Другая жизнь. Как парикмахер из Ульяновска взялась за иголки и мастерит живых кукол


Кружево и нитки, кусочки кожи и меха, камешки и бусины – это еще не весь набор. Непременно нужны мастерство, вдохновение и много-много душевного тепла. Только так и получаются настоящие куклы. У Ларисы Назиной они живые. Нет, двигаться не умеют, умеют влюблять в себя с первого взгляда. Лариса всегда рукодельничала, но на первые эксперименты именно с куклами решилась только после тяжелой потери и сразу поняла – это ее. Пока руки работают, в голове проясняется – вот она, сказка, вот оно, чудо. О трагедиях, сказках и искусстве дарить счастье – в материале ulpravda.ru.

Лариса – многодетная мама, бабушка 11-летней внучки, парикмахер со стажем и ученица онлайн-школы текстильной куклы Анастасии Голеневой. Следует мастер-классам и пользуется готовыми выкройками, но в каждую куклу вносит что-то свое, особенное и уникальное.  За гуру в соцсетях 54-летняя Лариса наблюдает уже 6 лет и попробовать давно хотела, но было не до того.

Сверчок. Подарок внучке

«Я, честно говоря, всегда рукодельничала, всегда было это интересно, чего только не начинала. Была проблема в том, что у меня ребенок-инвалид и времени, понятно, не оставалось. Мысли в голове были, а времени для их реализации – нет. В прошлом году ребенка не стало… У нас было заболевание СМА (спинальная мышечная атрофия - редкая наследственная болезнь, вызванная генетическим дефектом в гене SMN1. – Прим. ред.), которое много сейчас обсуждают. В наше время, к сожалению, таких лекарств, как сейчас, не было. Говорили, что мы уйдем гораздо раньше, но, к счастью, мы до 18 лет дотянули. С красным дипломом окончили 11-й класс. Даниил был очень умный, очень интересный. Как правило, дети такого плана очень одарены. Они не могут двигаться, но с головой у них все прекрасно. Он был очень контактный, очень много сил давал в плане позитива… Это была другая жизнь», - рассказала Лариса о судьбе среднего сына.

Горе подтолкнуло Ларису к тому, что все свои планы надо воплощать в жизнь. И творить – пока хочется и есть возможность. Так она стала кукольником.

Черепаха

«Идеи пока не мои собственные, хотя задумки есть, но техники не хватает. По сей причине пришлось обратиться к моему любимому мастеру. Страшно было, но начала делать кукол сама. Уроки онлайн, никуда ходить не надо, что весьма меня устраивает. И вот такие вот штучки стали получаться, - поделилась Лариса. – Мне натуральные вещи нравятся, люблю с винтажными тряпочками работать. Уже все соседи знают, что я этим занимаюсь. Поэтому старые кружева, какие-то подзоры, все старинное такое мне тащат. Уже целый склад организовался. Очень люблю эти тряпочки перебирать. Мастер-класс дает общий образ, выкройки, технологию, но все равно работа адаптируется конкретно под каждого, кто это делает. Тема общая игрушки есть, а получаются они разными. Моя энергетика в моих игрушках».

- Действительно они у Вас все очень символичные. У каждой есть предназначение?

- Они разные. Сейчас тематика – зодиакальные знаки. Я делаю Скорпиона, дальше будет Рак. До этого были тотемные знаки. Лебедь у меня шедевральный получился, все сказали – ах, какие «Лабутены» – ботинки уж очень интересные вышли. Последним мы делали Шамана – это отдельный персонаж, сильно отличается от всех кукол. Я очень люблю этнотематику, что-то именно художественное, ритуальное. Он получился такой добродушный, хотя глазки у него ай-яй какие. И как-то все само собой начинает собираться: ракушки, камушки, бирюльки, давно забытые, но вспоминаются, и получается образ. Бывает иногда очень сложно игрушку одевать. Вроде бы все есть, а образ не складывается. И вот когда уже глаз прорисовываешь, начинаешь понимать – вот оно, и тряпочки подтаскиваются сразу же.

Цокотуха

- Так было и с сумочкой-самоваром для цокотухи, о которой Вы рассказали на своих страницах подписчикам?

- Это была вторая Муха-цокотуха – в синем. Первая – в бордовом – ушла в подарок хорошей знакомой Татьяне Сваричевской (в этом году ей исполнилось 80 лет, она всегда вела открытие кукольных спектаклей), с которой у нас уже семейные отношения. Она, конечно, обалдела.  И та Муха действительно была именно ее. А синяя Муха – совсем другая, и для ее самовара совершенно случайно нашелся прямо-таки царский орел, а с другой стороны – кружево. Она вот из этой истории. Вообще я люблю делать вещи с маленькими «вкусными» детальками, которые хочется рассмотреть.

- А где Вы такие находите? Специально заказываете какие-то наборы?

- Это называется сорока-ворона. Естественно, на «АлиЭкспресс» все изучено, но не очень это люблю, потому что мне надо пощупать и попробовать на зуб, чтобы понимать, о чем это. Все, что в городе есть рукодельного, – все давно исследовано, изучено и не дай бог туда лишний раз зайти, потому что опять уйдешь с авоськой. Бывает, что идешь за чем-то, а находишь совсем другое и понимаешь – вот эта деталька мне просто нравится, она мне в руку легла, что-то в ней есть, и она действительно потом куда-то пригождается.

- Сколько времени приходится на создание одной такой куклы?

- Очень по-разному. Шамана делала три недели, очень тяжело шел. Не могла понять подбор цветов, проработку образа, хотя технически все было понятно, а вот цветовая гамма не ложилась, в голове не рождался долго именно «мой Шаман». А вот новогодние коровы, с которых я собственно и начинала, у меня «из-под пера» летели за три дня.

Шаман

- Продаете только готовых кукол или работаете под заказ?

- К сожалению, я не могу работать на заказ. Не могу, наверное, глубоко понять человека, чтобы делать то, что ему хочется. Я сразу обговариваю: смотрите то, что есть, и, если нравится - берете, если нет – то посмотрели и ладно. В принципе, ничего не могу делать на заказ - ни в куклах, ни в дизайне, единственное что – в стрижках заказ святое дело.

- Сколько стоит одна куколка?

- Опять же очень по-разному. Та же самая Муха-цокотуха, коровки – по 5 тысяч рублей получаются. Там закупочная часть достаточно серьезная. А вот Шаман и Жар-птица – дорогие, где-то 18 - 20 тысяч стоят. Там очень много страз Сваровски – сами понимаете, сколько это стоит, очень много затрат на материалы.

- Для Вас это все еще хобби или все-таки возможность заработать?

- Я не хочу выходить на конвейерную работу. Это не мое. Я не бизнесвумен. Очень многие куклы идут просто в подарок. Не хочется жлобиться. Когда я понимаю, что человеку нравится – да почему бы не подарить, да сделаю себе еще пять штук.

- На выставки с куклами выезжать еще не пробовали?

- Я, конечно, в плане самолюбования хотела бы, но есть маленький нюанс. Во-первых, я не хочу выставляться с куклами, которые делала по мастер-классам. Сейчас я просто набиваю свою технику. У меня есть некие эскизы, чисто мои «вещи», но я для них пока не доросла. И есть нюансы чисто организационные. Это надо вступить в ассоциацию рукодельников, то есть те вещи, которые требуют организации, а не очень организованный человек, как все творческие люди, к коим я пытаюсь себя причислить. Наверное, и надо бы, но пока не дошло.

- Куклы для Вас – это труд или такая работа в радость?

- Это абсолютно не труд. Я наученная вставать рано – в 6 утра мы уже гуляем с собакой, а потом я могу шить. Бывает, и допоздна затягивается, понимаешь уже, что накапливается усталость и глазки в кучу, но… Вот как бывает у алкоголиков – утром встают и опохмелиться надо, аж руки трясутся, вот и у меня такой же адреналин, чтобы быстрее сшить и понять, что ж там дальше получается. Никто меня не заставляет, это чисто такой наркотик для меня.

- Свой способ уйти от реальности и погрузиться в сказку?

- Наверное, да.

- Как считаете, у кукол есть душа?

- Я стараюсь, чтобы она была. Куклы – достаточно сложный элемент, к ним очень по-разному все относятся. Даже в кругу моих знакомых некоторые не понимают, почему я этим занимаюсь – связывают с вуду и все такое. Да, у куклы есть своя душа, и ее надо почувствовать. Бывает, что образ вроде красивый, но понимаешь, что он не твой. Я беру не все мастер-классы, все пропускаю через себя.

- Сложно ли расставаться с готовой куклой?

- Как только она у меня «из-под пера» вышла, она должна у меня дома дня два постоять. Но не всегда получается. Черепашки у меня не простояли ни дня. Пока я их только две сделала, и опять-таки они разные. Первую я сразу же подарила – потому что у человека был день рождения, и при виде куклы у нее сразу челюсть отпала и ручки затряслись, а я поняла – если я этого сейчас не сделаю, все человеку испорчу. Кусок счастья подарила. Второй раз то же самое – человек пришел ко мне подстричься, увидел, и все – говорит, вот она моя – и черепашка в новый дом уехала. Первый мальчик-викинг у меня тоже быстро ушел. Только я фотографию сделала и выложила, тут же знакомая говорит – это мое, завтра приеду заберу. А девочка-викинг еще стоит, меня радует, вот буквально сейчас ей говорила – у меня передышка, я мальчика тебе сошью.

То есть жалости расставаться с куклами нет. Если я понимаю, что человек рад и я ловлю достаточно эмоций от него - мне никогда не жалко.

- Для кукольного театра не хотелось бы тоже что-то придумать?

- Туда я пока не добиралась. Это немножко другая стезя, и у них там свои прекрасные кукольники. Мои куклы – будуарные, стационарные, у них другой характер и эмоции, а в театре куклы игровые. До них я пока не доросла, и в планах такого нет.

- В соцсетях, где Вы показываете свои работы, у Вас интересный ник – Лора Квин. Это тоже символично?

- Меня просто в школе когда-то так звали. Вот я для «ВКашки» и использовала. Два прозвища у меня было: Лора Квин и Лора Чебурашка, но уж Чебурашку я ставить не стала, осталась только Квин.

Фото: личные страницы в соцсетях Лоры Квин.

2279 просмотров

Читайте также