Наши врачи. Как Ульяновск прощался с доктором Суровым, которого знал весь город

10 февраля 1947 года не стало врача от Бога, всемирно известного окулиста Григория Ивановича Сурова. Для ульяновцев это была настоящая трагедия. Старожилы вспоминают, что центральные улицы города в день похорон заполонил народ, все вышли попрощаться с любимым доктором.

Григорий Иванович Суров. За три дня до смерти

- Вы обращали внимание, как пишут имена на аншлагах с названиями улиц? – спрашивает архивист Антон Шабалкин, который почти двадцать лет посвятил изучению биографии Сурова. - Как правило, указывают лишь фамилию. Лишь в названии одной улицы Ульяновска, расположенной в поселке Сельдь, упоминается инициалы имени и отчество, в честь кого она названа: «ул. Сурова Г.И.». А в Заволжье, в Новом городе, проходит еще проспект Врача Сурова. Эти названия появились на карте города в 1976-м и 1986 годах, спустя десятки лет после смерти врача Григория Ивановича. Сегодня он незаслуженно забыт. Сейчас спроси любого ульяновца, живущего в Заволжье, в честь какого врача назван проспект, не ответят.

А в те послевоенные годы, как писал его ученик и коллега Александр Смирнов, «больные, говоря о нем, обычно называли только его имя и отчество, но не фамилию, как бы показывая тем самым, что каждому известно, кто такой Григорий Иванович».

«Четырнадцать тысяч слепых, потерявшие зрение от разных болезней, дети, юноши, девушки, старики и старухи, тысячи людей с различными заболеваниями глаз — пациенты доктора Сурова получили возможность видеть, избавились от страданий.

У доктора седые борода и усы. Когда он принимает больных, то похож на радушного хозяина, встречающего гостей. Его отеческий тон разговора с больными успокаивает, внушает безграничное доверие. Но он часто ругает больных за небрежность, которую они проявляют к себе, к такому сложному и нежному органу — глазам. И тогда в его голосе столько искреннего возмущения и отеческой заботы, что больные начинают оправдываться перед ним, как провинившиеся дети. Григорий Иванович бодр и жизнерадостен, и очень любит физический труд. Большую часть свободного времени он проводит в своем маленьком садике и огороде, созданном своими руками.[…] Этот человек влюблен в жизнь. <…>»

Григорий Иванович Суров

- Радость… Я счастлив чужими радостями. Я смотрю на мир глазами тысяч людей, которым я помог избавиться от страданий, — говорит Григорий Иванович», - отрывок из статьи, опубликованной 26 апреля 1936 года в ульяновской газете «Пролетарский путь» (журналист А. Дубов).

Григорий Иванович Суров родился в крестьянской семье 14 (26 - по новому стилю) ноября 1871 года в Алатыре Симбирской губернии.

«Начальное обучение получил в Волостной Начальной школе. По окончании ее обучался в Алатырской Прогимназии, а потом поступил в 5-й класс Симбирской Гимназии, которую окончил в 1891 г. и в том же году поступил на Медицинский факультет Казанского Университета. Университет окончил в 1896 г. со степенью лекаря с отличием и в том же году сдал экзамен на звание уездного врача», - писал в ноябре 1946 года в своей биографии «Жизнеописании» Григорий Иванович.

Суров – гимназист

Так как он учился за казенный счет, то после учебы свыше 30 лет служил военным врачом, совмещая службу с гражданской работой.

Будучи военным врачом, Григорий Иванович для пополнения знаний посещал клиники Парижа, Вены, Дрездена, Цюриха. В октябре 1902 года был прикомандирован на два года «к военной Медицинской Академии для усовершенствования в медицинских науках вообще и в частности по глазным болезням». От научной работы его оторвала Русско-Японская война. С апреля 1904 года по январь 1906 года Суров служил военным врачом в Манчжурии. После чего был на полгода снова прикомандирован к Академии.

С 1906 г. жизнь и работа Сурова почти сорок лет были напрямую связаны с Симбирском. «Летом 1906 г. с июня по Август работал с глазным отрядом в гор. Симбирске при Красном Кресте. С Августа 1906 г. по Ноябрь 1909 г. назначен ординатором Симбирского военного лазарета, где заведовал глазным и хирургическим отделениями…», – вспоминал он. В это время Григорий Иванович проживал на улице Мартыновой (ныне Радищева, 93).

В конце 1909 года военврач Суров был переведен старшим ординатором Двинского госпиталя в качестве заведующего глазным отделением на 80 мест. А в начале 1911 г. Суров, к тому времени уже коллежский советник (полковничий чин), вновь получил назначение в Симбирск – на должность старшего врача военного лазарета. Накануне перевода, 6 января 1911 г. он прислал в губернскую земскую управу заявление с просьбой об ассигновке средств, чтобы «немедленно приступить к оборудованию глазной лечебницы». Таким образом, благодаря конструктивному согласию между земскими властями и врачом, 108 лет тому назад при губернской земской больнице впервые в нашем городе было образовано глазное отделение сначала на 10, потом на 25 коек.

Глазное отделение Симбирской губернской земской больницы. 1940 год. Г.И. Суров сидит в центре

С началом Первой мировой войны Суров на германском фронте, «дважды был ранен при боях на реке Стаходе». Он приветствовал Февральскую революцию и выражал надежду, что «только в победе вместе с союзниками мы найдем спасение от анархии, позора и тьмы только что свергнутого деспотизма!». Во второй половине 1917 года Суров возвратился в Симбирск и совмещал работу в военном госпитале с заведованием глазным отделением, расширенным до 50 мест. Когда в сентябре 1918 года белые покидали город, Григорий Иванович вместе с госпиталем как военнослужащий был эвакуирован в Сибирь. В армии адмирала Колчака врача назначили начальником главного санитарного управления. А 16 января 1920 года началась служба военврача Сурова в Красной армии. По личной просьбе известного большевика Михаила Кедрова Григорий Иванович возглавил эвакуационный пункт в Тюмени. И более того — в сложнейших условиях Гражданской войны организовал глазное отделение, которого до него в Тюмени не было. В том же году по настоятельным просьбам симбирян Суров вернулся в наш город.

По словам Антона Шабалкина, в архиве хранится военный билет врача, где отмечена его служба в царской, белой и Красной армиях.

Военный билет Сурова Г.И.

- В 1920-е годы ретивые чиновники пытались лишить Сурова избирательных прав за службу у белых, но на защиту коллеги дружно встали ульяновские врачи, - рассказывает архивист. - Судебный процесс над Григорием Ивановичем в 1926 году «за укрывательство» и «недоносительство» закончился амнистией. Причем находясь под следствием, Суров выступал в Москве на Всесоюзном съезде окулистов.

Григорий Иванович возглавлял глазное отделение Симбирска, а потом Ульяновска с небольшими перерывами до самой смерти, одновременно вел прием по глазным болезням амбулаторно. Газета «Симбирянин» в июне 1911 г. сообщала: «По глазным болезням в Губернской Земской больнице док. Суров принимает по Понедельникам, Средам и Пятницам с 8 до 10 ч. утра».

Г.И. Суров в центре среди медперсонала больницы, 1922 год

«Григорий Иванович Суров отличался поразительной скромностью, редкостной во всем простотой, удивительной добротой и доступностью для больных, - вспоминал ученик Сурова, заслуженный врач РСФСР Александр Андрианович Смирнов. - Я не могу вспомнить ни одного случая, когда он, ведя в больнице амбулаторный прием, отказал бы хоть одному человеку, несмотря на огромное количество уже записавшихся к нему, но непринятых больных. С особым вниманием, трогательной заботой, симпатией Григорий Иванович относился к маленьким пациентам-детям и престарелым больным. Для первых в левом кармане его брюк всегда находилась плоская небольшая металлическая коробочка с конфетами. По его убеждению престарелость, долголетие не случайное и не врожденное (наследственное) явление, а следствие разумной жизни и, прежде всего, свободной от различных излишеств, вредных привычек. Сам он был противником даже слабых алкогольных напитков, никогда не курил. Нередко по своей доброте престарелым бедным больным на приобретение лекарств, очков давал свои деньги».

Несмотря на скромность и доброту, он жёстко относился к тем, кто чинил беспорядок и беспредел.

- Как-то незадолго до войны в больницу нагрянула с проверкой комиссия, - рассказывает Антон Шабалкин. - Как водится, начальство пускало пыль в глаза: палаты спешно отдраивались, больным выдавалось новенькое белье. А на глазное отделение пижам не хватило. Последовал приказ – объявить лежачими и спрятать их драные кальсоны под одеяла. Когда же проверяющие, убаюканные благодушными рапортами, ввалились в глазное отделение, они замерли в ужасе. Вдоль стен стояла шеренга больных оборванцев. Это «воинство» возглавлял энергичный старик в белом халате. Выставив вперед седую бородку, он решительно наступал на комиссию: «Полюбуйтесь! Эти люди тянутся к знаниям. Они испортили зрение, ночами читая книги, и труды Ленина-Сталина, между прочим. Что же советская власть не может создать им человеческих условий?!». Руководящие товарищи пристыжено моргали. Решиться устроить подобную выволочку чиновникам в Ульяновске на рубеже 1930 -1940-х годов мог лишь один человек — Григорий Иванович Суров.

23 июня 1941 года, выступая на митинге по случаю начала Великой Отечественной войны, Григорий Иванович говорил: «Если потребуется, я, семидесятилетний седой старик, готов и к тому, чтобы отправиться на фронт. […] Мы боремся за правое дело и мы победим. Кровь, пролитая нашим народом, избавит от постыдной неволи миллионы людей, порабощенных Гитлером. Кровь, пролитая нашим народом, приведет фашизм к окончательной гибели. Я знаю и верю, что вновь увижу Берлин, в котором о фашистском режиме будут вспоминать, как об ужасном кошмаре».

Григорий Иванович, несмотря на почтенный возраст, продолжал работать. Он спасал зрение и обычным людям, и впоследствии ставшим известными, например, будущему секретарю обкома по идеологии, а тогда еще молодому Владимиру Сверкалову, которому в молодости во время работы на станке стружка попала в глаз.

Спустя ровно 10 месяцев после образования Ульяновской области в регионе появился первый «Заслуженный врач РСФСР». Григорий Иванович Суров был удостоен почетного звания Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 19 ноября 1943 г. До самой своей смерти Суров оставался единственным заслуженным врачом из ульяновских медработников.

Вырезка из газеты «Ульяновская правда» от 29.12. 1943 года

Интересно, вторым врачом в области, кому было присвоено это звание в июне 1947 года, оказался тоже офтальмолог – ученик Сурова, Александр Андрианович Смирнов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 июля 1945 года орденов и медалей СССР были удостоены 13 медицинских работников Ульяновской области. Вторым в списке награжденных значился Григорий Иванович Суров. Орден Трудового Красного Знамени был торжественно вручен ему в конце 1945 года. А осенью 1946 года ульяновская общественность широко отметила 75-летие Григория Ивановича и 50-летие его врачебной деятельности. Его имя было первым внесено в «Книгу почета победителей социалистического соревнования» облздравотдела.

Фото предоставил Государственный архив Ульяновской области

1420 просмотров