Профессия: летчик. Как Илья Смирнов охранял границы с неба и почему стал испытателем

Сейчас 37-летний Илья Смирнов - летчик-испытатель на ульяновском авиационном заводе. До прихода на «Авиастар» этот первоклассный ас полтора десятка лет управлял стратегическими бомбардировщиками в составе Дальней авиации Воздушно-космических сил России. О работе в составе стратегического резерва ядерных сил нашей страны и о том, как судьба его свела с Ульяновском, опытный пилот рассказал в интервью ulpravda.ru.

 

- Илья, как мальчишке, с детства мечтающему о небе, стать военным летчиком и попасть за штурвал истребителя-бомбардировщика?

- В первую очередь, мальчик должен хорошо учиться в школе. Ведь в России есть всего одно образовательное учреждение, где учат на военных летчиков, - Краснодарское высшее военное авиационное училище летчиков. Учиться в нем мечтают мальчишки со всей страны, конкурс при поступлении огромный, знания требуются отличные. При подготовке к поступлению упор надо сделать на физическую подготовку, математику, физику и русский язык. Чем лучше будут результаты, тем выше шанс, что вы наденете погоны прославленного летного училища. Также важно серьезно отнестись к профотбору – это комплекс специальных тестов, которые выявят вашу реакцию, уравновешенность и быстроту мышления. На некоторых проверках могут всячески отвлекать светом и звуком, при этом необходимо решать сложные математические задачи или быстро запоминать большие объемы информации, а затем пытаться ее воспроизвести в условиях психологического прессинга. Здоровье вообще должно быть практически идеальным, ведь на летные специальности абитуриентов подвергают особым испытаниям в барокамере, имитирующей перегрузки.

Поступив в училище, мальчишка не должен расслабляться - за неуспеваемость отчисляют очень быстро. Вылететь из училища можно и из-за нарушения дисциплины.

Также у будущего военного летчика должно быть желание служить Родине. Ведь это главное в нашей профессии.

- Какие главные знания и практические навыки должны быть у военного летчика?

- Военный летчик должен знать все об особенностях и характеристиках всех видов военных самолетов, которые состоят на вооружении различных государств. Кроме того, ему надо разбираться в особенностях конструкций самолетов, знать в подробностях их внутреннее устройство. Разумеется, летчик обязан владеть навыками сухопутного боя и хорошо знать принципы работы систем противовоздушной обороны и радаров.

- Где проходила ваша служба и в чем заключалась работа?

- Я служил сначала в Саратовской области, потом на Дальнем Востоке. Моя работа заключалась в том, чтобы всегда находиться в полной боевой готовности, в том числе и к применению боевого самолета. Во время службы я регулярно выполнял различные виды полетов, к примеру, участвовал в воздушном патрулировании. Летал на военных самолетах Л-39, Ан-26, Ту-134, Ту-95.

- Где и как проходит воздушное патрулирование?

- Воздушное патрулирование российские самолеты периодически выполняют в районе Алеутских островов, вокруг Японии и Кореи, Англии, Гренландии… С помощью таких полетов мы оказываем стратегическое сдерживание, обозначаем представителям других стран свое присутствие, показываем, что Россия контролирует эти районы. Но границы других государств наши самолеты не нарушают, российские бомбардировщики находятся в нейтральных водах.

 

 

- Есть ли опасности во время таких патрулирований? Ведь самолеты стран НАТО или той же Японии наверняка встречаются на пути.

- Да, действительно, натовские самолеты сопровождения или лайнеры японских сил самообороны встречаются регулярно. Случается, что они подходят к российским самолетам довольно близко, находясь на расстоянии 50 - 60 метров. Как говорится, «садятся на крыло». Но и они, и мы всегда ведем себя корректно, не допуская провокаций. Поэтому, думаю, что опасности как таковой нет, внешние угрозы маловероятны.

Главная опасность во время таких патрулирований заключается в том, что российский самолет, находясь в нейтральных водах, нередко оказывается очень далеко от ближайшего побережья, на расстоянии 2 - 3 тысячи километров. А нейтральные воды не всегда внизу теплые, это может быть Атлантический или Северный Ледовитый океан. Если что-то произойдет с самолетом, то там можно остаться навсегда. Даже если кто-то полетит тебя спасать, то долетит, когда уже будет поздно.

- Как часто в вашей служебной практике происходили ситуации, когда был риск не вернуться из полета?

- Таких случаев было немного, можно сказать, единицы. Мне запомнилось наше воздушное патрулирование, которое мы выполняли в 2020 году в районе Алеутских островов. Такой полет обычно занимает около одиннадцати часов. И вот на третьем часу полета двигатель нашего самолета стал давать сбой, начал подавать признаки неисправности. Мы выключили неисправный двигатель и, действуя по инструкции, продолжили полет на трех оставшихся рабочих двигателях. В итоге спустя восемь часов успешно приземлились на российской авиабазе.

Если бы мы не выключили тогда неисправный двигатель, он вполне мог вскоре заклинить. В этом случае ситуация осложнилась бы.

- А смог бы самолет долететь, если бы вышел из строя еще один или даже два двигателя?

- Теоретически руководство по эксплуатации позволяет выполнять полет, заход на посадку и посадку самолета на двух двигателях. А вот на одном двигателе лайнер не полетит, он сразу же станет терять высоту. Восемь лет назад была история, когда у самолета отказали сразу три двигателя. Дело закончилось авиакатастрофой.

- Страшно ли пилотам в ситуациях, когда в самолете выявляется неисправность?

- О страхе не думаешь, стараешься сохранять спокойствие, чтобы действовать хладнокровно. И тогда выше вероятность успешной посадки самолета.

 

 

- Два года назад вы решили уйти со службы. Почему?

- Так сложились жизненные обстоятельства. Тогда, в 35-летнем возрасте, я для себя твердо решил, что военной службы для меня достаточно. Уволился из армии в звании майора.

- Однако вы решили остаться в авиации. Почему? И как вас судьба привела в Ульяновск?

- Авиация – это моя жизнь. Уволившись со службы, решил трудоустроиться по профессии в родном Челябинске. Но на родине оказался невостребован. И тут весьма кстати поступило предложение из Ульяновска, с авиационного завода. Предложили работать летчиком-испытателем. В 2022-м и в 2023-м я прошел соответствующее обучение в школе летчиков-испытателей, практиковался все это время, летая на новых самолетах, которым требовались полетные испытания. И вот теперь в 2024-м году начну практику в новой профессии на «Авиастаре». Буду испытывать сходящие с конвейера ульяновского авиазавода Ил-76 и «Руслан». Каждый самолет, чтобы пройти военную приемку, должен выполнить как минимум четыре предъявительских испытания. Так что работы впереди много.

- Берете ли с собой в полет какой-то талисман?

- Летчик-испытатель – профессия небезопасная, но талисман мне в полете не нужен. Важнее, чтобы на борту был надежный экипаж, в котором налажено полное взаимопонимание. И тогда все будет хорошо.

 

Фотографии предоставлены Ильей СМИРНОВЫМ

 

Читайте наши новости на «Ulpravda.ru. Новости Ульяновска» в Телеграм, Одноклассниках, Вконтакте и Дзен.

4409 просмотров

Читайте также