Профессия - иппотерапевт. Ульяновцам предлагают лечить усталость и депрессию верхом на лошади

Иппотерапия – буквально «лечение лошадью».  Этот вид нетрадиционной медицины пришел в Россию в 1991 году. Новое направление начали осваивать конноспортивные школы и ипподромы. Когда диковинный метод реабилитации людей с инвалидностью стал давать результаты, о нем заговорили, и занятия стали предлагать чуть ли ни в каждой конюшне. Но настоящий иппотерапевт должен быть с «корочкой», и желательно с правильной базовой специальностью: врач, педагог или психолог.  В Ульяновске работают всего три сертифицированных иппотерапевта. Одна из обладательниц редкой профессии – Людмила Данилова.

______________________________________________________________________________________

Людмила Данилова - директор АНО «Иппоцентр «Лучик», профессиональный психолог высшей категории.

В 2007 году окончила курсы подготовки специалистов-реабилитологов и инструкторов по лечебной верховой езде при РУДН.

В 2008 году прошла повышение квалификации по специальности «Адаптивная физическая культура. Лечебная верховая езда» в г. Санкт-Петербурге, Институте физической культуры им. Лесгафта.

В 2009 году обучалась на курсах ИПК ПРО (г. Ульяновск) по теме «Современные методы работы с детьми с отклонениями в развитии».

2010 год – повышение квалификации по специальности «Комплексная реабилитация пациентов с ограниченными возможностями», г. Москва, факультет повышения квалификации РУДН.

Член национальной федерации лечебной верховой езды и инвалидного конного спорта.

_______________________________________________________________________________________ 

А в чем, собственно, заключается терапия? Лошадь – это как бы живой массажер и тренажер. Изначально занятия проходят без седла, и контакт тела человека с телом лошади максимален. Колебательные движения идут в трех направлениях: вправо-влево, вперед-назад, вверх-вниз, сидеть при этом надо ровно, иначе просто невозможно ехать.

- Ребенку, который по природе в кривом положении, не понятно, что такое «прямо», но лошадь заставляет выпрямиться. Не через голову, а через физиологию организм больного ребенка понимает, как это надо делать. Он учится держать равновесие, учится управлять своим телом.

Ученые проводили интересный эксперимент: одевали ребенка со сколиозом в черную одежду и приклеивали туда, где позвоночник, белые квадратики. Сажали на лошадь и снимали. Когда они начинали двигаться, лошадь давала ребенку такие импульсы, что он автоматически выправлялся и балансировал. Спустя какое-то время, ребенка, который регулярно занимался, снимали опять. И было видно, что спина у него стала не такая кривая.

Людмила Юрьевна считает, что на ребенка не действует мотивация извне. Например, желание родителей развить тот или иной навык. Его плохо убеждает слово «надо». А вот любовь к лошадке – работает.

- У нас исключительно дрессированные мухи, они садятся с той стороны, с какой надо. И когда говорю «сгони муху с лошадки, ей неприятно», сразу начинает это делать. Муха с левой стороны – вариантов нет, сгоняет левой рукой, которой по жизни ничего не делает. А дрессированная муха каждый раз садится всё дальше и дальше от ребенка… И вот так в игре, в желании помочь любимой лошадке, ребенок делает то, что нам надо.

А дальше хитрые вещи. Он у нас получил опыт успешности, и в повседневной жизни начинает делать что-то левой рукой. Теперь точно знает, что может, что это не страшно и полезно.

На курсах будущим терапевтам дают конспекты занятий, где расписаны виды посадки и упражнений. Они похожи на элементы из обычной лечебной физкультуры: наклоны, повороты, вращения плечами, подъемы конечностей, дыхательные упражнения и прочее. Только делаются они не на полу, а на лошади. Задача иппотерапевта -  понять, какие упражнения нужны тому или иному ребенку, в каких пропорциях. Как показывает пример с мухой, Людмила Данилова предпочитает не чистую механику, а упражнения в игре, движения из повседневности. Физкультура не ради физкультуры, а ради приобретения навыков.

В занятии участвуют иппотерапевт, коневод, волонтер или родитель, который страхует ребенка, сам ребенок и лошадь. Лошади подбираются самые спокойные. Прежде чем животное становится "лечебным", его готовят по особой программе, чтобы оно не боялось криков, хлопков, резких движений, летящих предметов (на занятии иногда используются мячи).

Иппотерапевт тоже должен кое-что натренировать в своем организме. Голос. Он должен быть громким, но приятным. Таким, который позволит четко, но не агрессивно отдавать команды животному, будет понятен и приятен ребёнку.

«Квалифицированный иппотерапевт должен легко находить общий язык с детьми разных возрастных групп, их родителями и имеет приятельские отношения с напарниками по работе (коневод, помощник). Также каждый специалист обязан обладать терпеливостью и чуткостью, дабы его любили животные, но при этом в его характере должна быть определенная требовательность,» - говорится в описании профессии.

Основные позиции всадника при занятии иппотерапией

Иппотерапевт – это не только преподаватель своеобразной физкультуры, но и психолог. Психотерапию тут хорошо выражает понятие «быть на коне». Представьте, что ребенка из инвалидной коляски пересаживают на лошадь, и он вдруг начинает видеть мир сверху. Вдруг становится не ведомым, а ведущим. Он вытягивает руку и ощущает себя выше папы, выше мамы, выше своего обычного мира.

Вылечить тяжелые заболевания иппотерапевт не может. Но он может дать навыки, которые изменят качество жизни.

-  Недавно у нас в «Лучике» появилась девчонка с тяжелым ДЦП, она научилась ездить, управлять лошадью. Ей 26 лет. «Впервые в жизни я кем-то управляла, а не меня вели за руку», - сказала она с блеском в глазах, а у меня мурашки по коже пошли. Многие люди в 26 лет имеют ответственную работу, детей и не задумываются о том, что возможность управлять – это не бремя, а благо.

Предложить свои услуги иппотерапевт может людям с нарушениями привязанности, тем, кто испытывает трудности в построении доверительных, близких отношений. Людям, которые перенесли психологическую травму, находятся в стрессе или депрессии. Людям, которые имеют низкую самооценку, у которых проблемы с волей и мотивацией. Есть мнение, что занятия с иппотерапевтом могут помочь при профессиональном выгорании.

Иппотерапия – это часть анималотерапии, придумки лечить стресс животными. Вот усталый офисный работник идёт в специальное кафе, чтобы погладить кошек, или на выходных превращается в няньку для собак. Или едет на конную ферму, чтобы покормить лошадку с руки.  Людмила Данилова отмечает, что их услуги – не только для детей и инвалидов, как это приятно позиционировать.

- В прошлом году реализовывали проект для бабушек. Пришла женщина, 83 года, и впервые села на лошадь. Осанка изменилась, глаза загорелись! Другие женщины, чуть помладше, тоже вспомнили молодость. Буквально. Рассматривать фотографии, встречаться с подругами за чашкой чая с фразой «а помните, как раньше» - это хорошо. Но не дает тех самых ощущений. А села ты на лошадь – и в тебе нет веса, груза времени, ты не чувствуешь прожитых лет.

Здесь иппотерапевт работает больше как психолог, и Людмиле помогает её базовое образование. На этапе знакомства с лошадью, первой попытки оседлать её и пройтись верхом, важно не вмешиваться словесно. Молча помогать всаднику забраться, молча корректировать положение в седле, чтобы не отвлекать его от первых впечатлений, тактильных ощущений. Когда эмоции начинают захлестывать всадника, нужно вовремя включиться и начать проговаривать его чувства: «Вы возбуждены, или Вы чувствуете скорость. Ты изящна, ты как Амазонка. Ты чувствуешь, как ветер бьет в лицо, чувствуешь облегчение, счастье…»

-  Лошади всё равно, везти взрослого или ребенка, больного или здорового. Для неё все равны, и Вы обязательно это почувствуете.

Профессия иппотерапевта официально признана не во всех странах. Но там, где она включена в реестр, требования к специалистам высокие. Например, в Германии будущие иппотерапевты полгода тратят на то, чтобы научиться как следует понимать лошадь. Следующие полгода сами учатся верховой езде. Потом пять лет обучения тонкостям специальности, год практики – и только тогда допуск до работы. Израиль выделяет огромный бюджет на обустройство иппоцентров и подготовку специалистов.

В бывших странах СНГ, например, в Белоруссии, иппотерапию практикуют, но без государственных лицензий. Получают они специальность, как правило, в России. В нашей стране, правда, обучение не столь длительное и тщательное, как в Европе, но тем не менее учебных центров несколько (в Москве, Петербурге и за Уралом), и готовят они иппотерапевтов не только для себя, но и для соседей.

- Недавно была на учебе и там говорили, что сейчас все больше приходим к понятию не «уровень образования», а «уровень компетенций». Бывают же профессионалы, которые работают без специального образования. Иппотерпевт без «корочки»? С одной стороны, это плохо. Есть люди с ДЦП, которым можно навредить без специальных знаний. С другой стороны… Вот при аутизме нельзя навредить. Можно дать ребенку пони, ослика, любую лошадь – живой объект, с которым ребенок хочет взаимодействовать, и через него взаимодействует с людьми. Что такое аутист? Ему хорошо и без нас. А через эту лошадку мы его «выковыриваем». Если конкретному ребенку может чем-то помочь лошадь, я считаю, что иногда можно поработать и без сертификации.

Однако Людмила начала создание центра иппотерапии «Лучик» с собственного образования и буквально с чистого поля. Мама троих детей, она много лет работала школьным психологом, а потом попала под сокращение, когда перед родителями школьников встал выбор, оплачивать спецкурс по психологии или дополнительные занятия по подготовке ЕГЭ. Тогда ей было 45, и она оказалась на распутье.

Однажды привела дочь позаниматься верховой ездой, уговорила тренера дать и ей покататься. Людмила сразу почувствовала: «Моё!» Буквально через несколько дней узнала о существовании профессии иппотерапевта. Открывшаяся любовь к лошадям плюс опыт практикующего психолога -  вот и нашелся ответ на вопрос о новом деле жизни.

Решила создать центр, сразу заточенный на иппотерапию, а не просто ипподром. Для этого прошла все инстанции, объясняя важность своей идеи. В 2009 году по итогам встречи с губернатором Сергеем Морозовым для «Лучика» выделили участок земли вблизи поселка Мирный. С 2010 года Людмила Данилова и её команда стали буквально жить там. В чистом поле появились кони и люди.

- Тех, кто приходит на занятия в наш центр, называем всадниками. Потому что «клиент» – это что-то такое покупное, «пациент» - значит больной. Но помните? Мы их не лечим, а улучшаем качество их жизни. Всадник должен следовать правилам, быть дисциплинированным и четко знать, что он может и что должен. Это звучит гордо.

785 просмотров