На гастроли ездили в санях…

Только представьте себе: еще больше года до конца войны, а в Ульяновске открывается театр кукол! Театр, созданный радовать забывших о праздниках детей и уставших от невзгод взрослых. С той поры прошло почти семь десятилетий…
В апреле 2014 года Ульяновский областной театр кукол имени В.М. Леонтьевой будет отмечать 70-летний юбилей. «НГ» подготовила цикл материалов от тех, кто в разные годы выходил на сцену, придумывал кукол, ставил спектакли. Наш сегодняшний разговор – c Риммой Назаровой, первой среди актеров-кукольников получившей звание заслуженной артистки РСФСР.
...Ни разу не встречала актрису, которая призналась бы, что с детства мечтала работать в театре кукол. И Римма Григорьевна не исключение: хотела служить в драматическом театре. Но господин Случай распорядился по-своему. Римма Назарова поступила на театральное отделение училища культуры.
– Но девушка я было необеспеченная, – вспоминает Римма Григорьевна, – и решила из училища уйти. Как раз узнала, что идет прием в театр кукол. Пришла, меня послушали, но поинтересовались, почему не хочу закончить учебу. Говорю, что нет средств, помочь некому. «Доучивайтесь, мы вам поможем», – пообещала директор театра Неверова. Так в 1960 году я пришла в театр кукол.

Как куклу учат разговаривать
Для начала дебютантку попросили помочь подыграть в спектакле для взрослых «Чертова мельница». Дали куклу в руки, ходит туда-сюда за ширмой. А руки-то устали! Римма взяла и опустила. Ей как стукнули по руке-то – ну-ка подними! Первой ролью молодой артистки стал Маленький Олененок в спектакле «Домик-пряник».
Тогда все спектакли кукольники играли за ширмой. «А не обидно было, что кукол зрители видят, а актеров нет?» – интересуюсь у Риммы Григорьевны. «Нет, я об этом даже не думала, – уверяет актриса. – Думала о том, что вот в драмтеатре артист себя показывает и все. Если он простак – только простак, герой – значит, герой. А тут никаких амплуа. Надо петь, танцевать, куклу держать, за ней следить, да еще самой текст не забыть! Мне кажется, это и труднее, и сложнее. Вначале, бывало, кукла даже мешала, к ней надо было привыкнуть. Нужно голос так найти-подобрать, чтобы кукла его воспринимала и получалось будто бы она сама разговаривает. Потом эти трудности уходят, и происходит слияние актера и куклы».
Римма Григорьевна любила всех своих героев и героинь. Потому что пока работаешь над ролью, привыкаешь к кукле, втягиваешься в общение с ней. «Получишь куклу. Сначала ее до мелочей рассмотришь, – рассказывает Назарова. – Стоишь перед зеркалом, крутишься туда-сюда, ручками-ножками двигаешь, голос пробуешь – ее или чужой, а потом на сцену». Так что актриса провела у зеркала времени больше любой другой женщины.
Ролей своих Назарова точно не сосчитала. Но их было больше 120! Почти всех помнит. И девочек, и мальчиков, и бабушек, и дедушек, и зайчиков, и лисичек, и птичек, и медвежонка, и принцесс, и Бабу-ягу. Кстати, Бабу-ягу играла в нескольких спектаклях – и злобную, и добрую, и хитрую. Долго мучилась над ролью наследника Тутти в «Трех толстяках», искала характер. Обыкновенного мальчика не хотелось играть. Думала-думала, ко всем с сомнениями-вопросами приставала. Пока не наткнулась на фразу «забитый волчонок». Так и сыграла. А Муху-цокотуху Назарова играла 15 лет, за это время она прямо родной и любимой стала.

Спектакль сыграли в… конюшне
С машинами в 60-70-е годы в театре кукол было туго. По области гастролировали на разном транспорте. К примеру, на грузовике. В кузов загружали декорации, натягивали тент от дождя, ставили две лавочки. Садились – и вперед. По сельским разбитым (не асфальтированным, разумеется) дорогам. «В селах не было не только дорог, а также столовых, гостиниц, – вспоминает Римма Григорьевна. – Артисты ночевали по клубам и церквям, в общем, где было свободное место. Возили с собой раскладушки, плитки, посуду. Как-то зимой не на чем было доехать в соседнее село, грузовик уехал. Запрягли лошадей в сани, на одних декорации ехали, на других – артисты. Проедем немножко, замерзнем, пробежимся за санями, опять едем. И так всю дорогу. Директор с нами ехала – и тоже бегала. Приезжаем в село, ждем, пока доярки коров подоят. Соберутся зрители, начинаем. В общем, приспосабливались. На судьбу не жаловались. По молодости казалось, все хорошо, все интересно. А когда годочки-то проходят, думаешь – как это все перенесли-то? Каждый день на выезде играли два дневных и один вечерний спектакли. Трудно очень было. Но надо ведь было зарабатывать… Как-то давали спектакль в… конюшне. Поставили там ширму. А зрители стояли. Лошадей, правда, там не было».
Муж Риммы Григорьевны работал в драмтеатре художником по свету. У него тоже гастроли. Как-то Назарова посчитала и оказалось, что из-за гастрольных поездок полгода с мужем не виделась!

В трудовой книжке – одна запись
Звание заслуженной артистки РСФСР Назарова получила в 1980-м. А десять лет назад ушла на пенсию, здоровье было уже не то… В ее трудовой книжке так и осталась одна запись. И ни разу не пожалела, что столько лет прослужила в Ульяновском театре кукол. Когда-то в начале пути молодая Римма смотрела на коллег, которые прослужили в театре пять лет, и удивлялась: «Так много! На одном месте!». Разве поверила бы, если б кто сказал, что она прослужит театру 43 года. «Знаете, эти годы пролетели так незаметно, – немного грустит Римма Григорьевна. – То бесконечные гастроли, то новые спектакли. Всякое бывало. Пока репетируешь, мучений хватает. Но радости и удач было больше. Когда роль получалась, зрители понимали и принимали, зал аплодировал – вот она радость! Интересная жизнь была, разно­образная…».

Татьяна АЛЬФОНСКАЯ

812 просмотров