Зачем брошенному ребёнку старший друг?


Ульяновская область присоединилась к международному проекту социального наставничества.

Максиму Чертухину двадцать шесть лет. Он женат, у него двое детей, он служит в церкви. Как минимум раз в неделю после службы едет в детский дом, там у него друзья. Одиннадцатилетний Юра бежит навстречу большому бородатому парню, залезает «под крыло».
- Как дела у тебя? Ты чего не в школе?
- Заболел вот… Смотри, это из ваты делали, - показывает мальчик свою картинку на выставочном уголке.

 


 

Девять добровольцев
Димитровград стал третьим городом в стране, после Хабаровска и Комсомольска-на-Амуре, в котором заработал проект «Старший друг». Проект, который предлагает особую форму работы с детьми-сиротами - наставничество. Ведь функция современного детского дома - содержание, а не воспитание, так прописано в уставных документах. Конечно, люди, которые работают там по призванию, часто выходят за рамки своих должностных обязанностей, понимая, что этим детям особенно нужны люди, а не функции. Только желательно - люди из «большой», внедетдомовской жизни.
«Наставник - взрослый, который работает с одним ребенком, помогает ему состояться в жизни. Чего не хватает ребенку в детском доме? Есть дом, еда, возможность учиться, посещать кружки, есть другие дети, хватает развлечений и праздников. Но ребенку в детском доме все равно плохо. Почему? Потому что нет возможности кого-то любить и чувствовать ответную любовь. Потому что нет значимого взрослого, который был бы «своим», а не общим. Для ребенка привязанность - максимально значимая потребность. Без нее не живут». Это текст из методического пособия для добровольцев, желающих стать наставниками.
В Димитровграде таких добровольцев пока девять. У каждого из них свои мотивы. Специалисты, которые работают с будущими наставниками, определяют главные из них: нереализованный (или реализованный не в полной мере) родительский инстинкт, желание быть нужным, желание передавать и получать важный опыт. Сам Максим Чертухин рассуждает так: «Вот проживешь ты жизнь и будешь спрашивать себя: что вообще хорошего ты сделал? Для себя, допустим, дом построил. А для других что? Если окажется, что ничего, то какой тогда был в жизни смысл?».
Максим, его супруга Евгения и их друзья из православного молодежного клуба работают с димитровградским детским домом «Планета» уже несколько лет. Сначала это была классическая «праздничная» благотворительность: приезжали раз в месяц (или реже) с подарками, устраивали застолье, играли с ребятами и уезжали до следующего неопределенного раза. Через несколько таких визитов волонтеры вместо радости увидели в детях холодность. Поняли, что делают что-то не так.
«Мы сами стали чувствовать эмоциональное выгорание, а дети перестали нас воспринимать, - рассказывает Максим. - Мы стали читать в Интернете об этой проблеме, наткнулись на статьи эксперта по социальному сиротству Александра Гезалова. Поняли, что, если будем заниматься бессистемно и группой, ничего не добьемся. Можно помочь только постоянной индивидуальной работой. Если мы зашли в детский дом, мы уже не имеем права просто так отсюда уйти. Если мы подошли к ребенку близко, то уже отойти от него не можем. Это не значит, что мы обязаны взять ребенка в семью и стать для него родителями. Но есть и другой вид близких отношений - дружба, наставничество. Старший друг должен показать проблемному ребенку жизнь не ту, которая была у него, а нормальную».


Отношения, которых не хватало
Необходимость такого вида отношений с детьми-сиротами осознали во всем цивилизованном мире, а наставничество стало движением международным. В России есть несколько проектов с разными названиями на эту тему. Димитровградские активисты вышли на хабаровский проект «Старший друг», который работает уже больше года. Там с удовольствием поделились методиками и готовы поддерживать коллег-новичков столько, сколько нужно. Недавно создатель проекта Юлия Цун по видеосвязи консультировала будущих наставников из Ульяновской области, делилась практиками.
Вообще, прежде чем приступить к непосредственной работе с ребенком, сложным и травмированным, наставник в течение нескольких месяцев проходит специальную подготовку. Психолог детского дома «Планета» встречается с добровольцами и рассказывает, как правильно вести себя с этими детьми, с какими трудностями придется столкнуться, как решать самые разные проблемы. Допустим, как себя вести, если ребенок соврал наставнику? Или - если наставник любит читать, а ребенок совсем не читает? Здесь нужен совет и поддержка специалиста.
Наставника будут подбирать для ребенка, а не наоборот. Будут исходить из личностной совместимости и того, насколько может тот или иной человек закрыть потребности того или иного молодого человека. К примеру, есть агрессивный мальчик. Наставником такого ребенка может стать, например, спортивная активная девушка, которая вовлечет его в активный спорт, где он сможет выплеснуть свою агрессию безопасно для окружающих.
«Идея, правда, хороша настолько, что даже мне нравится, - говорит директор детского дома «Планета» Валерий Муллов. - Мы подобрали наставникам сложных, взрослых детей - тех, кому особенно нужна помощь, человеческое тепло. Какими-то путями надо внушать этим детям веру. Два года назад мы поднимали подобную инициативу в нашем городе, начинали проект «В гостях у бабушки». Но все встало. Так давайте начнем опять, с другой стороны…».


У дружбы есть результаты
Сейчас в России более 75 процентов детей в детдомах - это ребята старше десяти лет.
В Ульяновской области по данным на конец февраля этого года значатся 508 детей, которых можно принять в семью. Из них 400 ребят старше десяти лет. Эта та категория детей, которых меньше всего хотят усыновить, а значит, им, вероятно, придется быть в детском доме до достижения совершеннолетия.
Согласно статистике, 90 процентов выпускников детских домов не доживают до сорока лет, дети бывших воспитанников также попадают в подобные учреждения. То есть успешно социализируются в обществе лишь десять процентов выпускников. Именно с детьми старшего возраста работает проект «Старший друг». Задача наставника - адаптировать подшефного ребенка к жизни в социуме, научить его делать выбор, самостоятельно принимать решение и брать на себя ответственность за него.
«Отец Максим частый гость у нас. И однажды мы проговорили проблему, что дети, которые выходят в свободную жизнь, не имеют никакого представления о том, что такое эта жизнь, что такое отношения между родителями и детьми, семейный быт, обязанности, функционал мамы и папы. Это та линия, за которую дети не заходили, а если и заходили, воспоминания не самые приятные. Дети, которых воспитывали головой о батарею, не знают и не понимают вещей, которые для нас кажутся элементарными, - говорит Валерий Муллов. -  Ребенок должен попасть в нормальную семью, хотя бы на короткий срок, чтобы понять, что к чему. Мы в детском доме даем им теорию, имитируем жизнь. Но только в семье можно изжить иждивенчество, привить умение делиться. Надо на практике подтвердить наши поучения. Если получится сформировать дружественные отношения между семейной парой и конкретным ребенком, которые смогут ему что-то в жизни подсказать, будет здорово».
Как только у воспитанника детского дома появляется человек, готовый стать ему другом, взрослым советником, ребенок начинает меняться. По данным международных исследований, эмоциональное состояние ребенка, у которого есть наставник, улучшается в 84 процентах случаев, в 79 процентах случаев ребенок становится более уверенным в себе. 74 процента становятся общительнее, более 50 процентов начинают активно проявлять инициативу.

И еще…
В «Школе наставников» декларируют, что наставник ни в коем случае не заместитель родителя. Это невозможно, и такой цели не стоит. Это старший друг, способный помочь, поддержать, способный принимать ребенка таким, какой он есть, видеть его немного иначе, чем воспитатели и другие сотрудники. Для ребенка важно, что кто-то общается с ним не потому, что это его работа, а потому, что он, ребенок, кому-то важен и интересен.
Стать наставником может практически любой желающий, если он достиг совершеннолетнего возраста, не имеет психических проблем и судимости. Присоединиться к проекту, узнать подробности можно в группе «ВКонтакте» под названием «Мелекесская епархия социальное служение».

Юлия Цун, автор проекта «Старший друг»:
Общественность не должна решать свои задачи за счет благотворительности, которая часто несет вред. Представьте ребенка, за которого все вопросы решают воспитатели, социальные педагоги, юристы, повара, волонтеры… Такая система деформирует личность, воспитывает иждивенца и потребителя, не приученного к труду. После выпуска из детского дома человек будет ждать манны небесной и не понимать, куда делись все эти добрые тети и дяди с подарками и играми. Что он будет делать? Воровать, пить, употреблять наркотики.
А общество и дальше будет верить, что причина в генах. Игры, песни и подарки не решат проблему ребенка. Взрослая жизнь - это не игра. Вот как раз этой взрослой жизни и учат наставники, они строят с ребенком честные отношения.

Екатерина Нейфельд

Читайте свежий нмоер газеты "Ульяновская правда"

518 просмотров