Календарь. 230 лет со дня рождения симбирского губернатора, представившего императору наш город

Иван Степанович Жиркевич, бывший симбирский губернатор, известен «Записками», в которых он, участник Отечественной войны 1812 года, подробно описал подробности истории войн 1805—1814 гг. с Наполеоном и представил любопытные материалы о Симбирске и его жителях.

Хорошо знавшие его современники характеризовали Ивана Степановича как «неподкупного, фанатической честности, преданного отечеству» человека. Он родился ровно 230 лет назад.

 «Я родился в Смоленске 1789 года, мая 9-го дня (авт.: 20 мая по новому стилю), по утру, в половине 6-го часа, в тот самый момент, когда князь Потемкин имел въезд в сей город и был приветствован, как фельдмаршал, пушечными выстрелами; бабушка, принимавшая меня, тогда же изрекла пророчество матери моей, что я буду губернатором, — и эта идея, с самого юного возраста моего, была для матери моей постоянною, так что я более ста раз слышал от нее слова сии, и, так сказать, надежду, что оное пророчество сбудется тогда, как сам я вовсе и помышления о себе не имел. Едва исполнилось мне пять лет, в 1795 г., без малейшего, особого ходатайства, по одному прошению отца моего, записан был я в Сухопутный шляхетный кадетский корпус и, как рассказывали мне, был последний недоросль, помещенный в корпус распоряжением добродетельного графа Ангалта, — чему я очень верю, ибо зачисление мое значится в актах 12 июля, а смерть графа последовала в том же месяце», - строки из «Записок Ивана Степановича Жиркевича».

16-летний Жиркевич был выпущен офицером в гвардейский артиллерийский батальон и прямо со школьной скамейки попал в Аустерлицкое сражение - решающее сражение 1805 года наполеоновской армии против армий третьей антифранцузской коалиции. По возвращении гвардии в Петербург Жиркевич в звании батальонного адъютанта имел ежедневный доклад у графа Аракчеева, бывшего тогда инспектором всей артиллерии, и заслужил его расположение. В должности адъютанта при Аракчееве Жиркевич находился до самого назначения графа военным министром, затем вернулся на фронт. После участия в войне 1809 года против шведов он был награждён золотым оружием с надписью «За храбрость», а за участие в Отечественной войне от самого ее начала до вступления русских в Париж Жиркевич был награждён орденом Св. Владимира 4-й степени с мечами. Кстати, получив в Париже отпуск по болезни, автор «Записок» возвратился на родину, в Смоленск, и вскоре женился на Александре Ивановне Лаптевой – дворянке, дочери известного генерала Лаптева. В 1814 году он получил в командование роту полевой артиллерии. А после воцарения в 1826 году императора Николая I оказались востребованы организационные таланты Ивана Степановича. Он стал начальником отделения в Артиллерийском департаменте. С 1829 года Жиркевич принимал участие в руководстве Московским артиллерийским депо и состоял помощником командира Тульского оружейного завода.

В Симбирск инкогнито под покровом ночи

В 1833 году Иван Степанович Жиркевич вышел в отставку, получив чин генерал-майора, и был зачислен в ведомство Министерства внутренних дел, занимавшееся абсолютно всеми внутренними делами российской империи, а не только полицией, как это привычно теперь. Вскоре подвернулась и достойная Ивана Степановича должность — 5 марта 1835 года Жиркевич был назначен на должность симбирского гражданского губернатора.

«Назначение это в то время считалось весьма важным и обращало на себя особое внимание правительства вследствие перевода нескольких сот тысяч казенных крестьян в удельное ведомство, - пишет во вступительном слове к «Запискам» С.Д. Карпов. - По новизне дела и порядков, вводимых тогда в управлении крестьян, опасались волнений в народе и потому на этой должности желали видеть лицо, которое, при умении и твердости, избегло бы: во-первых, всякого столкновения с местным удельным начальством; во-вторых, предупредило, а если нужно, то строгими и решительными мерами усмирило бы всякую народную вспышку. После аудиенции у императора Николая Павловича, снабженный всякого рода инструкциями, сведениями и т. п., наслушавшись кучу любезностей и всевозможных себе похвал от сильных мира сего, к которым он по обязанности своей службы являлся, Жиркевич выехал из Петербурга прямо к новому месту своего назначения, где в самый день приезда, по горячности и неукротимости своего характера, взбешенный дерзким выражением помощника управляющего удельной конторою Бестужева, имел с ним сильное столкновение. Это послужило основанием всем дальнейшим неприятностям, испытанным Жиркевичем как на службе в Симбирске, так равно и впоследствии преследовавшим его почти до самой смерти».

Очень интересны воспоминания Жиркевича о его первых впечатлениях от города:

«В Симбирск я приехал ночью с 30 на 31 марта. Въехавши в город, я велел ямщику везти себя в лучшую гостиницу, строго запретив объявлять, что я губернатор. Подъехавши к каким-то воротам, принялись стучать, чтобы вызвать дворника, который, после долгих ожиданий, наконец явился и повел нас в номер, в котором не было даже зимних рам, а стояли одиночные, с разбитыми стеклами, заклеенными большею частью бумагой, да и там местами порванной. Холод и сырость в комнате были невыносимые. Все убранство ее состояло из трех или четырех просиженных соломенных стульев, из неокрашенной, загаженной мухами и клопами кровати с соломенным тюфяком, железного сломанного ночника и стен, унизанных прусаками. Наконец, пришел хозяин, мещанин в грязном сюртуке и растрепанный донельзя, объявивший с самодовольством, что это лучший номер в его гостинице и что "самые хорошие господа завсегда у нас притуляются". Делать было нечего, безропотно покорился своей участи и, чтобы как-нибудь скоротать до рассвета, я приказал согреть самовар и пустился расспрашивать хозяина о городских новостях. Хозяин оказался очень глупым мужиком и вдобавок совсем неразговорчивым, так что я его тотчас отпустил, а сам сидя на стуле, не решаясь лечь на кровать, продремал до света. В 6 часов утра послал человека с подорожною оповестить полицеймейстера, что новый губернатор ночевал уже в городе. Сей немедленно явился, и я просил его дать мне более приличную квартиру. Он мне объявил, что весь губернаторский дом к моим услугам и что там я могу остановиться хоть сейчас; тогда я повторил вновь мое требование – квартиру».

Задержался в Симбирске из-за императора

Самым значимым событием при губернаторе Жиркевиче было завершение в 1836 году строительства комплекса торговых зданий – Гостиный двор (Торговые ряды). Гостиный двор построен архитектором А.И. Мельниковым на перекрестке ул. Б. Саратовской (ул. Гончарова) и ул. Дворцовой (ул. К. Маркса). В 1960-е южный корпус был снесен и на его месте построен современный центральный универмаг, на месте северного – построен Дом быта, но до сих пор сохранилась часть от старого здания, которую ныне называют Кривой дом.

Жиркевич весь отдавался службе. Он ревностно относился к делам, был непреклонен до упрямства, резок на слова и действия, бескорыстен и неподкупен. Этим он вскоре и нажил себе много врагов среди симбирского дворянства. Назревал полный разрыв, и окончательная точка была поставлена при столкновении Жиркевича с управляющим удельной конторой Бестужевым по поводу передачи казенных крестьян в удельное ведомство. Этого конфликта как бы ждали дворяне. В столицу стали поступать на Жиркевича жалобы, и в конце лета 1836 года вновь судьбу симбирского губернатора решил император. 27 июля 1836 года последовал царский указ о переводе Жиркевича губернатором в Витебск.

Но в августе Симбирск ждал в гости императора, и Ивану Степановичу пришлось остаться по прежнему месту службы, чтобы встретить Николая I подобающим образом. Два дня Жиркевич сопровождал Николая I во всех его поездках по городу.

«23 августа государь слушал обедню в Никольской церкви, откуда проехал на Александровскую площадь, произвел там смотр Симбирскому гарнизонному баталиону, а потому поехал с губернатором Жиркевичем осматривать город и заведения. Этот царский осмотр принес огромную пользу городу, так как государь сделал много указаний к возведению новых построек, которые потом были приведены в исполнение и послужили к благоустройству и украшению гoрода. Так, государь обратил внимание на необходимость построить новые дома: дворянский и городской; указал, как привести в порядок Соборную площадь, устроить новую площадь около губернаторскаго дома (Карамзинскую) и хороший спуск к Волге, набережную на ней и пристань. 23 августа 1886 года после обеда, в 6 часов вечера, император Николай Павлович выехал из Симбирска на Пензу», - строки из «Записок Ивана Степановича Жиркевича» (Русская Старина, 1890 г, июль, стр. 118 и след).

«Государь сделал много указаний к возведению новых построек, которые потом были приведены в исполнение к благоустройству и украшению города», — писал краевед Павел Мартынов. Чтобы реализовать все эти идеи, понадобилось почти три десятка лет. Так, император предложил разбить публичный сад на Венце, устроить сносный спуск к Волге, но главное, он даровал десятилетние налоговые льготы местному купечеству — «желая возвысить благосостояние губернского города Симбирска», формулировалось в особо изданном указе.

Самым напряженным моментом визита стало посещение императором Симбирского дворянского собрания. Губернский предводитель дворянства Григорий Бестужев от волнения позабыл все имена и фамилии дворян, которых собирался представить государю. Возникла тяжелая пауза. Государь начал хмуриться и готов был взорваться. Безвыходное, казалось, положение спас Иван Степанович. Он пошел по ряду, называя первые пришедшие на ум фамилии. Лик государя просветлел, а дворяне, кажется, теперь по-настоящему поняли, какого замечательного человека они лишились по собственной гордыни и глупости. Многие десятилетия потом Жиркевича называли одним из любимых симбирских губернаторов.

Непокорность лишила статуса

В 1836 году Иван Степанович переехал в Витебск.

«И не прошло двух месяцев по вступлении его в должность, как у него уже начались неприятности с архиереем, - пишет С.Д. Карпов. - В высшей степени честный, самостоятельный, ревниво оберегая достоинство своего звания от малейшего посягательства, не отступавший ни на шаг от буквы закона, губернатор не мог соглашаться на все делаемые ему заявления и слепо исполнять чужие желания, а потому вскоре неудовольствия перешли в явную вражду. Кроме того, новый губернатор, не будучи светским, салонным человеком, имел несчастие заслужить нерасположение супруги генерал-губернатора. Начались мелкие придирки, колкости, которых Жиркевич не умел и не мог по вспыльчивости своего характера перенести молча, а всякий раз с лихвой возвращал таковые, так что, наконец, отношения между обеими властями сделались до того неприязно-натянуты, что Жиркевич, как младший и лишенный всякой протекции и поддержек, принужден был покинуть службу и выйти в отставку. По выходе своем из службы он поселился с семейством в Полоцке, где до кончины жил самым скромным образом за неимением средств. Умер он от холеры в 1848 году. Жена его, Александра Ивановна, неразлучная его спутница, могла его пережить, и не прошло шести недель, как она, в свою очередь, сошла в могилу. Иван Степанович оставил после себя двух дочерей - Н. И. Глушкову и Зин. Ив. Ган, и сына Владимира Ивановича, просвещенному вниманию которого мы обязаны сообщением ныне печатаемых «Записок».

Фото и информация из открытых источников.

513 просмотров