и технический служащий Осип (Иосиф) Игнатьевич Ворошило. 24 января 1919 года губоно совместно с отделом управления издали обязательные постановления «О воспрещении передвигать архивы из мест их хранения без согласия Отдела Народного Образования» и «О приостановке уничтожения архивных дел».

В феврале 1919 года губоно совместно с Симбирской губернской ученой архивной комиссией (СГУАК) представило в Главное управление архивным делом отчет о мероприятиях по реализации декрета Совнаркома «О реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР». В отчёте сообщалось, что обследовано уже свыше трех десятков архивов. «Условия хранения… различны, в то время как некоторые из них, например, Губернской Чертежной, Уделов, находятся в полном порядке, снабжены описями, реестрами, алфавитами и помещаются в светлых, сухих, безопасных от огня помещениях, - говорилось в отчёте, - другие, как архив Окружного Суда, Губернского Правления, Контрольной Палаты, Государственного Банка страдают от сырости, опасности в пожарном отношении и иных неблагоприятных условий. Наконец имеются и такие, как архивы Губернского Присутствия, а также Дворянского депутатского собрания, Губернской Земской Управы, Кадетского Корпуса, которые представляют не более, как кучи отдельных дел, не только не имеющие описей, алфавитов и каталогов, но нередко даже разодранных на отдельные листы».

По словам архивиста, в отчёте давался краткий, но достаточно емкий анализ состава документов различных архивов. В числе ценных назывались архивы Симбирского Покровского мужского монастыря, Окружного суда, Губернского правления, Канцелярии губернатора, Жандармского управления, профессора К.И. Невоструева, Киндяковых и др.

К слову сказать, уже тогда, в тревожном 1919-м, архивная секция губоно признавалась в необходимости строительства особого здания для архива: «Что касается мысли о соединении всех архивов г. Симбирска и Симбирской губернии в одном помещении, то от нее, несомненно, придется отказаться до того времени, когда будет решено построить специальное, достаточно обширное, помещение».

31 марта 1919 года вышло «Положение о губернских архивных фондах» (декрет СНК). Оно определяло порядок работы по собиранию документов на местном уровне. Архивы создавались в рамках системы Наркомата просвещения.

- В сентябре 1919 года на базе архивной секции был образован Симбирский губернский архив, - рассказывает Антон Юрьевич. - Согласно анкетным данным, первый заведующий губархивом 35-летний Михаил Дмитриевич Беляев занимал эту должность с 1 сентября 1919 года. Однако постановление коллегии Главного управления архивным делом о его назначении датировано 8 сентября. Свои первые шаги архиву предстояло делать в прифронтовой губернии в условиях жесточайшей разрухи, голода, эпидемий и стихийного уничтожения многих исторических и культурных ценностей.

Документ о назначение М.Д. Беляева заведующим Губархива

Под канцелярию губархива была занята квартира в доме по ул. М. Горького (ныне ул. Минаева, здание не сохранилось). Центральный архив (хранилище) занимал подвал особняка купца Николая Яковлевича Шатрова (ныне Дворец бракосочетания).

На хранении числилось всего 273 дела. Наряду с Михаилом Дмитриевичем Беляевым в число первых сотрудников-архивистов вошли Сергей Фёдорович Угрюмов, Мария Евгеньевна Вашман и Осип Игнатьевич Ворошило. Что интересно, если сейчас архивный коллектив состоит преимущественно из женщин, то при создании губархива всё было наоборот.

- Зимой с 1919 на 1920 годы архивисты были озабочены перевозом в бывший дом Шатрова и Троицкий собор четырёх крупнейших архивов: Губернской земской управы, Губернского правления, Казенной палаты и Духовной консистории, - рассказывает далее Шабалкин. - Перевозку приходилось осуществлять в спешном порядке, так как помещения, где они ранее хранились, отдавались госпиталю, губЧК и т.д. Документы одного только архива Губернского правления заняли 90 подвод.

Как писал Беляев в отчёте, серьезную проблему составляли «действительные меры борьбы с разгромами и хищениями» архивных дел. Не хватало охраны, чтобы уберечь документы от варварского разграбления. Интересно, что не всегда угрозу представляли неизвестные злоумышленники, далеко не все советские служащие понимали ценность архивных материалов, даже работников губсовнархоза приходилось ловить за руку при попытках вырывания из дел листов на канцелярские нужды.

Также Беляев в своих отчётах обращал внимание на кадровый вопрос. На тот момент «полный комплект штатных сотрудников» насчитывал всего 6 человек. В отчете за 1920 год отмечалось: «Нуждаясь в работниках, и не имея возможности чем-либо привлечь к себе на службу необходимый персонал, губархив принужден довольствоваться сотрудниками, работающими на правах совместительства».

По словам архивиста, Михаил Дмитриевич Беляев активно искал сотрудничества с интеллигенцией старого Симбирска. Поскольку специалистов по разбору архивных фондов катастрофически не хватало, «губархив обратился с призывом к наличным членам местной Ученой Архивной Комиссии, прося их помочь…». Поначалу «…никто из них не согласился взяться за это трудное и неблагодарное дело, неизбежно сопряженное с работой в подвалах и на чердаках…». Однако в дальнейшем контакты между архивистами старой и новой эпохи удалось наладить и в значительной мере обеспечить преемственность в работе с историческим наследием. Разбором дел занялись члены губернской ученой архивной комиссии Николай Порфирьевич Пылаев, Андрей Фёдорович Жуков и последний глава комиссии Павел Любимович Мартынов (на тот момент ему шёл 74-й год).

- Архивными работниками были спасены для истории многие фамильные дворянские архивы, - констатирует архивист Антон Шабалкин. - Чего стоит одна находка семи сундуков и корзин с документами в бывшем особняке Екатерины Максимилиановны Перси-Френч, последней представительницы знаменитого рода Киндяковых. К сожалению, в то же время наш архив лишился наиболее ценных раритетов. Выявленные в частных архивах автографы Николая Михайловича Карамзина, Ивана Ивановича Дмитриева, Дениса Васильевича Давыдова и других представителей литературы и культуры, отсылались на хранение в Пушкинский Дом Российской Академии наук.

Всего к началу 1921 года в ведении губархива находилось 22 архива дореволюционных учреждений, и было учтено еще 157 архивов. В марте 1921 года на учет был взят архив губвоенкомата, включавший архивы 37 воинских подразделений старой и 26 – Красной армии. Справочная библиотека насчитывала 54 названия и имела свою картотеку. Также в ведении губархива находились десятки экземпляров периодики, плакатов и другой печатной продукции, фотографии.

В июне 1921 года заведующий губархивом Михаил Дмитриевич Беляев выехал в Москву, где получил новое назначение. Новым заведующим Симбирским губархивом был назначен профессор Московского университета, доктор исторических наук Алексей Иванович Яковлев, сын знаменитого чувашского просветителя Ивана Яковлевича Яковлева.

С 1921 по 1929 годы Беляев заведовал в должности учёного хранителя музеем Пушкинского Дома Академии наук, являлся автором и редактором ряда его изданий. Именно благодаря Михаилу Дмитриевичу была в 1924-1925 годах начата работа по созданию музея в здании на Набережной Мойки, 12 - в последней квартире Александра Сергеевича Пушкина. Проживал Михаил Дмитриевич в самом центре Ленинграда, на улице Халтурина (ныне Миллионная), 23, квартира 24.

Подобно многим деятелям культуры первых послереволюционных лет Беляев пострадал в период сталинских репрессий. 30 ноября 1929 года он был арестован по сфабрикованному ОГПУ "Академическому делу", как и ещё 115 учёных и краеведов. Михаил Дмитриевич был приговорен Коллегией ОГПУ 10 мая 1931 года по статье 58-11 на 10 лет концлагеря с конфискацией имущества. Он отбывал срок в Соловкецком лагере особого назначения (СЛОН).

- Постановлением Президиума ЦИК СССР от 17 декабря 1932 года срок был сокращён до 5 лет, а постановление КОГПУ от 22 февраля 1933 года уже определяло: досрочно освободить, лишить права проживания в 12 пунктах и Уральской области на оставшийся срок, - отметил архивист. - Окончательно Беляев был реабилитирован уже посмертно 30 июня 1989 года. После освобождения в феврале 1933 года он поселился в Ростове-Ярославском. Однако Михаилу Дмитриевичу довольно быстро удалось вернуться к музейной работе в центре. В 1934 году он уже стал научным сотрудником Литературного музея в Москве. В 1940-х годах работал в Театральном музее им. А. А. Бахрушина. Кстати, есть упоминание, что в годы Великой Отечественной войны жил в эвакуации в Ульяновске, но этот период жизни Беляева практически не изучен. Сохранилась рукопись воспоминаний Беляева о его деятельности в Пушкинском Доме, созданная в Ульяновске во время эвакуации.

20 декабря 1946 года Михаилу Дмитриевичу Беляеву присвоили ученую степень кандидата филологических наук. В последние годы жизни в связи с тяжелой болезнью прекратил активную творческую деятельность. Его диссертация, посвященная изучению рисунков А.С. Пушкина, осталась неопубликованной. После ареста М.Д. Беляева в типографии был уничтожен тираж его книги о Н.Н. Пушкиной и ее портретах. Книга увидела свет только в 1955 году.

Скончался Михаил Дмитриевич Беляев в подмосковном Серпухове 5 октября 1955 года.

Фото и информация Государственного архива Ульяновской области

440 просмотров