Мое дело. Как физик из Ульяновска Сергей Колесников превратился в миллиардера из Forbes

Он вырос в простой советской семье со средним достатком. Благодаря любви к знаниям смог без блата стать студентом престижного московского вуза. В лихие 90-е занялся бизнесом, превратившись со временем в одного из богатейших людей России. Но даже став миллиардером, он не забывает родной Ульяновск и продолжает оставаться человеком. Очередной герой авторского проекта ulpravda.ru «Мое дело» - совладелец и управляющий партнер корпорации «Технониколь», инвестор, общественный деятель Сергей Колесников.

 

Правильный путь выбрал по подсказкам

- Сергей Анатольевич, признайтесь, ведь в детстве вы не мечтали стать крутым бизнесменом?

- Не припомню, кем я мечтал стать в детстве, но в старших классах школы, а затем, когда был студентом в институте, я хотел стать инженером-физиком.

- Откуда возникла любовь к физике?

- С юных лет мне нравилось решать логические задачи. Я думаю, что с этим родился. Когда пошел в школу, то попал в класс с математическим уклоном. Считаю, что мне повезло с учителями математики и физики: они привили любовь к своим предметам. Я участвовал в математических олимпиадах и с гордостью могу заявить, что дважды становился победителем! Представлял родной регион на зональных олимпиадах.

В конце седьмого класса учительница математики посоветовала мне поступить в заочную физико-техническую школу. Три года я учился в ней. Затем продолжил учебу в Московском физико-техническом институте. Считаю, что именно благодаря учебе в ЗаФТШ я смог стать студентом ведущего российского вуза по подготовке специалистов в области теоретической, экспериментальной и прикладной физики, математики, информатики, химии. Дело в том, что в МФТИ очень высокие экзаменационные требования и знаний школьной программы было бы недостаточно для поступления.

- Были планы связать свою жизнь с математикой или физикой?

- Конечно, когда я поступал в МФТИ, то хотел стать инженером-физиком. Но потом жизнь внесла свои коррективы. В 1991 году Советский Союз развалился, началось время рыночной экономики. В базовых институтах был хаос. Даже опытные профессора, опытные сотрудники оставались без работы. Некоторые уезжали заниматься наукой в Европу или Америку. Тогда нам, студентам МФТИ, преподаватели прямо говорили, что если продолжим в жизни заниматься физикой в России, то нас будет ждать жалкое существование в материальном смысле. Нам советовали две дороги – либо становиться хорошими программистами, либо начинать заниматься бизнесом. С программированием у меня дела шли не очень хорошо, поэтому я выбрал второй путь – стал предпринимателем.

 

Жизнь – это работа, работа – это жизнь

- Первый шаг к бизнесу вы сделали, став работать кровельщиком. Почему выбрали эту профессию?

- Это не я выбрал профессию, а профессия выбрала меня. Я не сопротивлялся. После первого курса, чтобы заработать деньги на следующий учебный год, я с приятелями летом оставался в Москве. Трудились кровельщиками на промышленных предприятиях Москвы, Подмосковья, Тульской области.

Собственным бизнесом мы с моим партнером Игорем Рыбаковым занялись, будучи студентами 4-го курса. Увидев, насколько Россия отстала в области подряда на кровельные работы и в производстве кровельных материалов, мы решили занять эту нишу. Стали заниматься торговлей импортными кровельными материалами. Потом наладили производство в России.

- Деньги на начало бизнеса где взяли?

- Никаких кредитов в это время мы не брали. Сначала, когда только начинали работать кровельщиками, работа для нас была процессом, она давала вдохновение и радость. Но со временем наши проекты требовали большего фокуса, большего внимания, они стали отнимать практически все время: мы тогда жили, работая, а работа была нашей жизнью. Зато это приносило хорошие деньги.

Заработав первые деньги на подрядных работах, мы их все инвестировали в торговые операции. Покупали материалы за рубежом либо покупали сырье, перерабатывали гидростеклоизолы и продавали их в Москве. Это приносило основной доход с 1994 по 2000 год.

С 1996 года начали активно инвестировать в собственные заводы – купили в Выборге завод и реконструировали его. Затем купили площадку в Рязани и запустили там новую итальянскую линию в 1998 году. Потом были Рыбинский завод, Новоульяновск, Учалы, Минеральные Воды. Мы покупали новые производственные линии и устанавливали их на российских предприятиях.

 

На заводе в Выборге, 1996 год. Слева направо: С.А. Колесников, В.В. Марков, А.В. Завьялов, И.В. Рыбаков

 

- Неужели заводы в нашей стране стоили тогда так дешево?

- Это было время приватизации, предприятия становились акционерными обществами. После приватизации работники предприятий акции собственных предприятий не ценили. В результате акции многих компаний стоили очень дешево.

А мы покупали контрольные пакеты акций и становились собственниками этих предприятий.

- Почему компании, подобные вашей «Технониколь», едва зарождаясь, начинали процветать, а многие предприятия с многолетней историей, наоборот, разорялись?

- Потому что директора заводов с многолетней историей проводили старую политику, следуя не за прибылью и эффективностью, а за количеством рабочих мест. Они считали, что чем больше рабочих, тем это круче. Это шло в противоречие с экономикой предприятия, производительностью труда и качеством выпускаемых материалов.

Мы же проводили другую политику. Ставили во главу угла желание клиентов иметь качественный недорогой материал. Поэтому уделяли внимание инвестициям в новые технологии, покупали их в основном в Европе, запускали новые линии. И с этим пришел коммерческий успех.

- То есть этот успех – целиком заслуга бизнесменов новой волны?

- Ни в коем случае! Наших знаний и опыта не хватило бы. Мы опирались на опыт старых, проверенных кадров – директоров, главных инженеров, выросших в советской системе. Инженерная система Советского Союза была на очень высоком уровне. У нас были соратники, с которым работали с института, директора, которых приглашали в компанию, те, кто задуманное реализовывал на своих производственных и строительных площадках.

Нашей задачей было перестроить их мышление и логику в область коммерции, высокого качества и низкой себестоимости. Мы давали энергию, деньги, взгляды и технологии, а они занимались запуском и монтажом. Получился хороший сплав нового экономического взгляда с инженерным опытом. Это и принесло успех.

 

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Справка

Колесников Сергей Анатольевич, 49 лет

Совладелец и управляющий партнёр корпорации ТЕХНОНИКОЛЬ.

Родился в Ульяновске в 1972 году.

Окончил среднюю школу № 63 Ульяновска.

Образование высшее (окончил факультет физической и квантовой электроники Московского физико-технического института).

Женат. С супругой Анной воспитывают четверых детей (3 дочери и 1 сын).

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

12 лет побед, 2 года кризиса и рэкет

- Этот успех стал приносить потрясающий результат: состояние компании «Технониколь» стремительно увеличивалось. Только благодаря, как вы выразились, сплаву нового экономического взгляда с инженерным опытом?

- Была и другая причина – наступил благоприятный экономический период, поддержанный рынком. Нефть выросла в цене с 8 до 100 долларов за баррель. В нашу страну тогда потек огромный поток финансов. Сальдо текущих операций составляло больше 200 миллиардов долларов! Благодаря иностранным инвестициям в стране создавались предприятия. Российская экономика тогда росла темпами по 7% в год. Выше темпы роста были только в Китае – по 10-11%. Денежная масса росла по 45% в год. Да была инфляция, но зарплаты и спрос росли на 15-20%. Поэтому все новые продукты, которые мы выпускали, очень быстро находили свое место на рынке. Это было время впечатляющего роста в стране. Было сладко и радостно. Я очень надеюсь, что этот период у нас повторится в жизни.

- Сколько продолжалось это «сладкое» время?

- 12 лет: с 1996-го по 2008 годы. А затем в Россию пришел экономический кризис. 2008 год наша компания встретила с долгом в 14 миллиардов рублей. По тогдашнему курсу это было 500 миллионов долларов.

- Откуда взялся такой огромный долг у компании, у которой на протяжении многих лет бизнес развивался успешно?

- Дело в том, что с 2004 года, чтобы успевать за темпами рынка и продолжать наращивать производственные мощности, мы выпустили облигационный займ. Мы стали брать деньги взаймы. В 2007-м мы заняли на рынке 3 миллиарда рублей. По 24 рубля за доллар.

А после кризиса-2008 все держатели облигаций предъявили их к выкупу. Все банки потребовали от нас возврат денег. Так и получился наш долг в 14 миллиардов рублей.

2008-2009 годы были кошмарными, временем выживаемости. Все требовали денег. У нас не хватало средств на погашение. Банки подавали в суды. К счастью с одним банком нам удалось договориться продлить кредит на 2 года. К 2010 году стало понятно, что мы выплываем и сможем рассчитаться со всеми поставщиками оборудования.

Вот так резкий спад в экономике привел к тяжелой ситуации. Это был хороший урок.

- От таких спадов можно застраховаться?

- Нельзя. Экономика циклична. Есть большой цикл Кондратьева – 45-50 лет, есть более короткие – 7-12-летние. Идет подъем, потом – стагнация и иногда даже падение.

- Кроме кризиса 2008 года какие серьезные проблемы в бизнесе были у вас?

- Не хочу делить проблемы на серьезные и несерьезные. В природе существуют равновесные силы. И если вы создаете избыточный потенциал или чем-то слишком увлекаетесь, вас наказывают. Для нас ситуация 2008 года стала ярким примером того, что мы сильно увлеклись ростом, забыли о своих пассивах, о своих обязательствах. И природа рынка нам об этом напомнила.

Поэтому, чтобы не было таких последствий, нужно стараться соблюдать баланс.

- А как же проблема с рэкетом, который наблюдался в России в 90-х? Он тоже возник из-за несоблюдения баланса?

- В этом мире за все приходится платить. И тогда было время, когда мы просто платили деньги. Такие времена были для многих.

Но с приходом к власти Путина эти времена прошли. Однажды мы сказали рэкетирам, что больше платить не будем. И у них много вопросов не было. Они просто перестали требовать. Расстались и все. И даже угроз не было.

 

С Рыбаковым расстался, с биатлоном – любовь на всю жизнь

- Вы рассказали, что компанию «Технониколь» создали вместе со своим партнером Игорем Рыбаковым. Но с недавних пор он ушел в другой бизнес. Как вы расстались и поделили свои доли в «Технониколь»?

- В каком-то смысле он остается в управлении. Дело в том, что мы с ним в 2011 году договорились, что я буду управляющим партнером производственного комплекса «Технониколь», а Игорь – Торговой сети «Технониколь». У меня с 2015 года также появились производственные активы в Германии, Шотландии и России. У Игоря тоже есть собственный бизнес. Есть увлечения – познавать мир, развивать кругозор. Он занимается собственными активами. Хороший баланс интересов. Меня все устраивает.

- А как складываются ваши отношения с Рыбаковым?

- Они развивались динамично. Когда мы были студентами и жили в одной комнате, то были не разлей вода. Но очевидно, что такие отношения не могут длиться вечно. У нас появились семьи, разные интересы. Сейчас у нас вполне нормальные деловые отношения. Уважительные. Эти отношения развиваются.

- Вы хозяин предприятий, на которых работают тысячи сотрудников. Что бы вы никогда не отдали наемному работнику?

- Вопрос будущего компании, ее стратегии. Это сложно отдать в руки наемного работника, менеджера.

- Вас знают не только как совладельца компании «Технониколь» и человека, имеющего миллиардное состояние в долларах, но и как большого поклонника биатлона. Откуда любовь к этому виду спорта?

- Эта любовь продолжается с 1984 года, когда я 12-летним мальчишкой пришел в биатлонную секцию. Моим первым тренером стал Виктор Геннадьевич Вадиков, который жил в подъезде моего дома, только этажом выше.

Мне занятия биатлоном сразу понравились. Как сейчас помню свои тренировки, когда мы бегали по лесу в парке «40 лет ВЛКСМ». Каждое лето ездили в Ясашную Ташлу, где жили в спортивном лагере «Березка». Я там оббегал все леса.

Поступив в институт, продолжил заниматься лыжными гонками.

Сейчас, несмотря на занятость в бизнесе, продолжаю заниматься этим видом спорта. 5-6 раз в неделю тренируюсь по полтора часа. Зимой бегаю на лыжах, летом – кроссы. Тренировки по стрельбе, конечно, не так часты. Живу в Москве, там особо не постреляешь. Поэтому практикуюсь с оружием, когда выезжаю в свой дом в Рязани.

 

 

- Но вы ведь не только сами активно занимаетесь биатлоном, но и создаете условия для занятий другим людям…

- Как-то мы с известным ульяновским тренером Юрием Охотниковым съездили в Финляндию, на ветеранские соревнования по биатлону. Посмотрели в Контиолахти – городке, где проводятся этапы Кубка мира, местный биатлонный стадион. Тогда очень захотелось построить такой же стадион в России. И когда в 2010 году появилась финансовая уверенность в будущем компании «Технониколь», мы с Игорем Рыбаковым приняли решение инвестировать деньги в первый лыжно-биатлонный комплекс «Заря». Его мы построили в Ульяновске, надеюсь, на радость жителям города. Ведь сейчас здесь тренируются не только спортсмены, но и любители-лыжники.

- Сколько денег вложили в строительство?

- Около 70-80 миллионов рублей. Но в ближайшие годы хочу вложить еще около 30-40 миллионов рублей. Ведь количество занимающихся здесь увеличивается - значит, пора расширять комплекс. Нужно больше трасс, больше корпусов. В ближайшие три года хотим построить новый корпус, чтобы стало больше раздевалок. Также в планах - увеличение лыжных кругов, желательно до 10 км. Чтобы во время соревнований спортсмены бегали по одному кругу, а любители-лыжники - по другому. Потоки надо развести. Также построим водонапорную башню и системы искусственного оснежения. Чтобы в случае отсутствия снега при морозе делать искусственный снег.

- Не жалко денег?

- Мне нравится вкладываться. Ведь когда я был мальчиком, за меня тоже кто-то платил. Тогда все наши сборы оплачивал «Авиастар». Теперь пришло время вернуть мне ульяновцам то, что я в свое время получил. Есть желание продолжать крутить это колесо.

 

 

Под парусом. С семьей

- Бизнес, биатлон… Какие у вас в жизни еще интересы, Сергей Анатольевич?

- Интересов много. К примеру, люблю играть в футбол. Состою в футбольном клубе, в котором объединены выпускники МФТИ. Иногда собираемся, играем.

Пару раз в год стараюсь выйти в открытое море на паруснике. У меня есть капитанские права. В Средиземное море под парусом отправляюсь вместе с семьей. Ведь моя семья для меня на первом месте. Она для меня очень сильная поддержка.

 

 

- Дети пойдут по вашим стопам?

- Биатлонным? Не уверен. Никто из них не занимается лыжными гонами. Поскольку, наверное, не хотят проигрывать папе (смеется). Поверьте, я достаточно хорошо бегаю на лыжах.

Дети пошли по другой стезе, чтобы не конкурировать со мной на лыжне. Егор занимается силовыми тренировками, девочки танцуют. Но когда дети приезжают в наш дом в Рязани, то с удовольствием катаются на лыжах.

 

 

- Какая у вас есть заветная мечта, которую трудно купить за деньги, но очень хочется осуществить?

- Радость в жизни и любовь – это те вещи, которые должны быть в душе. Их не купишь никогда. Это некое состояние, в котором мы должны находиться. Радость жизни, радость бытия. Жить в благодарности ко всему окружающему. Отказ от гнева. Это то, что удается нам не всегда. Это не покупается. Не надо забывать, что мы гости в этом мире. Поэтому находить такое состояние внутри себя я желаю всем нам.

- Какие советы дадите ульяновцам, которые мечтают стать успешными предпринимателями?

- Первое – получить хорошее образование. Второе – вести правильный образ жизни и правильный образ мысли, избегать крайностей. Если нет этих базовых основ, то сложно удержаться. Третье – не сотворять себе кумира. У каждого человека есть свои достоинства и недостатки. Надо опираться на собственные достоинства, а не копировать других. Четвертое – делайте то, что нравится. Когда работа приносит радость и вдохновение, то надо обязательно добиться в жизни большего. Если работа – рабство, то заработанные деньги счастливым человека не сделают. Надо искать между возможностями рынка и собственным предназначением и вдохновением. Если сможете найти, то вас ждет удачная судьба.

 

Другие истории авторского проекта ulpravda.ru «Мое дело» читайте.

 

Фото предоставлены Сергеем Колесниковым

 

7487 просмотров

Читайте также