Режиссер «Капитанской дочки» Олег Липовецкий: Есть только один способ оставаться человеком - любить

Итак, спектакль, о котором так много говорили в последнее время и который многие без преувеличения ждали, родился. В минувший уик-энд на сцене симбирской драмы была показана премьерная «Капитанская дочка» по мотивам Пушкина.

Пока новая постановка растет, становится на ноги и набирает силу, «Ульяновская правда» решила с критикой повременить. Посему слово режиссеру «Капитанской дочки» Олегу Липовецкому.

О костюмах

- Многие из них я бы носил в жизни - они очень стильные.

О музыке

- С одной стороны, это даб-треки, электронная музыка, а с другой - народные мелодии, сыгранные на аутентичных инструментах. Нужно было схлестнуть две эпохи, и в этом мне помогли башкирские, татарские, русские мотивы. Но есть современные тяжелые электронные ритмы.

 О сценографии

- Я неоднократно просил художника и хореографа создать мне на сцене пространство, в котором невозможно жить. Ведь если говорить о том, в каком мире мы сейчас живем, то он становится все более неподходящим для жизни во всех отношениях: войн, экологии, отношений между людьми, политики. Все меньше места остается для жизни и все больше для конфликтов и насилия. Вот на сцене и получился такой апокалипсис.

Об образе Емельяна Пугачева

- Емельян Иванович у нас будет без бороды и лысый. Во­первых, в нашем спектакле главное не историческое совпадение, но совпадение идей,  характеров и темпераментов. Всей нашей постановочной группе хотелось, чтобы в спектакле было как можно меньше ненастоящего, бутафорского. Как говорится, чем меньше театра, тем лучше.

О современной трактовке

­- У нас не было цели осовременивать классику. Вместе с тем ульяновскому зрителю точно не нужно ждать дословного пересказа текста Александра Сергеевича Пушкина, к которому мы тем не менее отнеслись с должным пиететом. Он же наше все - мы это впитываем с рождения. Необязательно читать первоисточник перед походом на наш спектакль. Но читать все-таки нужно. Но будьте готовы к тому, что мы пытались осмыслить Александра Сергеевича с точки зрения современного человека и современного художника. Поэтому зрителей ждет масса открытий.

О русском бунте

- «Капитанскую дочку» я не рассматриваю отдельно от «Истории Пугачева». Моя задача - сделать фон (то есть бунт) одним из действующих лиц. На мой взгляд, бунт - это всегда плохо. Особенно русский бунт, по Пушкину - бессмысленный и беспощадный. Бессмысленный, в частности, потому что к каким-то кардинальным изменениям он все равно не приводит.

О власти

- У нас неким философским мерилом власти на сцене является громоздкая и на первый взгляд странная конструкция - вертикаль. Власть всегда жестока с народом, поскольку пользуется инструментами для народа невыносимыми. Любая власть - в России, Европе, США. Да хоть в Австралии. Для создания спектакля я работал не только с пушкинскими текстами, но и с архивными материалами. И даже ввел их в канву постановки. Так вот, царские указы и повеления «царя» Пугачева  практически идентичны. Они народ в расчет вообще ни разу не принимают…

О чем это вообще…

- Я уверен, что движущая сила всей этой истории - любовь, все крутится вокруг нее. Об этом пишет Пушкин, об этом же говорим мы. Есть только один способ оставаться человеком - любить. На мой взгляд, «Капитанская дочка» сегодня как раз об этом. Герои любят, несмотря ни на что, и поэтому остаются людьми. Я бы даже добавил - живыми людьми. Пушкину бы понравился наш спектакль.

Евгений Вяхирев

Читайте свежий номер газеты "Ульяновская правда"

579 просмотров