Бывший древний посад Подгорье. Как росли сады Симбирска

Подгорье представляет собой склон, сплошь покрытый деревьями и кустарником. Особенно красива Симбирская гора весной, когда расцветают плодовые деревья, сирень и черёмуха. В летнее время она буйно зеленеет и радостно зазывает жителей на прогулку. Привлекательна она и осенью в красочном разнообразии лиственных деревьев.

 

Плоды со склона

В настоящее время в центральной части Подгорья раскинулся парк, но до революции всё Подгорье было занято частными садами, приносившими владельцам неплохой доход. Как отмечал П. Мартынов, «сады существуют в Симбирске со времени его построения: уже в 1654 г. здесь были не только фруктовые, но и тутовые сады. В 1860-х годах в Симбирске насчитывали до 350 фруктовых садов, занимавших площадь в 300 десятин ценностью до 500 000 руб., причем некоторые сады превышали 30 десятин и оценивались в 15000 руб., ... Десятина сада приносила, в среднем, до 250 руб. дохода от продажи яблок, груш, слив и различных ягод».

Подгорье

В конце XIX века эти обывательские сады занимали примерно 15% всей усадебной земли города. Несмотря на обилие садов и большие урожаи, культура садоводства в Симбирске была низкой. Симбирский садовод С.С. Рогозин отмечал, что «самый важный вредитель нашего сада – это наш заурядный садовод, его невежество, неопытность; в борьбе с вредителями следует, прежде всего, не «жегуна» мышьяком, а самого садовода надо вспрыснуть «ядом познания».

Правильно спланированные и ухоженные сады (по свидетельству С.С. Рогозина) сдавались в аренду за 1000 и более рублей за десятину. Симбирские коммерческие сады с небольшим количеством испытанных сортов, пользующихся хорошим спросом на рынке, приносили своим владельцам огромные доходы. В 1910-х годах наибольшую рыночную цену за один пуд имели яблоки: апорт (3–5 руб.), черное дерево (2–3 руб.), цареградское (2–2,5 руб.), мальт крестовый (1,6–2,4 руб.); груши: бергамот (2–3,2 руб.), бессемянка (1,6–3,2 руб.), московская (1,6–3,2 руб.), каржино гнездо (1,6–2,5 руб.). Яблоки среднего Поволжья, от Симбирска до Саратова, по вкусовым качествам, нежности и даже по окраске были лучше яблок местных сортов в верхнем и нижнем Поволжье.

«Плоды со склона правого берега долины Волги в среднем Поволжье вкуснее, чем в других местах среднего Поволжья, как по левому берегу, так и по правому, дальше от Волги, … т.к. … больше пригрева от солнца, больше влаги от Волги, чем в других местах, да и почва здесь более подходяща для садов», С.С. Рогозин.

По отзыву садоводов, торговцев и потребителей дореволюционных лет такие вкусные яблоки, какими в иные годы были белая и гвоздичная хорошавка, нигде не встречались. По устоявшимся рекомендациям, «если хорошо растут лиственные породы деревьев: липа, дуб, вяз и т.п., а также из трав – пырей, то обыкновенно на таком месте хорошо растет и сад. На плохих местах у нас в Симбирске на берегу Волги растет «морковник» – тут сада не разводи».

Кроме рекомендаций и примет существовали и законные ограничения. Для Симбирска существовало обязательное постановление, по которому продажа местных яблок до Спаса, т.е. 6 августа, запрещалась. Следила за этим полиция, происхождение запрета – давнишнее, мотивы – неизвестны. Привозными яблоками торговать было можно. До Спаса ходил по базару доктор и обливал керосином яблоки.

Сады и в то время подвергались грабительским набегам. По свидетельству Рогозина, «в начале сентября, когда «съемщики выйдут из садов» и снимут караулы, по всем садам начинают бродить мальчишки, хулиганы и всякая публика, которая ищет на земле и на деревьях оставшиеся плоды; … при этом «публика» не церемонится, а сбивает оставшиеся на деревьях плоды палками, камнями, лазает по деревьям и таким образом ломает и портит их».

Конечно, и в нагорной части Симбирска по Мартыновской, Казанской и Шатальной улицам почти при каждом домике имелись сады, размеры которых нередко достигали двух десятин. Лучшие и наиболее обширные сады были разбиты по волжским склонам и обрывам, на ближайших к берегу участках нагорного плато и достигали 12 и более десятин. Среди них своими размерами и состоянием выделялись сады наследников Щепочкиных (20 десят.), Е.И. Куликова (17 десят.), Ляхова (11 десят.), А.А. Кащеевой (11 десят.). По 6 десяти садов имели Чебоксаровы, наследники Старцева. Сад И.В. Писцова имел 5 десятин. Сады площадью по 4-5 десятины имели Марков, Рухлин, Платонов, Прохоров.

Но наиболее известными являлись сад Макке, Мингалёвский, Обрезков, Рогозина.

Макин сад

Макке (Маковский, Макин) сад находился на склоне правее обелиска Славы и вниз к урезу Куйбышевского водохранилища (в современных ориентирах). Большой сад и дом в начале XIX века принадлежали купцу Макке. В 1843 году Иван (Жульен) Иванович Макке, которого в Симбирске звали по-простому – Иван Иванович Макин, у дворян Ермоловых купил сад в 4000 деревьев, расположенный на этом участке Подгорья. Ульяновские исследователи Е.К. Беспалова и И.Э. Сивопляс так описывали результат преобразования этого участка, которое осуществил Егор Аннаев – младший брат первой жены И.И. Макке. «В 1847 году разнообразно одарённый, с детства увлечённый садовым искусством Егор Аннаев по собственному проекту выстроил в саду оранжерею с двумя террасами. Здесь круглый год выращивались саженцы, овощи, фрукты и экзотические цветы. Роскошная отапливаемая оранжерея вмиг сделала «Макин сад» городской достопримечательностью».

Подгорье с моста

Мингалёвский сад

Сад находился ориентировочно на месте современной частной застройки от улицы Кирова до уреза Куйбышевского вдхр. (включая территорию речного грузового порта) и от спуска Минаева до переулка Вишнёвого. В 1699 году «по владенной выписи, данной Синбирским посадским людям Ивашке да Гришке Мингалевым ... отмерено им, ... под дворы и огороды, ... порожние места, в Синбирске, под горою, за тутовым садом, и за озером, по гриве». Сад доходил до Минаевского кладбища. Часть этого участка до 1900 года занимали дача и сад Чебоксарова. В 1900 году границы этого сада сместились южнее.

Уже в 1912 году бывший Мингалёвский сад распродавался как «лучшие в городе дачи. Распродажа дворовых мест проводилась по Садовой улице и четырех вновь включенных в план города улицах».

Подгорье

Сад А.А. Кащеевой, внучки Мингалёва, находился на южной окраине города. Он разделялся на два участка: верхний (нагорный) и нижний (подгорный). Нижний сад был разбит на склоне к долине Волги. Верхний сад был разбит на верхнем плато и имел лучший вид: был спланирован правильными квадратами с расстоянием в рядах в 7,5 аршин, состоял из трёх разновозрастных участков – 30, 20 и 11 лет– и был разделён тремя аллеями, обсаженными вишнями и сливами. «Сортимент плодовых деревьев был таков: вишня – садовая, владимирская, киевка и морель; сливы – очаковская белая, озимая красная и тернослив; яблони – анисы и хорошавки, составлявшие основу сада, черное дерево, антоновка каменичка, апорт, английский пепин, мальт русский, литовка, агафон, долгостебелка, цареградское и др.». Яблоки апорт, выращенные Мингалёвым, были очень крупными. Их вкус и размер поразили Александра I при его посещении Симбирска в 1824 году.По желанию императора молодая яблоня апорт была выкопана из мингалёвского сада и отправлена в С.-Петербург.

Беседка в саду Маркова

Обрезков сад

Этот фруктовый сад занимал 29 десятин и находился на южной окраине города. В современных границах он начинался на месте частной застройки от улицы Кирова доходил до уреза Куйбышевского водохранилища, включая территорию речного грузового порта, а также от переулка Вишнёвого до переулка Кирова. К началу 1870-х годов это был городской общественный сад под названием «Обрезков сад», арендаторы которого своим небрежным содержанием превратили его в выгонный участок. 13 июня 1979 года, когда закончился 12-летний срок сдачи сада в аренду, на заседании городской думы обсуждали возможность постройки здесь казарм для войск, но решили «пока сдавать ежегодно». В 1882 году «верхняя ровная часть сада в 6 десят. 800 кв. саж. сдавалась под распашку, а средняя покатая и нижняя низменная – для пользования травой и плодами». В 1890 году городская дума постановила открыть в Обрезковом саду практическую школу садоводства для обучения мальчиков старших отделений городских приходских училищ. Были выделены деньги, нанят учитель, устроены парники и фруктовый сарай, выкорчеваны старые непригодные растения, высажено более 1000 новых насаждений, но школа так и не была открыта. На плане 1900 года на месте этого сада уже располагались скотобойни, а городской скотопригонный двор располагался по обе стороны подгорной ветви Московско-Казанской ж. д.

19 ноября 1902 года городская дума постановила отвести губернскому земству часть Обрезкова сада размером в три десятины для устройства плодового питомника и огорода, с правом устройства летних курсов по садоводству и огородничеству и таковой же школы. Советские историки связывали Обрезков сад с проведением в 1905 году первых массовок в Симбирске. В апреле 1916 года здесь проходила маёвка рабочих чугунно-литейного завода Голубкова, одним из инициаторов которой был М.А. Гимов. До 1941 года это была территория плодопитомнического сада-совхоза, но уже в 1949 году она была отчуждена под строительство речного порта.

Беседка в саду Рогозиных

Рогозин сад

На склоне Симбирской горы располагался Рогозин сад, вернее, сады, так как было два участка. Один участок находился между Духовским и Исаакиевским спусками, а другой – по Завьяловскому спуску, №36 (с 1902 года). Сад учителя словесности С.С. Рогозина, купленный им за 4000 руб., занимал на крутом волжском склоне4 десятины.Хозяину пришлось устранять многочисленные бугры и впадины участка. Многие деревья были заменены на яблони с саженными штамбами, они прижились, но через 3–10 лет все погибли.

Выставка

Неудачи первых лет способствовали началу длительной исследовательской работы С.С. Рогозина по обследованию садов в Симбирской, Казанской, Самарской и Саратовской губерниях. Его основной целью было изучение местного сортимента яблонь и груш. Он искал новые сорта плодовых деревьев, отличавшиеся хорошей урожайностью и морозоустойчивостью. На основании исследований и опыта работы в своем саду Рогозин выработал рекомендации по разведению наиболее перспективных пород деревьев в зависимости от климатических условий, местоположения садов и рынка сбыта. В 1902 году он создал свой частный питомник плодовых деревьев (яблони, груши, вишня, слива, малина) лучших местных сортов «на пикированных дичках с правильною рядовою посадкою». После перерыва, вызванного революцией и гражданской войной, с 1925 года намечалось возобновление отпуска саженцев яблонь. Площадь сада-питомника у Духовского спуска составляла 550 кв. саж. Оба сада служили С.С. Рогозину питомником по выведению и акклиматизации новых сортов фруктовых деревьев. Постановлением малого Президиума Горсовета от 13.06.1932 сады Рогозина были переданы в долгосрочную аренду винтресту.

Сад Рогозина

Сад малолетних преступников

Отдельного разговора заслуживает единственный дореволюционный сад, не являвшийся частной собственностью: сад исправительного приюта для малолетних преступников. Он находился на северной окраине города, за Смоленскимспуском (ныне садовый спуск в створе улицы Рылеева). Этот сад сохранился как совокупность существующих коллективных садов «Cадового товарищества №1 Ульяновского автозавода» (ул. Рылеева, № 43 и № 45), которые простираются по косогору от этого спуска на север по всей длине улицы Средний Венец.

В 1879 году Симбирское общество земледельческих колоний и ремесленных приютов купило 37 десят. земли с домом и большим фруктовым садом для земледельческой колонии малолетних преступников. Сад, как и дом, ранее принадлежал купцу Карташову. 14 июля 1863 года сад посетил цесаревич Николай Александрович и «долго любовался прекрасным видом на Волгу». Огромный сад включал участки с плодово-ягодными посадками, земли под огородом, лесом, сенокосами. Имелось до 10 технических зданий, в числе которых были парники, оранжерея, отдел переработки продукции. С 1893 года в приюте начали заниматься и цветоводством, но продажа цветов в лавке у Троицкой церкви на Большой Саратовской улице приносила небольшой доход. С 1905 года после прихода в приют воспитателя и заведующего курсами Л.В. Иванова сад приюта стал основой воспитательного процесса несовершеннолетних преступников: был заложен новый яблоневый питомник, ранняя белокочанная капуста с огорода выращивалась и на продажу. Техническая переработка садово-огородной продукции, освоенная воспитанниками приюта, позволяла использовать урожай без потерь и вызывала интерес симбирян на садоводческих выставках.

В морозную зиму 1941–1942 годов симбирские сады на волжском склоне погибли – ими никто не занимался. По существу бывший сад исправительного приюта превратился в бросовый участок земли, заросший кустарником и сорной травой, подверженный оползням, изрезанный обрывами и промоинами. Жители близлежащих улиц ходили сюда собирать грибы.

Сад Рогозиных вид на запад от дома

От садов – к паркам

В 1952 году по просьбе коллектива Ульяновского автомобильного завода горсовет выделил 33 га у подножья Среднего Венца для организации садоводческого товарищества. Это было первое садоводческое товарищество в городе, поэтому оно получило название сад №1 Ульяновского автозавода. Севернее сада №1 находился сад швейной фабрики им. М. Горького.

Основной природной опасностью садов были и остаются оползни. В 1952–1962 годах из-за них в Волгу сползли 90 садовых участков площадью около 6 га. Большие потери принесли оползни 1963 и 1964 годов.

С 1965 года начались планомерные и постоянные, выполняемые вручную противооползневые работы: строительство дороги, мостов, выкапывание десятков дренажных и каптажных колодцев, водоотводных канав (более 5000 м на глубине 0,5–3,5 м), прокладка в этих канавах асбоцементных и гончарных труб и полутруб. Выполненные работы значительно способствовали предотвращению оползней, сохраняли волжский склон и улицу Средний Венец от разрушения. Но природные неприятности продолжали преследовать садоводов. В морозную зиму 1978–1979 годов (01.01.1979 было минус 41,8 С) погибли многие деревья, часть садов пострадала от оползней в 1961, 1990–1991 годах.

Первая попытка облагородить косогор Подгорья как природного фактора, формирующего панораму города с Волги, была предпринята городскими властями в первой половине 1960-х годов. Организации Ленгипрогор и Гипрокомунстрой (г. Москва) получили заказ на разработку комплексного проекта превращения косогора в зелёный парк с лестницами-спусками, малыми архитектурными формами и нижней набережной. В результате в Подгорье с почти 20-летней разницей появились два парка с неоднозначной и похожей судьбой: Приморский, о котором даже не все горожане знают, и парк Дружбы народов СССР.

Сад Рогозиных - вид на юго запад.  Вдали Волга и  Попов остров

Вячеслав Ильин

Продолжение следует

 

2079 просмотров

Читайте также