Дом Симбирского городского общества: что было, что стало

Сейчас в стенах здания, изображенного на чертеже, звучит музыка, юные вокалисты пробуют свои голоса. Здесь размещается Ульяновское музыкальное училище имени Гали Иларьевны Шадриной (улица Гимова, 1/20). Доводилось встречать мнения, что у актового зала отличная акустика. Впрочем, для дореволюционных хозяев здания гораздо важнее было не звучание, а смысл раздававшихся в нем речей.

Краевед Павел Любимович Мартынов, со ссылкой на записки бывшего губернатора Ивана Степановича Жиркевича, отмечал, что «Дом городского общества обязан своим существованием <…> Государю Николаю Павловичу. Его Величество, не одобрив дворянский дом, нашел городской дом еще в худшем состоянии и приказал немедленно же сломать его, добавив, что “купцы могут и должны выстроить себе лучше. Я им построил даром гостиный двор”».

Царский визит состоялся 22-23 августа 1836 года. «Немедленно» – понятие для России растяжимое. Тем не менее, достаточно быстро по симбирским меркам, в 1841-1843 годы в центре города было выстроено строго симметричное двухэтажное здание. Несмотря на незначительные перестройки последующего времени, оно сохранило исторический облик и является характерным образцом казенных сооружений МВД 1830-1840-х годов.

Дом городского общества гармонично вписался в ансамбль соседних строений – Губернаторского дома и гимназии. Пусть дом не блистал архитектурными изысками вроде колонн или пилястр, но для тогдашней малоправной городской думы – органа городского самоуправления с 1780 года – это был просто роскошный дворец: 28 комнат, удобные лестницы, балкон, с коего можно было любоваться открытым в 1845 году памятником Н.М. Карамзину – сквера еще не было. Помимо думы, в здании нашлось место и для военной гимназии, и для судебно-прокурорских органов.

Августовский пожар 1864 года оставил лишь обугленные стены. Пострадал и открытый в начале того же года Симбирский городской банк. Но хотя дом сгорел, банк не прогорел! Огонь уничтожил его бумаги, однако денежный сундучок успели спасти от пламени. Тем самым уберегли около 5 тысяч рублей, векселя и вещи под залогом (столовое серебро и шикарную золотую табакерку с алмазной инкрустацией). Не забыли и о божественном – вынесли из огня две иконы, да не простые, а в серебряных окладах.

Благодаря городской реформе 1870 года роль городского самоуправления значительно возросла. В думу избирались на основании имущественного ценза и времени проживания в городе лица, достигшие 25 лет. Число гласных составляло в среднем 30-50 человек. Из их числа выбиралась управа, руководимая городским головой из купцов или, гораздо реже, дворян. В здании работали и бывали многие видные деятели Симбирска и губернии. По-прежнему часть помещений сдавалась в аренду. Именно здесь находился и 1-й класс мужской гимназии, где в 1879 году впервые сел за парту Володя Ульянов. В 1910 году здесь открылось Симбирское общество эсперантистов (о нем рассказывалось в № 2 «Мономаха» за 2018 год).

Естественно, что, заведуя всем хозяйством Симбирска, члены управы и гласные думы вели строгий учет и контроль недвижимости, находившейся в собственности городской власти. Образцовый проект, по которому возводилось их собственное здание, в настоящее время не выявлен. И тем ценнее то, что в 1887 году по заданию управы чертежник И.О. Бек выполнил фасады, планы, разрезы «на принадлежащие городу Симбирску здания». Как раз в это время шли согласования нового плана города, который позже был утверждён министерством внутренних дел 10 сентября 1887 года. Также в этот период городская дума неоднократно рассматривала вопросы «о застраховании городских зданий», и иметь подробные их чертежи для гласных во главе с городским головой статским советником Александром Ильичем Карташевым было насущной надобностью.

Фасад дома Симбирского городского общества, чье название не без изящества было размещено Беком на ленте сверху, открывал объемистое дело толщиной около 10 сантиметров.

Далее шли разрез и поэтажные планы. Зала заседания думы с выходом на балкон, присутствие, канцелярия управы и ее архив (к нему примыкала комната сторожа), а также сиротский суд и общество взаимного страхования занимали верхний этаж дома. На нижнем размещались: слева от входа – городской общественный банк, справа – городская школа кройки и шитья. Часть помещений занимали казенные квартиры служащих, некоторые комнаты были свободны. На каждом этаже в левом и правом крыле имелись ретирады (туалеты). Во дворе стояло холодное строение – каретник на два экипажа и погреб с кладовой. Кстати, на чертеже запечатлен облик здания в том году, когда семья Ульяновых покинула Симбирск.

Помимо главного городского здания И.О. Бек составил подробные чертежи: Симбирского полицейского управления, трех полицейских частей, 3-го женского и 5-го мужского училищ, богадельни и детского приюта, городской детской больницы, каменных и деревянных городских казарм, строений на мытном дворе и Большой Саратовской улице, мельницы на Свияге, ассенизационного обоза, городских лавок и местности Ярмарочной площади – всего 58 листов. Городская управа по достоинству оценила труды чертежника (сам он подписывался архитектором) и даже постановила 13 марта 1887 года увеличить ему содержание.

В годы Первой русской революции «полевевшая» городская управа поддержала взвешенную политику губернатора, князя Льва Владимировича Яшвиля. А после того как премьер-министр П.А. Столыпин отправил неугодного столице и местным реакционерам губернатора в отставку, управа просила отменить это решение и оставить князя во главе губернии.

Последним дореволюционным симбирским городским головой был в 1909-1917 годах Леонид Иванович Афанасьев. При нем в городе появилась электростанция, новый водопровод, улучшилось покрытие улиц. В 1917 году произошла демократизация городской думы, состоялись первые выборы по спискам от партий и общественных групп. Осенью 1917-го председателем думы стал педагог, меньшевик Владимир Петрович Краснов, проходивший по списку Симбирской организации РСДРП (который возглавлял будущий председатель губисполкома, большевик Михаил Андреевич Гимов). А новым городским головой, правда ненадолго, стал эсер Аркадий Иванович Колосов.

В феврале 1918 года городская дума была распущена Советом. При режиме Комуча 25 августа 1918 года проводились новые выборы в городскую думу по 10 спискам. Они запомнились неожиданными комбинациями (например, князь Александр Николаевич Ухтомский баллотировался аж по четырем спискам), а также крайне грязной предвыборной кампанией. Но из-за катастрофически низкой явки избирателей выборы провалились. Позже в здании размещались различные учреждения, в том числе Симбирский-Ульяновский городской совет в 1918-1940-х годах.

В декабре 2018 года чертеж дома Симбирского городского общества был внесен в реестр уникальных документов Государственного архива Ульяновской области (фонд Р-1941 (Управление главного архитектора города Ульяновска), опись 6, дело 5, лист 1).

Антон Шабалкин,

ведущий архивист Государственного

архива Ульяновской области

для журнала «Мономах»

677 просмотров