Календарь: Как 200 лет назад в Симбирске занимались благотворительностью

Благотворительность в наши дни стала модным трендом. Как правило, отправив подарки в детский дом или перечислив деньги, люди делятся этим событием с подписчиками своей страницы в соцсетях. Особенно это касается звёзд кино или эстрады. Делается это не всегда от души, а ради имиджа, похвалы. Конечно, на это все закрывают глаза, главное, чтобы помощь дошла до тех, кто в ней нуждался. Беда ещё в том, что о благотворительности люди вспоминают ближе к праздникам – под Новый год, накануне Дня знаний, 8 Марта и т. д., тогда как помощь нужна постоянно.

Как же занимались благотворительностью в Симбирске 200 лет назад?

15 марта (3 марта по старому стилю) 1818 года было открыто Симбирское женское общество христианского милосердия.

«Мысль образовать в Симбирске общество христианского милосердия возникла во время Отечественной войны 1812 года, но фактическое осуществление эта мысль получила только через 5 лет, и общество было открыто, с Высочайшего разрешения, лишь 18 марта 1817 года. Основанием ему послужило благотворительное настроение симбирских дам. В продолжение Отечественной войны в Симбирске съехалось из Москвы и других городов много дворян, которые потеряли большую часть своего состояния. В Симбирске некоторые из них существовали лишь частною благотворительностью, стараясь скрыть такое зависимое положение. Это породило мысль среди симбирских дам образовать общество христианского милосердия, члены которого должны были вносить известную сумму, и цель которого была - оказывать помощь всем вообще неимущим, но преимущественно лицам скрытой бедности. Основательницею общества была жена тогдашнего губернатора Екатерина Осиповна Магницкая. При ревностном содействии губернского предводителя дворянства князя Михаила Петровича Баратаева благотворительные действия общества вскоре приняли значительные размеры. С введением устава общества в 1818 году пожертвований поступило в кассу общества на первое время до 8500 руб. ассигн., в том числе l000 рублей присланные от Императрицы ЕЛИЗАВЕТЫ АЛЕКСЕЕВНЫ, Августейшей Покровительницы общества; эти последние деньги ежегодно получаются и до сих пор, в сумме 285 рублей 71 коп. сер., так как Императрица Елизавета Алексеевна завещала их обществу на вечные времена», - писал симбирский краевед Павел Мартынов в своей книге «Город Симбирск за 250 лет существования».

Но согласно имеющимся в фондах Государственного архива Ульяновской области документам, также есть предположения, что предложение создать благотворительное общество в Симбирске поступило от губернского предводителя дворянства, руководителя местных масонов князя Михаила Петровича Баратаева (1780 - 1856), который активно участвовал в составлении его проекта и устава.

«Свою причастность к идее создания благотворительного общества князь Баратаев подтверждал некоторое время спустя, в 1826 г., когда проводилось разбирательство по доносу архивариуса Канцелярии Министерства иностранных дел Е.С. Рейнеке, в котором тот сообщал Николаю I о «карбонарстве» М.П. Баратаева.  Тогда во время следствия на вопрос о том, с кем именно князь имел ближайшие знакомства и связи, он показал, что «находясь из числа основателей Симбирского Женского Общества Христианского Милосердия, <…> был избран Секретарем в оным и потом почетным попечителем в Дом Трудолюбия, имел удовольствие познакомиться с секретарем Ея Величества Лонгиновым и удостоился неоднократного счастья представляться Ея Императорскому Величеству». С тех пор М.П. Баратаев на протяжении длительного периода  (с 1819 по 1835 г.) являлся секретарем Женского общества христианского милосердия, и по этой должности он постоянно имел сношения с Н.М. Лонгиновым, находился с ним в постоянной переписке.  Его письма в количестве 63 единицы, датированные 1819–1847 гг., сохранились в семейных бумагах Лонгиновых в Рукописном отделе Пушкинского Дома и небольшая часть – в РГИА. Таким образом, Симбирское женское общество христианского милосердия, ставившее своей целью «облегчение участи страждущего человечества», «получив прочное основание монаршим благоволением», было торжественно открыто 3 марта 1818 г.  В первом собрании были избраны Президент общества, которым стала жена симбирского гражданского губернатора Екатерина Осиповна Магницкая, Правление и должностные лица (секретарь, помощник секретаря и казначей). Правителем дел общества симбиряне избрали губернатора. Однако нахождение четы Магницких в составе общества было кратковременным: они покинули Симбирск в связи с назначением в феврале 1819 г. М.Л. Магницкого на должность Попечителя Казанского учебного округа. Уже находясь в Казани, они прислали Правлению общества письмо от 5 апреля 1820 г., в котором отказались от членства в нем», - говорится в архивных описаниях. 

А вот как пишет об Обществе христианского милосердия Иван Степанович Жиркевич, который был симбирским гражданским губернатором с 1835 года, он изложил свои мысли в «Воспоминаниях Жиркевича И.С. о Симбирской губернии»:

«Князь Баратаев исполнял обязанности попечителя губернской гимназии и секретаря "Общества христианского милосердия", существовавшего в Симбирске уже 15 лет. Первым учредителем оного был князь Баратаев, а председательница - супруга генерал-майора Ивашева, и все общество состояло под непосредственным покровительством императриц, сперва Елисаветы Алексеевны , а потом Александры Федоровны . Цель оного была - пособие нуждающимся, стыдящимся просить милостыню, воспитание и покровительство девицам, дочерям бедных чиновников и разночинцев, служащих в губернии. Первоначально число воспитанниц назначено было 10, а затем, когда средства общества усилились, численность оных прибавилась до 20-ти и потом до 30-ти, далее же не шла. Заведение это помещалось в небольшом каменном двухэтажном доме с садом, пожертвованном одним из членов, и, как внутреннее управление, так равно и воспитание, получаемое девицами, признано было примерным не только всеми, но и самим Государем, удостоившись, в пребывании своем в Симбирске, обозреть это заведение во всей подробности. Так как воспитанницы, поступившие туда, исключительно принадлежали к бедному сословию и по выходе оттуда, по необходимости, встречались в семье с нуждой, то вся роскошная обстановка, какую встретишь в подобных заведениях, была устранена, и только самая строгая чистота, поддерживаемая самими воспитательницами по очереди, царствовала повсюду. Мебель, кровати, постельное белье были самые простые, еда тоже, но сытная, и все внимание начальницы обращено было на то, чтобы девицы, относительно всего обыденного и необходимого, работы бы исполняли собственноручно, ничего не поручая служанкам, кроме, конечно, самых черных работ. Занятия их заключались преимущественно в рукоделиях и в преподавании некоторых новейших языков и других предметов, необходимых чтобы быть порядочной гувернанткой музыки и танцев - последнее, скорее, как гигиеническое средство, в виде усиленного моциона. За все время своего существования заведение ни разу не испросило пособия, ни копейки от казны, а постоянно поддерживалось одною частною благотворительностью, и во время пребывания моего в Симбирске, благодаря разумной и честной распорядительности этого заведения, оно насчитывало у себя капиталу уже до 70 тысяч рублей ассигнациями. В Симбирске находилось еще и другое заведение, содержимое так же на частные благотворительные средства, - дворянский пансион с 20- ю воспитанниками, коим заведывал тот же князь Баратаев».

Кто же были те «благородные дамы»? По данным ульяновского Госархива, по первоначальному списку, составленному на 1 июля 1818 г. и посланному при всеподданнейшем донесении Президента общества Е.О. Магницкой, «можно с долей уверенности отнести к ним  тех дам, фамилии которых были расположены в его начале, так как действительные члены были записаны в нем по «старшинству вступления» в общество. Это – Пелагея Ивановна Ермолова (жена бывшего в течение нескольких трехлетий симбирским губернским предводителем дворянства А.Ф. Ермолова) и ее дочь Елизавета Александровна; вдова известного общественного деятеля Мария Ивановна Амбразанцева;  Екатерина Александровна Столыпина (жена Совестного судьи А.А. Столыпина); графиня Екатерина Яковлевна Толстая (жена бывшего председателя палаты Уголовного суда В.А. Толстого); Федосья Ивановна Андреева (жена действующего председателя палаты Уголовного суда Е.Ф. Андреева) и прочие.  Но на первом месте в списке значится  «Вера [Александровна] Ивашева» – жена генерал-майора П.Н. Ивашева и мать декабриста В.П. Ивашева. Из этого можно сделать вывод, что она была среди его основательниц с самого начала деятельности общества, а с 23 февраля 1819 г. по день кончины ее, последовавшей в 1837 г., – его Президентом, сменив на этом посту Е.О. Магницкую».

По словам краеведа Мартынова:

- На основании устава, членом общества христианского милосердия может быть всякая женщина христианского исповедания, какого бы звания она ни была, если будет принята в общество её председательницею и внесет единовременно какую-либо сумму; затем, ежегодный членский взнос определен в 30 рублей сер. Каждому члену вручается знак общества, состоящий в серебряном кольце, с такою надписью: «Блажен разумеваяй на нища и убога, в день лют избавит его Господь.

Далее, как писал Павел Мартынов, в 1820 году, общество открыло, с разрешения Императрицы, дом трудолюбия «для девиц - сирот, преимущественно, дворянского происхождения. (В то время в России было только два дома трудолюбия — в Петербурге и Москве.) В общем собрании членов, 29 января 1821 года, читан был подробный отчет, из которого видно, что капитал общества, к 1820 году, состоял из 17,153 рублей 541/2 коп. ассигн.; в течении года поступило 21,385 рублей 24 1/2 коп., израсходовано 13,282 рубля, осталось к 1820 году 25,257 рублей 79 коп., да еще во время самого заседания пожертвовано членами 6,870 руб. 20 коп., собственно на дома трудолюбия, так что весь капитал общества составляли 32,127 рублей 99 коп. ассигн. В течение двух лет после этого продолжали поступать от членов незначительные пожертвования, а 9 февраля 1823 года, по решению наличных членов, общество отчислило, в пользу дома трудолюбия, для составления основного его капитала, 35,980 руб. ассигн. и затем все взносы членов в капитал. общества христианского милосердия прекратились».

В 1865 году, когда Елизаветинское училище (прежний дом трудолюбия) было присоединено к Мариинской женской гимназии, общество христианского милосердия решило взять на себя призрение детей бедных погорельцев, лишившихся в опустошительный пожар 1864 года своих отцов и матерей. По словам Павла Мартынова, они скрывались «в обгорелых домах, подвалах и погребах, в продолжение всей зимы умиравших, на виду у всех, от болезней, происходивших от холода и голода. Общество не имело достаточно средств для приведения в исполнение своего предположения, но по ходатайству перед Государем Императором, состоялось Высочайшее повеление о передаче в ведение общества дома удельного училища, находившагося близ города, за рекой Свиягой и о предоставлении в его распоряжение 5000 рублей. Таким образом было положено начало детскому приюту Симбирского общества христианского милосердия, с успехом существовавшему до 1889 года, когда он передан был в Симбирское Губернское попечительство детских приютов, и когда, вследствие этого, общество христианского милосердия обратило свою благотворительную деятельность в другую сторону: в 1891 году, в память двадцатипятилетия со дня бракосочетания Их Величеств Александра Александровича и Марии Феодоровны, общество открыло приют для престарелых и убогих женщин и назвало его "Серебряный приют", заведывание которым и составляет в настоящее время главную заботу общества христианского милосердия».

По данным Госархива, когда в 1834 г. в Симбирск приезжал товарищ министр внутренних дел граф Александр Григорьевич Строганов и после осмотра Дома трудолюбия признал: «Это так хорошо, что я в Петербурге ничего лучшего не видывал. Но знаете ли, что именно необыкновенно? Во всем виден практический смысл, которым здесь руководятся, начиная с воспитания и кончая самым помещением. Воспитанниц здесь не готовят для блестящих приемов в салонах, где бы они принимали гостей и болтали бы "des jolis riens" по-французски, а выдут хорошие помощницы для своих неимущих родителей, могущие сами зарабатывать себе кусок хлеба».

С 1866 г. председателем общества была симбирская дворянка А.К. Бычкова, известная своей благотворительностью, в 1906 г. ее сменила крупная землевладелица Екатерина Максимилиановна Перси-Френч - богатая помещица, благотворитель, меценат, дочь потомственной симбирской дворянки Софьи Александровны Киндяковой. В 1916 году симбирское женское общество христианского милосердия прекратило свою деятельность.

Светлана Истомина.

Информацию предоставила заведующая научно-исследовательским отделом Музея-заповедника "Родина В.И. Ленина" Елена Беспалова.

Фото из интернета

572 просмотра