«Я явлюсь не одному тебе, а всему миру…» Почему икона Троеручной Божьей Матери в руки не давалась

Об этой истории, случившейся в селе Волостниковка Симбирского уезда (ныне – Ульяновский район) в 1879 году, сейчас уже мало кто знает. Это не легенда. Хронология тех событий воссоздана по документам Симбирской епархии и рапортам губернской жандармерии.

Жарким июньским днем 1879 года сын местного крестьянина Захара Семагина двенадцатилетний Герасим пас неподалеку от села телят. В полдень как обычно он пошел к Бездонному роднику, чтобы попить воды и пообедать там. Герасим с берега увидел, что в роднике плавает доска. Мальчик захотел взять ее, уже протянул руку, но она ушла под воду.

Пришел к роднику на другой день, перед Герасимом предстала та же картина. Икона была большого размера с изображением лика Божьей Матери Троеручницы. Он вновь захотел взять доску, но она опять ушла на глубину. Увидев это, мальчик испугался. Отбежав от места буквально два метра, он услышал женский голос, доносившийся из воды: «Ты меня не бери, милый. Я явлюсь не одному тебе, а всему миру, а ты мне купи от своих трудов в две копейки свечку и скажи мирянам, чтобы они отслужили в церкви Литургию и двенадцать молебнов на роднике, а то село ваше провалится, а когда они это сделают, тогда я им явлюсь и им Бог прибавит веку».

Не зная что делать, Герасим Семагин купил свечку и рассказал о чудесном явлении своему другу Сергею Волкову. Теперь уже вдвоем они пошли к роднику. Около получаса мальчики молились рядом в камышах, после чего услышали женский голос: «Аминь!», – и им явилась икона. При этом она не плавала плашмя, а будто стояла в воде.

Икона представляла доску высотой более 70 см, шириной 50 см с изображением Божией Матери и Предвечного младенца на ее правой руке. Вверху над венцом надпись: «Сим победиши всех врагов в последнее житие». Внизу: «Троеручная Божия Матерь». Икона была в хорошем состоянии и словно светилась новыми красками. Без оклада, только по бокам доски были медные ручки для переноса.

В эти дни, кроме мальчиков, икону видели еще два человека – работник крестьянина Гаврилы Шабанова Данила Васильевич Кисилев и местный житель Василий Никандрович Борисов, которого в селе считали «полуумным».

Данила Кисилев рассказывал, что об иконе он узнал по слухам. В один из дней он с Герасимом Семагиным остался возле родника, и они стали молиться. Вдруг чистая вода родника возмутилась и в ней появилась доска. Кисилев наклонился, чтобы ее взять, но доска скрылась в воде.

Василий Борисов говорил, что он резал тростник возле родника. Устал, пошел к воде попить. Видит, вода расступилась и из нее выходит яркая икона Божьей Матери. При виде Троеручицы Василий взмолился: «Матушка Владытчица, дайся мне», но вода вновь забурлила и скрыла икону.

Герасим Семагин рассказал об иконе своему дяде Абраму Евстафьевичу Лысееву и сельскому священнику Иоанну Диомидову. Так весть о явленной иконе обошла Волостниковку, окрестные села и добралась до Симбирска.

Волостниковские крестьяне «пришли в сильное волнение и просили священника отслужить молебен на роднике. Но священник ответил, что без разрешения Епархиального начальства служить на роднике не будет». Священник заявил, что «не нужно принимать за действительность заявления 12-ти летних мальчиков. В Волостниковке чудесных явлений нет».

19 июня 1879 года к священнику вновь пришли местные крестьяне, среди которых было тридцать уважаемых стариков. Стали они просить его совершить крестный ход к роднику, как повелел голос от явленной иконы:

– Батюшка, что вы делаете? Разве не видите, что у нас червь поел лист на деревьях, траву и хлеб в поле и село наше провалится, а вы не хотите отслужить молебен на роднике по просьбе крестьян.

– Молиться Богу можно и нужно в церкви, а не на роднике, – ответил отец Иоанн Диомидов.

В эти дни в селе стали появляться многочисленные паломники из Симбирска и уезда. Они так же стали требовать совершить литургию в церкви и идти с хоругвями крестным ходом на Бездонный родник служить молебен.

Слух об иконе дошел до местного урядника, а затем и до пристава, которые также приезжали на родник делать дознание и осмотр. Но ничего чудесного они не увидели, а верить мальчикам отказались. 30 июня 1879 года отец Иоанн Диомидов вынужден был написать рапорт в Симбирскую духовную консисторию и доложить, что «без всякого со стороны Епархиального и Гражданского Начальства дозволения собираются на роднике жители из нашего прихода и из окрестных селений в весьма большом количестве. Читают акафисты, поют тропари и молятся».

Ситуация стала выходить из-под контроля властей. Возле родника стали проходить ежедневные молебны, которые совершала Евдокия Фадеевна Трутнева. При этом почти всегда присутствовал Герасим Семагин, рассказывающий верующим о явлении иконы и ее словах. 3 июля 1879 года на роднике произошло еще одно чудо: излечение жительницы села Кременок Евдокии Матвеевны Липатовой.

В августе урядник арестовал крестьянина села Темрязани, который читал на роднике книгу и говорил присутствующим, что от того перестала являться икона Божьей Матери, что «в наших храмах не так поют и читают».

О народных молениях было доложено Епископу Симбирскому и Сызранскому Феоктисту, который приказал просить «господина исправника издать распоряжение о прекращении на роднике молитвенных собраний и каких-либо церковно-обрядовых действий, способствующих усилению народной мольбы».

Власти поняли, что упустили ситуацию и решили закрыть паломничество на Бездонный родник. Начальник Симбирского губернского жандармского управления командировал в Волостниковку жандармов, которые должны были секретно, не выдавая себя, узнать подробности по делу. Жандармы установили, что мальчик Герасим Семагин грамотен и развит умственно. От своих слов он не отказывается и утверждает, что действительно ему явилась икона Божьей Матери Троеручница. Не отказались от слов и другие свидетели явления иконы. Однако церковный сторож Петр Афанасьевич Захарычев пояснил, что слухам этим не верит, потому что «Герасим еще мальчик». Не поверили в чудо и крестьяне Гаврила Кондратьевич Шабанов и Анисим Иевлевич Заикин бывшие на роднике один раз вместе со священником.

Жандармам удалось узнать, что местный священник о. Иоанн все же уступил крестьянам и пять раз (23, 24, 26, 27 и 30 июня 1879 года) ходил крестным ходом для освящения полей. При этом он уточнил, что делал это по большой просьбе крестьянского общества из-за засухи и гибели ярового хлеба, а на роднике был всего лишь один раз, когда крестьяне стали угрожать ему выселением.

Священник Иоанн Диомидов после этого случая был переведен в другой приход. В ноябре 1879 года слухи о явлении иконы, благодаря активности властей, стали утихать. Все меньше стало приходить богомольцев на Бездонный родник, тем более, что жандармы установили на подходе к роднику посты и не пускали паломников. Многие из крестьян-богомольцев просто боялись попасть под внимание Епархиального начальства и жандармского управления, а если и шли в Волостниковку поклониться иконе, появлявшейся в роднике, то делали это тайком по ночам.

Новый волостниковский священник о. Александр Векшин, отчитываясь перед Епископом Феоктистом отмечал, что богомольцев из Симбирска и сел уезда у родника теперь не бывает. Тем не менее, в одном из рапортов о. Александр написал: «Между тем считаю не лишним доложить Вашему Преосвященству, что вода в Волостниковском колодце, по моим опытам, имеет то свойство, что туго закупоренная в бутылке разрывает оную».

Мальчик Герасим вырос, отслужил в армии. В 1897 году был уволен в запас. Женился и жил в родной Волостниковке. Один из его сыновей – Федор воевал в Великую Отечественную войну. Потом был репрессирован, но в 1998 году реабилитирован.

Пожалуй это вся история, хотя нет: как то раз моя мама А.Ф. Захарчева говорила будто волостниковские старики рассказывали о том, что на дне Бездонного родника так и лежит икона Богородицы.

Николай Захарчев

968 просмотров