Директор художественного музея Сергей Жданов, не дождавшись суда, переезжает в Москву

В июне после капитального ремонта должен был распахнуть свои двери ульяновский областной художественный музей в год 125-летия. Но коронавирус сроки сдвинул, а директор учреждения Сергей Жданов тем временем решил уволиться и переехать в столицу. Что сподвигло его к переменам, двигается ли расследование уголовного дела о взятке с его участием, почему Никас Сафронов так успешен, Сергей Борисович рассказал ulpravda.ru.

-  Завершение ремонта художественного музея и ваше увольнение – совпадение или стечение обстоятельств?

- На самом деле не задумывался с этой точки зрения. Давайте понимать, что музейная жизнь вроде консервативна, но при этом вечна, постоянна.  Уходить перед новым годом - а как новогодние праздники?  Перед «Пластовской осенью» в сентябре - начинается деловая жизнь региона, тоже неправильно. Поэтому недавно переговорили с министром искусства и культурной политикой Евгенией Сидоровой и приняли решение о моем уходе, поскольку личностный рост для меня важен. Есть интересные предложения и вызовы, которые позволят двигаться дальше. Тем временем ремонт в музее идет своим чередом, сенсаций ничего не предвещает. После отпуска я не выхожу на прежнюю работу, я уже передал дела исполняющему обязанности директора Елене Владимировне Костиной. Лето – это период затишья, учитывая коронавирус. Думаю, без  меня музей спокойно подготовится к осеннему пленэру «Пластовская осень», к открытию музея после ремонта (это случится  скорее всего осенью) и реализует все намеченные проекты.

- Вы проработали в художественном музее семь лет. Как он изменился за это время?

-  Преобразился и будет преображаться дальше. Хорошо, когда есть субъективный фактор и каждый сотрудник музея привносит в учреждение что-то свое. Вспомним Галину Михайловну Савинову, проработавшую в музее более 50 лет. После ее ухода мы издали каталог фарфора, который она собирала, лелеяла, структурировала.

В год 135-летия музея в его коллекции насчитывается 13500 экспонатов (семь лет назад их было меньше 12 тысяч). В прошлом году мы сделали качественный рывок, приобрели более 1100 экземпляров. В их числе картины художников Алексея Жабского, чьи работы выставлялись на крупнейшем аукционе «Сотбис», полотна пейзажиста Владимира Орловского, а также иностранных мастеров, в том числе из бывших советских социалистических республик, разнообразная графика. Пополнить фонды удалось благодаря «Пластовской осени»,  благодаря сотрудникам музея. Спасибо губернатору Сергею Морозову, который поддержал нашу инициативу и подписал наше письмо в адрес министра культуры РФ Владимира Мединского. Теперь этот богатый фонд позволит музею заполнить те лакуны, которые пустовали, и собрать выставку на любую тему,  проводить музейные уроки.

Если говорить о моей персоне, то наверно в первую очередь мои взгляды, как человека, были устремлены не только на то, чтобы сегодня было хорошо, но и на долгосрочные перспективы и стратегии.  Я задумываюсь над тем, что  лет через 50 мои внуки придут в музей и что они в нем увидят - там, где когда-то работал дедушка.

Музей  будет развиваться благодаря развитию филиальной сети.  Достаточно вспомнить, как за последние пять лет преобразилась Прислониха. Владыка Анастасий попросил губернатора, и храм Богоявления вошел в состав Историко-художественного музея-заповедника «Прислониха - родина А.А. Пластова». В гостевом доме появилось арт-пространство «Завалинка», появился музей «Народная школа». В этом году  - в рамках частно-государственного партнерства «Творческая дача Прислониха».  В «Пластовских осенях» участвовали более 100 художников. Это говорит о том, что художественный музей проложил широкую тропу в Прислониху. Через нее мы видим, как развивалось реалистическое искусство, насколько глубинка может выдавать на гора таланты, каким был Аркадий Пластов.  Вполне возможно, что когда-то мы придем к созданию Музея православия, т.к. у нас значительные фонды, которые постоянно пополняются. Сегодня такого музея в Поволжье нет.

- Вы так часто говорите местоимение «мы». Ваша новая работа будет связана с Ульяновском?

- Я всегда в шутку говорю, что культура – это наркотик, поэтому я был связан с образованием, потом и с культурой. В этих сферах я и останусь. Ульяновск мне остается близок. Поэтому говорить о том, что я хлопнул дверью и никогда не приду в музей или не позвоню своим сотрудникам, неверно. Если будут федеральные проекты, а они будут, то для меня Ульяновск всегда будет преобладать.  А какая именно работа? Повременю с ответом. Я сторонник выражения «Не говори гоп, пока не перепрыгнешь».

- Но в соцсетях вы обронили фразу, что в процессе переезда в Москву.

- Да, в июне я уеду в Москву, но приступлю к работе лишь в июле.  Активная деловая Москва еще закрыта.

- Семья переезжает вместе с вами (у Сергея Жданова четверо детей – Прим. авт.)?

- Сразу такие шаги не делаются. Семья пока остается в Ульяновске.

- Помнится, к 50-летию вы планировали издать книгу для взрослых с четверостишиями, которыми охотно делитесь с подписчиками в Фейсбуке. Она готова?

- Эту книгу надо выпустить не как хронику пикирующего бомбардировщика, наподобие того, как вылетают мои четверостишия на Фейсбуке. Нужно собрать их по темам и произвести классификацию. Сделать это раньше не получилось, т.к. последний год писалась книга «Бренд-художник». Получился серьезный труд в 150 страниц. Сейчас заканчиваю курс лекций «Авторское право художникам, дизайнерам, фотографам».

- Вы планируете преподавать?

-  Первое образование – юридическое, второе – экономическое (я кандидат экономических наук), у меня был опыт преподавания. Мне стало интересно совместить эти знания. При обучении дизайнеров и художников упор делается на мастерство, но любому мастеру необходимы экономические знания.  Я написал курс «Арт-маркетинг», «Арт-менеджмент», а потом «Бренд-художник». Возьмем Никаса Сафронова: на оборотной стороне его картин всегда есть печать, подпись, к работе прилагается сертификат, договор. Никас всегда фотографируется с покупателем. Эти шаги можно назвать пиаром, но человек покупает не только картину, но и эмоции, историю. Из всех этих мелочей и складывается успех художника.

Авторское право художника, дизайнера  в суде стоит особняком – на их работы выходят пиратские диски, программы, постеры и т.д. И важно мастерам знать свои права. Об этом и буду читать курс в столичном вузе уже этой осенью. Пригласят в Ульяновск – буду читать и в родном городе.

- Как обстоят дела с уголовным делом в отношении вас? Вы получили обвинительное заключение от прокуратуры?

________________________________

Справка

По версии следствия, в 2018 году руководитель Ульяновского областного художественного музея заключил с фирмой договоры на оказание услуг по разгрузке, погрузке, монтажу и демонтажу выставочного оборудования и картин, организации и реализации выставочных проектов, попросив у подрядчика взятку в размере 50 тысяч рублей. В декабре 2019-го было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 290 УК РФ (получение взятки в значительном размере), которая предусматривает лишение свободы на срок до 6 лет.

_________________________________

- До сих пор никаких обвинений в мой адрес не поступало, никакими подписками о невыезде или домашнем аресте я не ограничен. Поэтому свободно передвигаюсь и занимаюсь работой. Если я буду нужен, то, безусловно, меня пригласят, позвонят - и я приеду. Контакты мои и моего адвоката у следствия есть. Но могу сказать, что я не признаю свою вину. Никаких взяток в музее мне никто не давал и не предлагал.  Для чего и кем это было сделано – в моем понимании это не укладывается. Как человек верующий, я считаю, что Бог все видит, знает, разберется.

P.S. В региональной прокуратуре подтвердили, что материалы этого уголовного дела до сих пор находятся в процессе расследования. Когда именно будет готово обвинительное заключение, неизвестно.

Фото: ФБ Сергея Жданова

3133 просмотра

Читайте также