Профессия: звукорежиссер. Как использовать сигнал микроволновки и чем плох Мемцентр

В Год театра в России особое внимание хочется уделить людям, которые делают доступными - цитируем президента - «лучшие образцы театрального искусства для жителей разных городов». Мы вспомнили об этом, выбирая для нашей рубрики героя с очередной редкой профессией. Текст драматурга, концепция режиссера, игра актеров в образе от костюмеров и гримеров на фоне декораций от бутафоров - вот все, кто создает спектакль? Мы чуть, было, не забыли про звукорежиссера, и раз так, решили именно про эту неочевидную профессию рассказать. А за примером пойти в «Nebolshoy театр» - в их репертуаре много сказок, а значит, сотрудникам приходится постоянно решать нестандартные задачи.

Ставить сказки порой сложнее, чем драматические пьесы. Маленькие зрители особенно восприимчивы к фальши, они мгновенно почувствуют, где им врут. Здесь и у актеров появляется сверхзадача, и у так называемых технических служб. Режиссер продумывает не только сценарий спектакля, но и партитуру света, музыки, которые погрузят зрителя в волшебную атмосферу. Как говорит директор театра Эдуард Терехов, здесь физики решают лирические вопросы: «Потому что творчество, а здесь им занимаются все, нельзя рассчитать чистой арифметикой».

Звукорежиссер Петр Каталеев пришел в «Небольшой театр» из Ленинского мемориала, где работал на концертах. Пришел сюда именно потому, что хотелось творчества, а не механики. Звукорежиссёра иногда путают со звукооператором. Однако главная задача звукооператора – качество звука и его сбалансированность. А у звукорежиссёра задача значительно шире. Он не только отвечает за качество звукового ряда, но и работает над его драматургией, над созданием звуковых образов.

- В театре совсем другие звуки, не линейные. Здесь нужно придумывать много мелочей, украшений. Например, как-то долго искали звук, который могла бы издавать машина времени. Когда я услышал сигнал микроволновки, то понял: вот же он! Ну что, записали микроволновку. Это не единственный случай превращения обыденных вещей в необыкновенные. Мы ищем звуки для спектаклей всегда и везде.

В новой постановке герой разговаривает с вороной. Зритель не видит её, она где-то на деревьях. Оживить персонажа в данном случае может только звукорежиссер. Он записывает голос актрисы, искажает с помощью компьютерных программ, выводит фонограмму на сцену в нужный момент действия.

Вообще компьютерные программы и Интернет сильно облегчают жизнь современным звукорежиссерам. Например, раньше коллекция звуков собиралась годами. Пётр вспоминает, что в начале его карьеры это были ещё бобины, потом диски. Звуки фанфар, звонков, шумы города и транспорта, аплодисментов и музыкальных инструментов привозились из Москвы, с Гостелерадио в местную ГТРК, оттуда их переписывали себе звукачи Мемцентра и других площадок.

- До сих пор храню записи тех годов, те профессиональные диски, пользуюсь ими. Тогда их было не так много. Сейчас – миллионы звуков в Интернете. Многие открыли свои фонотеки официально, можно пользоваться. Но делаем это не так часто. В театре в основном используем самописные звуки, культура такая. Например, недавно нужен был звук стартового пистолета. У нас в студии стреляли и записывали, накладывали на фонограмму. Если возьму звук выстрела из эффектов, вы услышите разницу.

Тонкий слух – обязательное профессиональное качество звукорежиссера. Хорошо, если оно подкреплено музыкальным образованием. Пётр, например, окончил ульяновскую школу искусств по специальности «скрипка». В ежедневной практике звукорежиссер должен не только вычищать фальшивые ноты, подбирать тональность фонограммы под голоса артистов, различать звучание разных инструментов, но и слышать музыку бытовых вещей.

Так, Пётр Каталеев точно знает, что каждая дверь звучит по-своему. И когда режиссер дает задание «записать хлопок двери», он уточняет, гневный это хлопок или радостный, сильный или осторожный, металлический или деревянный, а потом ходит по театру, хлопая дверями. Ищет тот самый звук. Когда находит, ставит широкополосный микрофон и, словно певицу, записывает дверь.

Рабочее место театрального звукорежиссера - не ЗА сценой, а НАД сценой. В помещении, которое похоже на длинный балкон, стоят проигрыватели, ноутбуки, микрофоны, колонки, микшерные пульты. С «балкона» отлично видно сцену, а главное – наилучшим образом слышно всё, что там происходит. Камерный зал позволяет работать на выступлении буквально не выходя из кабинета. А вот «звукачам», которые работают для многотысячных залов, приходится располагаться среди зрителей, в центре партера, иначе не услышат всего, что нужно. Кстати, если собираетесь на концерт для того, чтобы максимально насладиться музыкой, постарайтесь купить место недалеко от звукорежиссеров. Там – лучшая акустика.

Когда говорим об акустике, особенностях физики звука в разных помещениях, Пётр вспоминает своё прошлое место работы и трудности, которые приходилось преодолевать ежедневно во имя качества концерта. Зал Мемориального центра изначально задумывался как зал для партсъездов, а жизнь превратила его в «филармонию». И если живая музыка симфонического оркестра звучит там неплохо, то как только в работу включается техника, начинаются проблемы…

- Когда впервые записывал оркестр в Мемцентре, понял, что там очень сложно писать. Зал мраморный, звук «гуляет». Пытались убрать эхо, закрывали антрактный занавес, чтобы акустики зала не было. Если вы знакомы с историей здания, то знаете, что проектный вариант в итоге сократили в три раза. Зал втрое меньше, чем задумывался, из-за этого там получился такой резкий подъем. Для нас, «звукачей», это сложность. А в партере получилась звуковая яма. Там должны быть установлены колонки для подзвучки. Когда артисты приезжают, ставят порталы. Мощность большая, звук начинает резонировать. Это очень сложный зал технически, но, чтобы переделать его акустику, придется либо жертвовать мраморным покрытием, либо вкладывать много миллионов в грамотную подзвучку.

Разбираться в технике, знать физику, но при этом работать с музыкой и художественными образами. Звукорежиссер – это творческий технарь. Таких специалистов мало. В Ульяновске их буквально столько, сколько в городе есть театров и концертных залов. Согласно последним данным за февраль, их зарплаты по стране составляют от 25 до 40 тысяч рублей в месяц. Столичные звукорежиссеры получают в районе 50 тысяч. А гонорары топовых специалистов обговариваются индивидуально.

Многие (в том числе Пётр Каталеев) учатся профессии на практике и занимаются самообразованием в Интернете. Существуют курсы по звукорежиссуре при телерадиокомпаниях. Высшее образование по этой специальности можно получить в Московском гуманитарном университете, Российском государственном гуманитарном университете, Институте современного искусства, Российской академии музыки им. Гнесиных, Московской государственной консерватории.

Фото Сергея Ершова и из архивов «Небольшого театра» и БЗЛМ

646 просмотров