Мастер Шефф: Рэп стал самой популярной музыкой в стране

За его плечами первый русский диплом на тему «Хип-хоп-история как социально-политическое явление молодежи».Профессора просили Влада Валова остаться преподавать, но он шел к своей цели. 

Он начал с трейда на улицах и брейк-данса, прошел трудный путь становления русского хип-хопа и проехал полмира в поиске настоящего хип-хоп-зерна, которое можно взрастить.
Именно он первым создал хип-хоп-магазин и выступил продюсером таких проектов, как «Легальный Бизне$$», «Белый шоколад», ДеЦл, «АлкоФанк», Маруся, Елка, «Игра слов» и многих других… На минувшей неделе в Ульяновске выступили первопроходцы и основатели отечественного хип-хопа и рэпа - группа Bad Balance. Ее лидер Мастер Шефф, в миру известный как Влад Валов, пообщался с корреспондентом «НГ».

«В девятнадцатом веке никто не думал, что можно писать хорошие стихи на русском языке. Все высшее общество говорило на французском. Но появился Пушкин и доказал, что все возможно. Так и мы доказали первыми, что рэп на русском языке возможен», - говорит со сцены музыкант на фестивале, посвященном солнцу русской поэзии. С этой мысли мы начали с Владом разговор.

- Bad B. в этом году исполняется тридцать лет. Не страшно было начинать делать что-то новое в истории российской поэзии и музыкальной культуры? Пушкин вам помог?

- Мы в группе никогда не привязывались к датам, тем более что первоначально мы были танцевальной командой. Дело в том, что первая волна хип-хопа в нашей стране пришла с брейк-дансом, и мы занимались танцами. Свой первый рэп мы написали позже, в 1991 году. Поэтому тридцать лет - это путь становления всего оригинального русского хип-хопа, который не был подражанием американцам или европейцам, а был с нашими родными корнями.

Про Пушкина - это был чистый фристайл, но ты правильно о нем упомянул. Когда считалось, что настоящие стихи можно писать только на французском или английском, он стал писать на русском здорово и клево, это стало переломным моментом в истории нашей культуры. И русский рэп оказался в такой же ситуации. Все средства масс-медиа и музыкальные критики поначалу говорили нам, что рэп могут читать только черные и только на английском языке, а на русском это будет пародией, частушками. Но особенно после альбома «Налетчики Bad B.» 1994 года мы сделали заявку на то, что это возможно.

- А как в современности поэзия взаимодействует с рэп-музыкой?

- Сейчас поэты во всем мире не пишут просто поэзию, а делают это под ритм. А это и есть рэп. Но эта новая возможность налагает и новые требования: нужно знать ритмику и создавать свою оригинальную.

Когда-то в начале нулевых я сказал, что хочу, чтобы рэп мог читать каждый человек. Тогда на это все посмотрели скептически, с усмешкой. Но что мы сейчас наблюдаем? Можно поехать в самую глушь и попросить любого пацанчика, любую девчонку зачитать рэп, и они это сумеют сделать. Когда-то это невозможно было представить. А сейчас мы добились, что рэп стал самой популярной музыкой в стране.

- Рэп прошел путь от андеграунда к мейнстриму. Как это повлияло на него? Читал, что ты негативно относишься ко многим явлениям. Например, к популярным одно время версус-баттлам.

- Я же и говорил, что это временное явление. Что такое версус-баттл? Это пародия на американский версус. У нас еще со времен начала Rapmusic в 1994 году проходили командные битвы рэп-исполнителей. А они просто взяли готовый американский проект - хотя бы поменяли название что ли - и даже, насколько понимаю, не заплатили его создателям. Подключились грамотные пиарщики, вложили большие деньги - это выстрелило, но быстро сгорело.

Для того чтобы это явление процветало, нужна мощная волна хип-хопа. Теперь же все превращается в площадку для выяснения отношений между состоявшимися рэп-исполнителями. Но это больше отталкивает зрителя, чем притягивает.

И еще один важный момент: версус до сих пор не сделал себе костяк, ядро членов жюри. Экспертов, которые смогли бы грамотно судить такие мероприятия. Они считают, что нужно пригласить популярных людей, которые напишут об этом, и достаточно.

- В нулевые и ты, и Децл говорили, что хип-хоп должен обязательно включать в себя, помимо рэпа, граффити, брейк и диджеинг. Но сейчас эти направления расходятся в разные стороны.

- В определенный момент одна составная хип-хопа поднимается, другая - опускается. Был момент, когда брейк был на вершине, был, когда граффити. Начиналось все с диджеев. Американец Cool Herk устраивал свои пати, а ребята просто подчитывали свой рэп. Потом рэп стал популярнее, но его может запросто заменить другое явление.

Здесь важно еще другое. Рэп существует двух видов - от хип-хопа и от моды. Фейс, Элджей, Фараон и другие господствуют в хит-парадах, но их нельзя причислить к хип-хопу. Это мода. В девяностые «Руки вверх» тоже могли сделать рэп-альбом, попсовый и с распевами, но их закидали бы бутылками. Люди бы не воспринимали это за чистую монету. Сейчас дети обманываются и принимают их за настоящий хип-хоп, потому что все, кто бросал бутылки, выросли, и им уже некому объяснить.

- Настоящего рэпа совсем не осталось?

- Весь настоящий рэп проходит через наш фестиваль Rapmusic - нам присылают заявки, мы отбираем команды, потом они выпускают свои релизы и становятся золотым фондом хип-хопа.

Один близкий друг сказал, что, если все эти модные исполнители попробуют сыграть свои треки через 20 лет, их никто не будет слушать. Нас продолжают слушать, потому что это не мода, а отражение нашей жизни и жизни наших слушателей.

- Есть и другой вопрос к современным исполнителям. У них много того, чего у вас никогда не было. Мата.

- Да, мы никогда так не говорили. Если мы хотели что-то такое неприличное сказать, мы поступали, как в граффити. Ты видишь красивую надпись, но не можешь ее расшифровать, для этого нужно быть в теме. А у этих все прямым текстом. Значит, они дошли всего лишь до того уровня в граффити, когда пишешь слово из трех букв на заборе. Это кризис, это падение, им нечего сказать.

- Не хочется снять художественный фильм, который и рассказал бы историю группы на фоне становления отечественного рэпа?

- Я написал книгу, которая называется «Плохой баланс», это художественная литература про то, как простые парнишки без денег и связей смогли взойти на олимп хип-хопа. В главных ролях Шефф и Михей (Сергей Крутиков (1970 - 2002), участник группы Bad Balance. - Прим. ред.), и мы рассказываем свой путь. По этой книге я бы хотел снять фильм. Он очень нужен, чтобы все российские ребята могли дальше с гордостью продвигать хип-хоп и не делать ошибок, сделанных нами.

Данила НОЗДРЯКОВ

2103 просмотра