Два парка - две судьбы. Чем уникальна природа Ульяновской области

В Ульяновской области есть два очень красивых места, в чем-то похожих внешне, но с совершенно разной судьбой.

Умирающий сад

До урочища Красный Хутор, что на самой границе Базарносызганского и Инзенского районов, сейчас добраться непросто. Относительно хорошую грунтовую дорогу сейчас разбили лесовозы, превратив в одну большую канаву. Зато добравшись, попадаешь в волшебное место. Здесь по-особенному ощущается ностальгия по позапрошлому веку, когда в прохладной тени липовых аллей прогуливались барин со своими домочадцами и гостями. Увы, усадебные постройки давно разрушены, красота ускользает, а вместе с ней и история тех мест…

Надо признать, что на царских картах, датируемых 1913 годом, поселка с названием Красный Хутор автор этих строк не нашел. Зато обнаружил его уже на советской карте 1921 года. Непонятно, и кто основал. В дореволюционное время (до 1917 года) почти все леса находились в частном владении в виде отдельных лесных дач. Старожилы этих мест употребляют по отношению к саду, где проходит липовая аллея, эпитет «барский». И даже помнят фамилию этих бар - Карповы. Вот только «барином» в начале XX века могли называть и дворянина, и купца. И, возможно, именно пензенские купцы Карповы его и основали. Эта купеческая семья держала лесопилки в соседнем селе Аристовка ныне Инзенского района. Они же занимались винокуренным производством - именно эти Карповы основали довольно известный в области спиртзавод в селе Неклюдово. 

Спросите, при чем здесь Красный Хутор? Так там тоже была лесопилка, винный завод и еще кирпичный. Так что усадьба и сад были, скорее всего, не барские, а купеческие. Правда, говорят, что сам хозяин усадьбы появлялся там редко, а ее постоянными жильцами были управляющие. 

Но усадьба Карповых не пережила революции - ее разобрали местные жители. Зато ее пережили сад и пруд. Местные говорят, что если раскопать ил, то на самом дне пруда можно найти остатки дубовых досок, которыми оно было выстлано. Пруд этот даже после того, как поселок перестал существовать, еще лет 30 был популярным местом отдыха у жителей окрестных сел. Сюда ездили на рыбалку или просто отдохнуть - искупаться и позагорать. Все испортили якобы лесовозы, разбивающие дорогу. Сейчас пруд заиливается, зарастает осокой и лет через 10 может вообще исчезнуть. 

Почему же так вышло? Наверное, потому, что сад и пруд не были интересны большим начальникам. Соседним совхозом Красный Хутор использовался как пастбище и сенокосное угодье. Обустраивать место, находящееся в трех километрах от ближайшей деревни, не было желания. А сейчас про это место вообще мало кто вспоминает. Например, в Базарном Сызгане, когда мы сказали, что едем на Красный Хутор, переспросили: «Куда? Это где?» Там, где могли бы отдыхать и гулять под липами жители всего района. Давно назрели грамотные, с учетом опыта соседей, решения муниципальных служащих, направленные на использование территории сада и пруда.

Живой парк 

У парка Буторовой в поселке Октябрьском Радищевского района до определенного момента судьба была похожей с садом и прудами на Красном Хуторе. Бывшая хозяйка усадьбы С.Н. Буторова являлась внучкой героя Отечественной войны 1812 года, поэта Д.В. Давыдова. Она заложила парк из черных тополей, привезенных из Европы, они дают густую крону, и от них нет пуха, который досаждает людям. 

- Если посмотреть на эти деревья, то видно, чем они отличаются от обычных тополей. У обычных ствол ближе к кроне становится светлее. А у этих кора остается черной, - рассказывает глава Октябрьского сельского поселения Ольга Прохорова.

У местных жителей, кстати, с этим деревом связано поверье: если дотронуться одновременно до двух тополей, то человек не будет болеть весь год. Ольга Прохорова в шутку говорит, что даже от ковида защищает. 

Место расположения усадьбы выбрано не случайно - это исток реки Мазки. Здесь находится много родников, на ручье был создан каскад прудов. Два родника, выбивающих в нескольких метрах друг от друга, имеют различный вкус воды, и ее свойства тоже разные. Люди заметили, что после полива растений «живой» водой те обильно произрастали, а после полива «мертвой» водой рост замедлялся. Но «мертвая» вода хорошо помогала заживлять раны и излечивала от болезней.

Сходство Буторовского парка и сада на Красном Хуторе еще и в том, что здесь барскую усадьбу тоже разобрали. Однако парку повезло больше. Рядом с ним в 1930 году решили сделать центральную усадьбу колхоза «Сызранский» - тот самый поселок Октябрьский. Но даже на краю поселка парк мог превратиться в лес и зарасти. Не дали. И здесь есть заслуга конкретного человека - Валентина Пешехонова, который руководил местным совхозом с 1967 года. Получается, примерно с того же времени, когда Красный Хутор пришел в упадок. С его подачи на месте разрушенной усадьбы построили кафе, а за парком постоянно следили. А после его ухода уже другие жители Октябрьского следят за этой красотой. В частности, местный ТОС: в 2019 году проект ТОСа «Октябрьский» «Старинный парк имени С.Н. Буторовой - подарок потомкам!» стал победителем в федеральном конкурсе Фонда президентских грантов в направлении «Сохранение исторической памяти». В прошлом проект был успешно реализован. На выделенные финансовые средства было проведено благоустройство общественного пространства и сделан ремонт летней эстрады. 

Октябрьский служит и примером того, как можно оживить почти погибший водоем, как это было сделано с прудом, примыкающим к парку. На картах в интернете это место выглядит заросшим ряской болотом. Но пора бы эти карты обновить, потому что место это стало красивейшим прудом. Одно из любимых развлечений местных жителей теперь - кормить карпов и белых амуров, плещущихся в пруду. Вот только ловить их не разрешают, и местные жители за этим строго следят. И ведь сделано это было совсем недавно. А значит, если кому-то хочется оживить, они это делают.

Может быть, и старые пруды, и сад на Красном Хуторе тоже кому-нибудь станут интересны и тоже обретут нового хозяина и новую жизнь? 

Игорь УЛИТИН

698 просмотров

Читайте также