Под знаком серпа и молота. В Ульяновске открылась уникальная выставка

Знаменитая тарелка «Кто не работает, тот не ест», чашка с изображением летчика Георгия Байдукова, ваза «20 лет советской власти», блокнот с гербом СССР, скульптуры пионеров, шахтеров, сталеваров, кружевные салфетки с серпом и молотом и звездами, шкатулка «Ликбез на Севере», поднос «Туркмены, набивающие узор на шелковую ткань»… 

Всего и не перечесть, ведь на выставке «Романтика революции. Агитационное советское прикладное искусство», которая с большим интересом была встречена ульяновцами, представлено около 140 работ из собрания Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства. Поэтому первый вопрос директору Дома-музея Ивана Гончарова Елене Титовой - как все это разнообразие удалось собрать и выбрать самое интересное.

- В нашем музее сложилась достаточно многообразная, сложная и очень обширная коллекция, насчитывающая в настоящее время почти 280 тысяч единиц хранения. И добрая половина из них была передана из Научно-исследовательского института художественной промышленности, просуществовавшего с 1932 по 1992 годы. Этот институт представлял собой первый и единственный в стране научный центр, посвятивший себя исследованию декоративного искусства и оказанию творческой помощи народным художественным промыслам.

После его расформирования собрание экспонатов передали в наш музей. Все они были бережно сохранены для научных исследований. За сорок лет существования музея мы отобрали самые лучшие экспонаты в разных темах и разных видах искусства.

Мы сейчас находимся на пути к расширению нашей постоянной экспозиции, в которую хотим включить наиболее интересные предметы с точки зрения науки, эстетики и посетителей. Вещи, представленные в Ульяновске, войдут в нашу постоянную экспозицию «Искусство под знаком серпа и молота». Все отобранные артефакты про­шли через художественные советы и реставрационные процедуры, и в будущем мы планируем их показать в ряде дружественных региональных музеев. После этого они станут частью нашей постоянной выставки.

- Елена Викторовна, получается, что в Ульяновске проходит премьера будущей экспозиции?

- В такой комплектации выставка действительно существует впервые. Она может быть больше, но представить все, что у нас есть, мы не планировали. Только одного агитационного фарфора хватит на отдельную выставку. Наша задача заключалась в том, чтобы показать различные виды декоративно-прикладного искусства и переход от революционной романтики к романтике построения нового общества.

- Декоративно-прикладное искусство по определению предназначено для массового использования в быту. Есть ли на выставке предметы, которые существуют всего в нескольких экземплярах? Уникальные, если можно так выразиться.

- Предполагаю, что росписи по металлу, выполненные в традиционных техниках - лак по металлу или роспись под лаком, которые связываются прежде всего с жостовскими технологиями, - существовали в большинстве своем в единичном виде. На выставке представлено несколько таких предметов. И это уникальные вещи, многое говорящие об эпохе, когда искались новые темы и сюжеты в традиционных техниках и ремеслах. Создавали их настоящие художники. Представлены на выставке удивительные вышивки с революционной и пафосной тематикой. Они создавались как подарки и существуют в единичном экземпляре.

- В каких традиционных народных промыслах и видах декоративно-прикладного искусства искали новые темы и сюжеты?

- С уверенностью можно сказать, что во всех. Конечно, нужно начать с Императорского фарфорового завода, ставшего в советское время известным под аббревиатурой ЛФЗ (Ленинградский фарфоровый завод имени М.В. Ломоносова. - Прим. ред.), где художники создавали новые декоры для старых форм. Активно развивались малая и скульптурная пластики - здесь стоит упомянуть народные промыслы Сергиева Посада, получившего в советское время имя Загорск. На выставке представлены роспись и резьба по дереву - и можно наблюдать, как мастерски ангелы превращались в пионеров (смеется). Переживала время поиска лукутинская лаковая миниатюра. Промыслы отворачивались от иконописи и пасторальных сюжетов и переходили к героико-революционной тематике. И в дальнейшем лаковая миниатюра развилась в совершенно самостоятельное и потрясающее по сюжетной насыщенности искусство. Она переживала взлет в Федоскине, Палехе, Холуе, где позже были созданы подлинные шедевры уже построенного советского государства - с изображениями космонавтов, ракет, заводов. 

- Выходит, что агитационное искусство не кануло в Лету и развивалось в более поздние годы Советского Союза?

- Да. Оглядываясь на этот драматичный период жизни нашей страны, нельзя не отметить, что это был колоссальный взрыв творческой энергии. И то, какие формы он принимал, иногда забавно видеть. Но под творческим всплеском лежала глубинная социологическая основа и, конечно, таланты людей, занимавшихся декоративно-прикладным искусством.

- Мы знаем о ленинском плане монументальной пропаганды. Декоративно-прикладное искусство было его частью?

- В первую очередь в декоративно-прикладном искусстве были выбраны фарфор и плакат. И то и другое представлено на выставке. Этот выбор понятен. Фарфор - это бытовые вещи, постоянно окружающие людей. Плакат - сильное оружие, действующее визуально. Но я думаю, что в плане не были учтены все виды искусства, и он дал неожиданные результаты. Почти все виды искусства начали использовать агитационные мотивы в качестве, как сейчас бы сказали, модных. На самом деле это был вполне осознанный социальный заказ. Благодаря проводящейся индустриализации он был внедрен в массовое производство и привел к бурному развитию всех процессов, как технологических, так и творческих. 

Данила НОЗДРЯКОВ

305 просмотров