От Тёркина к Карлсону

Любите историю про мужчину в полном расцвете сил, про лучшее в мире привидение с моторчиком, обожающее торты-варенье? Значит, скоро можете отправиться на свидание с Карлсоном в Ульяновский театр кукол.
Режиссер Максим Пахомов из Санкт-Петербурга и главный художник нашего театра Дмитрий Бобрович создают спектакль «Малыш и Карлсон». Премьера - 26 февраля. А пока мы решили пообщаться с мужчиной в полном расцвете режиссерских сил - 37-летним Максимом Пахомовым. 
 
- Максим, как вы попали в наши края?
- Давно знакомы и с директором Ульяновского театра Александром Колтуном, и с художественным руководителем Владимиром Бирюковым. Они видели мои работы в Московском и Петрозаводском театрах кукол и пригласили сотрудничать.
Выбирайтесь из театральной кастрюльки
- Мне трудно представить, что молодой человек, поступая в театральный институт, мечтает не о Гамлете, а о театре кукол... 
- Вообще-то я всегда мечтал поступить на кукольное отделение. Но так сложилось, поступил на драму - в Санкт-Петербургскую академию театрального искусства, там же окончил аспирантуру - кафедру пластического воспитания. Будучи уже преподавателем в театральном институте, я всегда чувствовал обиду, что набор на куклы зачастую идет по остаточному принципу: никуда не попал, пойду на кукольное. И очень здорово, когда я вижу людей, которые этим заражены, увлечены. Вообще увлеченный человек всегда вызывает у меня уважение, чем бы он ни занимался. 
- Теперь, как я понимаю, вас больше увлекает режиссура?
- Режиссерский опыт у меня маленький, но он все же есть - с десяток спектаклей. Я начинал в Питере, где служил в Театре ненормативной пластики: в нем доминирует язык тела, хотя идут и драматические постановки. Вот недавно был спектакль по Гончарову «Обломов». Первый большой проект в куклах я делал в Абакане. Это был спектакль по хакасскому эпосу «Арчол. Путь воина», который возили на театральный фестиваль в Канны. Еще ставил большие пластические куски в опере «Иоланта» в Питере в театре «Зазеркалье».
- Что же вы так «разбрасываетесь»?
- Не надо зацикливаться на чем-то одном. Когда ты выбираешься из своей театральной кастрюльки и выходишь в мир - не в свет, а в мир! - видишь, сколько там происходит интересных вещей. Это тоже опыт, который потом перемалываешь, отражаешь в актерской или режиссерской работе. 
- Так к каким же жанрам тянет больше?
- Сложно сказать. Вот когда меня спрашивают, какая музыка мне больше нравится, для меня этот вопрос - катастрофа. Могу слушать фолк, могу джаз или бабушек, которые поют старинные северные песни. Когда чувствуешь, что в тебя это попадает, с тобой перекликается, то тебе нравится. Так же и в театре - притягивают темы. Если тебе интересна какая-то тема, ты хочешь себя в ней попробовать, что-то в ней найти. Собираешься в путь - и вперед. 
- А с куклами вам проще выразить свои идеи?
- Я считаю, что театр кукол гораздо сложнее, чем драма, потому что он требует универсальности от актера, чтобы он был Артистом с большой буквы. Таким универсальным солдатом. Требует огромного количества навыков и умений - эмоциональных, технических. В драме актер работает только своим телом и эмоциями. А в куклах... Как сделать, чтобы зритель поверил: что эмоции возникают в кукле, а не в актере, за ней стоящим? А ведь кукольный образ может быть и не похож на человека. Это может быть тряпочка или кусок поролона. И он оживает. И я уже не вижу актера, а только это существо, и верю ему, и получаю заряд эмоций. Мне кажется, это очень непросто. 
Параллелей не боюсь
- Ваш спектакль «Теркин на том свете» в Ульяновском театре кукол вызвал противоречивые впечатления. Какая тема притянула вас именно в этой вещи?
- Да, это очень непростой спектакль. Прежде всего привлек неунывающий персонаж Василий Теркин. Но ведь вторая часть о Теркине - это история не про войну, а про структуру государства, которая была в то время. И я хотел найти параллели с нашим временем. Все-таки в каких-то вещах мы начинаем в то время возвращаться. 
- Разве за 70 лет люди не изменились?
- В чем мы изменились? С возникновением новых технологий, с прогрессом меняются наше мировосприятие, наши интересы. Но качества людские все равно остаются - зависть, злоба, жадность, боязнь потерять теплое место, на котором человеку журавлей с неба не надо, лишь бы его не трогали. Это можно прочесть и в нашем спектакле.
- С Карлсоном, наверное, полегче?
- Конечно. Спектакль о том, что любой ребенок мечтает о таком друге, с которым ничего не запрещено, с которым можно полетать и похулиганить, которому можно довериться.
- Я обожаю мультик про Карлсона. Не боитесь параллелей?
- Я тоже обожаю, это гениальный мультфильм. Параллелей не боюсь. Они в любом случае будут невольно возникать. Пускай люди сравнивают. Но если пытаться сделать нечто подобное - это не совсем верно. Нужно делать свою историю, свой художественный мир. Вот сейчас проводился конкурс детского рисунка для афиши нашего спектакля. Знаете, каких разных Карлсонов навоображали дети! Далеко не все они связаны с мультфильмом. 
- В вас что-то есть от Карлсона?
- Я по знаку зодиака Весы. Они бывают или очень уравновешенные, или те, которые всю жизнь пытаются найти равновесие, а их мотает туда-сюда. Иногда у меня бывает, как и у всех, наверное, желание сказать: «Да гори оно все огнем», бросить все и уехать в Таиланд! 
- Или улететь на крышу...
- Да. Это же от Карлсона! Но подумаешь и махнешь рукой: «Пустяки! Дело-то житейское».
Татьяна ФОМИНА
 
310 просмотров