«Великоросс», калмык, еврей, немец, швед… О корнях Владимира Ильича Ульянова


«Мы, великорусские социал-демократы», «нам, великорусским сознательным пролетариям», - так писал Ленин в своей статье «О национальной гордости великороссов», подчёркивая свою причастность к «великороссам». Да и в анкете делегатов XI Всероссийской конференции РКП/б/ в 1921 году Ленин указал свою национальность как «великоросс», то есть русский.

Однако теперь уже досконально известно, что корни Ульяновых были очень разные. Это утверждают и научные сотрудники Ленинского мемориала, которые не одно десятилетие занимаются изучением родословной Ульяновых и, в частности, Владимира Ильича.

Исследования родословной Ильича

Ещё в конце 1920-х – начале 1930-х годов сотрудники первого ленинского музея обращались к Анне Ильиничне, Дмитрию Ильичу, Марии Ильиничне Ульяновым с вопросами о родителях их отца и матери. А в мае 1935 года состоялась командировка первого научного сотрудника музея Анны Григорьевны Медведевой в Астрахань, чтобы собрать материал об отце Ленина, Илье Николаевиче Ульянове, для выяснения генеалогии семьи. Там она работала в астраханском архиве при содействии заведующего архивом Петра Ивановича Усачёва, известного исследователя. Как известно, выяснением национальности предков Ленина он занялся целенаправленно с середины 1920-х годов.

Тогда были сделаны фотоснимки, в том числе и дома деда Ленина – Николая Васильевича Ульянова в Астрахани, в котором родился и жил до 18 лет отец Ленина – Илья Николаевич Ульянов. Сейчас там находится музей истории города (бывший Дом-музей Ульяновых) - объект культурного наследия регионального значения. Мемориальная табличка гласит: «Дом, в котором родился и жил с 1831–1850 гг. педагог-демократ И.Н. Ульянов — отец В.И. Ульянова (Ленина)».

Музей истории города Астрахань - дом деда Ленина, Николая Васильевича Ульянова в Астрахани

Анна Григорьевна Медведева получила от Усачёва ценные материалы о родословной Ильи Николаевича.

На сегодня известно, благодаря многочисленным исследованиям родословной Ульяновых, что дед Ленина по отцовской линии Николай Васильевич происходил из села Андросова Сергачской округи Нижегородской губернии. Документы позволили проследить три поколения Ульяновых, живших в Андросове. Прапрадед В.И. Ленина — Никита Григорьевич, прадед — Василий Никитич и дед Николай Васильевич были крепостными крестьянами нижегородских помещиков Бреховых. В 1791 году дед Ленина был отпущен помещиком М.С. Бреховым на оброк. Согласно Высочайшему Указу от 19 июля 1797 года он стал свободным человеком. Этот правительственный указ разрешал не возвращать к помещикам с окраинных земель крестьян, засчитывая их владельцам как сданных в рекруты. Так Николай Васильевич Ульянин, отрабатывавший оброк в Астраханском крае, стал государственным крестьянином. Он занялся портняжничеством. В 1808 году он был причислен к мещанскому сословию, жил и работал вначале в селении Новопавловском Астраханской губернии, а затем переехал в Астрахань. Там он вступил в цех портных. В 1811 году он женился на Анне Алексеевне Смирновой.

В списках мужского населения Астрахани для рекрутского набора 1837 года указывалось: «Николай Васильев Ульянин, у него дети Василий 14 лет, Илья 2 лет, коренного российского происхождения».

Николай Васильевич скончался, когда младшему Илье было всего пять лет. По информации научных сотрудников астраханского музея, после смерти отца всю семью содержал Василий Николаевич – старший сын, которому на тот момент исполнилось 15 лет. Он работал на соляных промыслах объездчиком и приказчиком у братьев Сапожниковых и других купцов. Он и помог брату получить достойное образование.

Илья Николаевич Ульянов – отец Владимира Ильича Ульянова (Ленина)

В 1843 году Илья Николаевич после окончания с отличием Астраханского уездного училища поступил в Астраханскую мужскую гимназию. Затем после ее окончания в 1850 году с серебряной медалью поступил в Казанский университет на коммерческий физико-математический факультет и окончил его в 1854 году со степенью кандидата математических наук. В 1855–1863 годах Илья Николаевич Ульянов — старший преподаватель математики и физики в Пензенском дворянском институте. В 1863 году он вступает в брак с Марией Александровной Бланк и переводится старшим учителем математики и физики в Нижегородскую мужскую гимназию, одновременно работая преподавателем и воспитателем в других учебных заведениях Нижнего Новгорода. В 1869 году Илья Николаевич получает назначение на должность инспектора народных училищ Симбирской губернии.

О калмыцком происхождении Ильи Николаевича Ульянова

Некоторые исследователи говорят о калмыцком происхождении Ильи Николаевича Ульянова. В том числе об этом в своих произведениях пишет Мариэтта Сергеевна Шагинян, которая впервые посетила Дом-музей В.И. Ленина 21 июля 1936 года и лично от Медведевой, как говорится, «по свежим следам» получила информацию о родословной Ульянова.

Так, в романе «Семья Ульяновых» сказано, что мать Ильи Николаевича, Анна Алексеевна Ульянова (Смирнова), «вышла из уважаемого в астраханском мещанстве крещеного калмыцкого рода». А в очерке «Предки Ленина (Наброски к биографии)», впервые опубликованном в журнале «Новый мир» (№ 11, 1937 г.), Шагинян прямо говорит: «Есть документ о том, что отец Анны Алексеевны был крещеный калмык». К сожалению, писательница не включила его ни в одно из своих произведений. Другой известный исследователь родословной Ульяновых, Михаил Гиршевич Штейн, предполагает, что если документ был изъят из архива по указанию партийных органов в 30-х годах XX века, то в настоящее время может находиться в каком-либо из специальных архивов. Однако до настоящего времени поиск этого документа не увенчался успехом.

Предки Ленина по линии Ильи Николаевича Ульянова

Можно предположить, что документ о происхождении бабушки Ильи Николаевича был просто уничтожен. Иосиф Виссарионович Сталин, который на тот момент руководил страной, внимательно следил за публикациями в журналах и книгах, особенно исторических. Сначала он никак не отреагировал на очерк и роман Шагинян. Но вскоре берлинская газета «Штурм» опубликовала очерк Шагинян с комментариями Геббельса.

«В нём акцент, причём в исключительно оскорбительной форме, - пишет М.Г. Штейн в статье «К вопросу о генеалогии рода Ульяновых», - был сделан на калмыцкое происхождение деда и матери И.Н. Ульянова. Реакция И.В. Сталина на эту публикацию была резкой и негативной по отношению к М.С. Шагинян».

Штейн далее отмечает: «После принятого по инициативе И.В. Сталина 5 августа 1938 года постановления Политбюро ЦК ВКП(б) «О романе Мариэтты Шагинян «Билет по истории», часть 1 «Семья Ульяновых», в течение последующих восемнадцати лет в своих произведениях она не касалась ленинской темы». Потом было ещё несколько заседаний руководства Союза писателей СССР. В конце концов было признано, что «правление ССП и его руководящие деятели проглядели выход в свет политически вредного и идеологически враждебного произведения, каким является роман Мариэтты Шагинян «Билет по истории».

«В условиях 1938 года это по существу был смертный приговор, - подчёркивает в статье Штейн. - Писательница не была даже репрессирована. Убеждён, что это произошло потому, что она предъявила А.А. Жданову копию или фотокопию документа, подтверждавшего калмыцкое происхождение А.Л. Смирнова – деда И.Н. Ульянова».

Интересно, что в начале 1920-х годов сами Ульяновы – дети Ильи Николаевича, практически ничего не знали о деде по отцовской линии. В памяти Анны Ильиничны – старшей сестры Владимира Ильича, остались только самые яркие рассказы отца о детстве и собственные воспоминания о единственной встрече с бабушкой и дядей: «Помню поездку на пароходе, нас двоих старших (Александр и Анна) с матерью из Нижнего в Астрахань, к родным отца. Это было ранней весной, с первыми пароходами, когда мы были в возрасте 3-4 лет. Смутно припоминаю маленький домик, старую бабушку и дядю: припоминаю, что с нами возились как с желанными гостями и, как мать находила, баловали нас чересчур. К этим родным мы ездили только раз…». Получается, Владимир Ильич вообще не был знаком со своими родственниками по отцовской линии.

О еврейских предках Владимира Ильича Ульянова (Ленина)

«О существовании еврейских предков Ульяновы узнали из документов, выявленных по запросу Анны Ильиничны в 1924 году в архивах Ленинграда. В запросе Анна Ильинична сообщила все сведения, которые были известны ей об Александре Дмитриевиче Бланке: «…1. Родился в 1802 году (кажется в Житомире). 2. Купеческого сословия. 3. Поступил в 1820 году в Петербургскую Медицинскую академию. 4. Окончил её со званием лекаря в 1824 году. 5. Служил одно время в больнице Марии Магдалины. 6. Был женат на некой Анне Ивановне Грошопф (кажется, шведке), отец её имел дом на Васильевском острове». Узнав о выявленных документах и их содержании, руководство Института Ленина приняло тогда решение не обнародовать сведения о еврейских предках Ульяновых», - из статьи Г. А. Бородулиной «О версии происхождения предков В.И. Ленина по отцовской линии в книге А. Арутюнова «Досье Ленина без ретуши».

Но Анна Ильинична Ульянова, узнав из документов Департамента полиции о том, что их дед по матери был сыном мещанина Мошки Бланка, решила использовать эти данные при подготовке биографии своего знаменитого брата. После того как в Институте Ленина, сотрудницей которой она была, оглашение этих сведений было признано «неудобным», обратилась за разрешением к Иосифу Виссарионовичу Сталину: «Факт нашего происхождения, предполагавшийся мною и раньше, — писала она, — не был известен при его [Ленина] жизни… Я не знаю, какие могут быть у нас, коммунистов, мотивы для замалчивания этого факта». «Молчать о нём [факте] абсолютно», — ответил Сталин.

Александр Дмитриевич Бланк – дед Владимира Ильича Ульянова (Ленина) по линии матери

«Александр Дмитриевич Бланк родился в 1802 году в Житомире. Он был еврейского происхождения, из староконстантиновских мещан, был сыном Мошки Бланка и носил имя Абель. Вместе со своим братом Израилем он учился в житомирском поветовом училище (нечто вроде среднего), окончив которое, оба брата попадают — каким образом неизвестно — в Петербург, принимают крещение (в 1820 году) и нарекаются: Абель — Александром, а Израиль — Дмитрием. Как явствует из свидетельства, крещены они «по предписанию митрополита» и восприемниками их были знатные и чиновные люди: Дмитрия — действительный статский советник, сенатор Дмитрий Осипович Баранов и действительного статского советника Шварца жена, Елизавета Осиповна; Александра — действительный статский советник граф Апраксин и означенного г-на Баранова жена, Варвара Александровна», - гораздо позже в своей книге написала Анна Ильинична Ульянова-Елизарова.

Чуть позже историки из архивных документов узнали, как сыновья Бланка приняли христианство и оказались в Петербурге. Известно, что в апреле 1820 года в Житомир прибыл в служебную командировку «высокий чин» – правитель дел так называемого Еврейского комитета, сенатор и поэт Дмитрий Осипович Баранов. Каким-то образом Бланку удалось встретиться с ним. Он попросил сенатора оказать содействие его сыновьям при поступлении в Медико-хирургическую академию в Петербурге. Баранов евреям отнюдь не симпатизировал, но он согласился двум «заблудшим душам». Братья сразу же отправились в столицу и подали прошение на имя митрополита Новгородского, Санкт-Петербургского, Эстляндского и Финляндского Михаила.

К слову сказать, очень любопытной личностью был отец Александра Дмитриевича, основоположник рода Моше Бланк. Первое упоминание о нем содержится в ревизии 1795 года, где среди мещан города Староконстантинова Волынской губернии под номером 394 записан Мойшка Бланк. Откуда появился он в здешних местах, непонятно. Известно, что он являлся незаконным сыном служившего в Минске крупного чиновника (возможно, из эмигрировавших в Россию после французской революции), и, вопреки обычаям, минская еврейская община не хотела регистрировать его евреем и с еврейской фамилией.

Из документов вытекает, что евреем его всё-таки зарегистрировали, но с фамилией, как отметила Анна Ильинична Ульянова, «французского корня». Урожденный Моше (Мойше) Ицкович Бланк, занимался шинкарством, активно конфликтовал с органом еврейского самоуправления (кагалом). В 1806 году Мойша Бланк оскорбил кагального Штейнберга и донес властям, что староконстантиновские евреи утаивают от местных властей настоящее количество своих детей. По законам общины, донос на своих признавался величайшим проступком и наказывался херемом (проклятием). Подвергшийся херему изгонялся из общины. Но в случае с Мойшей Бланком херем не был применен. В 1808 году 22 жителя Староконстантинова, Кременца и Бердичева обвинили Бланка в поджоге Староконстантинова. Пожар действительно имел место 29 сентября. Мойшу Ицковича арестовали, судили, но его виновность так и не доказали. В итоге Мойша Ицкович со всем семейством уехал в Житомир, бросив дом и шинкарство. 1 января 1835 года он был крещён.

Есть также сведения, что в сентябре 1846 года Дмитрий (Моше) Бланк написал императору Николаю I. В письме Дмитрий (Моше) предложил в целях ассимиляции евреев запретить им ношение национальной одежды, а главное — обязать их молиться в синагогах за российского императора и императорскую фамилию. О письме вскоре было доложено Николаю I, который полностью согласился с предложениями «крещеного еврея Бланка», и в 1850 году евреям запретили ношение национальной одежды, а в 1854 — ввели предложенный Бланком текст молитвы.

Еврейская ветвь родословной Ленина

Но вернёмся к Александру Дмитриевичу Бланку, деду Владимира Ильича Ленина.

Крещение позволило ему и его брату Дмитрию (имя, взятое в крещение) поступить в медико-хирургическую академию в Петербурге. В 1818-1824 годах Александр Дмитриевич учится на военного врача в Императорской медико-хирургической академии в Санкт-Петербурге. В 1824 году он и его брат стали врачами.

В этом же году Александр Дмитриевич перевёлся в Смоленск и поступил на государственную службу.

В 1826 году он был командирован в город Олонец для борьбы с эпидемическими заразными заболеваниями, где пробыл несколько месяцев. За успешную ликвидацию эпидемии был награждён правительственной наградой.

В 1829 году Александр Дмитриевич женился на Анне Иоганновне Гроссшопф (1810—1838), отец которой был немцем, а мать — шведкой.

Александр Дмитриевич часто бывал у своего благодетеля – сенатора Дмитрия Баранова, у которого собирался чуть ли не весь «просвещенный Петербург». И, вполне возможно, там Бланк познакомился с братьями Грошопфами, после чего был принят в их доме.

26 июня 1831 года во время холерного бунта обезумевшей толпой был убит брат Александра Дмитриевича. В тот день Дмитрий Дмитриевич дежурил в центральной холерной больнице Петербурга. Участников убийств амнистировали, а некоторые врачи с «не такими фамилиями», как всем хотелось, в том числе и Александр Дмитриевич Бланк, ушли в отставку.

Весной 1833 года Александр Дмитриевич возобновил службу, став ординатором в городской больнице святой Марии Магдалины для бедных, где прослужил до 1841 года. Он стал одним из пионеров отечественной бальнеологии (лечения минеральными водами).

В отставку Александр Бланк вышел в чине статского советника, что дало ему право на потомственное дворянство.

На накопленные за годы службы средства и взятый в банке кредит Александр Бланк приобрел имение - деревню Кокушкино Казанской губернии. Таким образом, он стал мелким помещиком.

Александр Дмитриевич скончался 17 июля (29 июля) 1870 года в селе Кокушкино в Казанской губернии, когда его внуку Володе Ульянову было три месяца. Тем не менее он успел его увидеть перед своей смертью.

При содействии ОГАУК «Ленинский мемориал», Ульяновск

778 просмотров