Профессия: полиграфолог. Почему организм считает ложь угрозой для жизни и как детектор этим пользуется

Сейчас без детектора лжи не обходится, пожалуй, ни одно ТВ-шоу. Вывести на чистую воду нынче пытаются не только преступников, но и звезд, и сотрудников фирм. Что такое полиграф, знает, наверное, каждый ребенок. Однако о том, кто работает в паре с умной машиной, известно удивительно мало. О людях редких профессий – наш проект и новый материал.

В Ульяновской области процедура проверки на детекторе лжи появилась десять лет назад. Машину стали использовать в следственной работе, чтобы убедиться в достоверности показаний свидетелей, потерпевших и подозреваемых. Хотя официальной статистики, выросла ли благодаря этому раскрываемость, нет, заключения полиграфологов стали здорово ориентировать следователей и полицейских.

Михаил Баюшев одним из первых в нашем городе освоил эту профессию. На работу в следственный комитет его приняли сразу после университета. Диплома два – психолог и юрист, а еще - обязательная «корочка» полиграфолога, её он получил в РУДН. Университет занимается профессиональной переподготовкой и даёт выпускникам право на проведение исследований. Узких специалистов с такой базой в начале десятилетия в регионе было человек пять, сейчас – около двух десятков. Работают в силовых и коммерческих структурах. В следственном комитете Михаил считается сотрудником уникальным, его занятость расписана по часам. Но он нашёл немного времени, чтобы объяснить, что такое настоящая проверка на детекторе лжи, а что  - «шоу-бизнес».

Михаил Баюшев работает в паре с «Дианой» - так зовут полиграф. Есть еще «Крис», «Катрин» и другие. Полиграф – это небольшая коробочка, которая соединяет нательные датчики с компьютером, синхронно регистрирует движения, параметры дыхания, сердечно-сосудистой активности, электрического сопротивления кожи. Ключевое слово – синхронно. Если нам удастся проконтролировать тело – не ёрзать на стуле, не теребить руки или следить за дыханием во время лжи, то одновременно утихомирить ещё своё сердцебиение и потоотделение мы не сможем. Прибор покажет типичную реакцию в комплексе, а полиграфолог расшифрует ее.

- Если человеку, который не врач по образованию, показать кардиограмму, он не сможет сделать выводов о том, как работает сердце, здорово ли оно. Если человеку, который не знает японский, показать иероглифы – для него это будет просто набор закорючек. Для специалистов же – графики и закорючки будут содержать информацию. То есть детектор лжи невозможно применить без участия полиграфолога. И наоборот, нет специалистов по лжи, которые работают без машины.

Тут вспоминаем сериал «Обмани меня» и доктора Лайтмана, у которого был реальный прототип – Пол Экман, автор теории обнаружения обмана с помощью наблюдений за микромимикой, изменениями голоса, вегетативными признаками человека. Михаил, как дипломированный психолог, уверен, что такой метод работает не со всеми, единицы могут им овладеть, и имеет он гораздо более низкий процент достоверности, чем полиграф. Достоверность проверки на полиграфе, в общем, достигает 95 процентов, даже если человек сильно волнуется, метод таков, что вероятность ошибки сводится к минимуму.

- Волноваться может и человек, который ничего плохого не совершал, - говорит Михаил, присоединяя к моему телу датчики. – Представьте, что на вас вдруг обрушатся допросы, очные ставки, проверки на полиграфе – это колоссальный стресс, который сложно выдержать. Моя процедура сводится не к тому, чтобы обвинить человека, а к тому, чтобы выяснить, какая информация соответствует действительности. Нужно выявить ложь и подтвердить правду.

- А на голову вы мне ничего не будете надевать?

- Этот датчик даёт один процент информации и девяносто девять процентов волнения, поэтому нет. Расслабьтесь, займите удобную позу, смотрите в стену, отвечайте на вопросы только «да» или «нет»…

В кабинете нет никаких мигающих лампочек, колонок, на которых тревожно звучит сердцебиение, под пальцами не искрит ток, голос полиграфолога звучит не грозно, а монотонно и расслабленно. Ничего общего с тем, что показывают в телешоу.

Одни и те же вопросы задаются по кругу, в разных формулировках. Это делается для того, чтобы свести к минимуму вероятность ошибки. Длится исследование в мягком кресле и бежевых стенах от двух с половиной до четырех часов. Уснуть можно. Но только до тех пор, пока не услышите вопрос, на который вам придётся ответить ложью…

-  Есть в нас такой инстинкт реагирования на опасные ситуации: замереть, бежать, бороться. Например, если сейчас мы услышим громкий хлопок, то забудем, о чем разговаривали, все обернемся на звук, оценивая первоначальную угрозу, – замрем. Когда убедимся, что угрозы нет, вернемся к обсуждению полиграфа. Но если опасность окажется реальной, побежим и будем спасаться. Ложь является такой же угрозой для организма. Каждый раз, когда человек врет, он понимает, зачем он это делает: скрывает какую-то информацию, чтобы его не наказали. Ребенок врет, чтобы его в угол не поставили, школьник врет про невыполненное домашнее задание, чтобы ему не поставили двойку, преступник врет, чтобы его не посадили в тюрьму. Это причины, которые на человека давят, они вызывают бурю реакций внутри, которые человек притом еще пытается скрыть… С очень большей долей вероятности мы обнаружим человека, который пришел что-то скрывать.

И научные эксперименты, и реальная практика доказывают, что обмануть детектор лжи практически невозможно. Это под силу разве что спецагентам, которые годами тренируются контролировать свои реакции. Прекрасное изобретение! Казалось бы, должно сводить к нулю ошибочные вердикты, ускорять и упрощать расследования. Но полиграф – дело добровольное. Человека нельзя насильно посадить на детектор лжи, даже подозреваемого в тяжких преступлениях. Если человек отказывается от исследования, официально это никак не должно влиять на ход дела.

Метод до сих пор вызывает споры и продолжает совершенствоваться. Каждый год полиграфологи проходят переподготовку, чтобы вооружиться новой батареей тестов.

Михаил Баюшев считает такое положение дел правильным:

- Как и в любой другой сфере, среди полиграфологов есть ряд самоучек, которые дискредитируют профессию своими заключениями. Ради денег обещают стопроцентную достоверность, пренебрегают границами метода… Говорят, что полиграф чуть ли не будущее выясняет и может склонности какие-то обнаружить у человека. Часто в сфере бизнеса это происходит. «Вот я вам сейчас расскажу, будет ли этот человек злоупотреблять положением или воровать». Полиграф работает только с воспоминаниями, по уже свершившимся фактам. То есть мы можем узнать, воровал ли человек раньше, но не можем сделать вывод, будет ли он делать это на новом месте работы или в другой ситуации. В нашей стране это по большей части открытый метод. США работает как-то по-другому, у них секретные разработки.

Пишем в поисковой строке «полиграф в Ульяновске» и получаем список контор, которые готовы вывести на чистую воду кого угодно за ваши деньги. Тут вам и стопроцентная гарантия, и новейшие американские разработки (которые, как мы уже выяснили, для нас засекречены), и быстрый результат за час. Предлагают проверить даже собственных детей, насколько они с вами откровенны, выяснить, изменяет ли вторая половина. Всё это -  на ваших глазах. Но действительно профессиональные полиграфологи скажут вам, что присутствие третьих лиц при исследовании недопустимо. Испытуемый будет отвлекаться на реакции посторонних, а результаты – искажаться. К тому же это попросту неэтично.

Но мало кто будет думать об этике, когда за одну такую проверку личного характера можно получить от 5 до 15 тысяч рублей.

Что касается коммерческих полиграфологов, то среди них тоже есть настоящие профессионалы. Крупные банки, ювелирные сети, автодилеры имеют специалистов по лжи в штате, чтобы тестировать новых сотрудников, время от времени проверять старых на предмет доверия, расследовать внутренние происшествия. Согласно данным с сайта вакансий в Ульяновске, получают такие специалисты от 30 до 35 тысяч рублей в месяц.

На «Авито» внештатные местные полиграфологи продают свои услуги в среднем за 2-3 тысячи рублей в час.

Фото Евгения Словцова

1286 просмотров