Аппарат ИВЛ для Ульяновска, ночные магазины и Гончаров. Чем художник Никас Сафронов занимается в самоизоляции

О том, как мастер проводит режим самоизоляции и поддерживает общение с родными, зачем собрался учить итальянский язык и чем советует заняться ульяновцам на самоизоляции, Никас Сафронов рассказал ulpravda.ru в эксклюзивном интервью.

- Никас Степанович, удается ли соблюдать режим самоизоляции в полном объеме?

- Не могу сказать, что я на 100 процентов в изоляции. Я человек социальный. Мне приходится периодически выходить, например, на съемки каких-нибудь телепрограмм. Иногда ко мне домой заходят разные люди – журналисты, курьеры, но я все-таки стараюсь минимизировать общение с людьми. За продуктами в магазин езжу только ночью. И всегда надеваю перчатки, маску, специальные очки, потому, что я ответственный гражданин и следую правилам, которые рекомендует Минздрав, ВОЗ, Роспотребнадзор. И вообще я не имею права болеть, так как от меня зависят очень многие. Это и братья, и сестра, и сотрудники, и фонды, которые я поддерживаю.

- Вы несете ущерб от вынужденной изоляции?

- Конечно, не только я, но и вся страна, да и, наверное, весь мир. Ко мне сейчас не приходят клиенты, закрыты выставки, это влияет на мой доход, хотя для меня это пока не смертельно. Больше, наверное, не хватает общения с друзьями и близкими людьми. Но и сегодня у меня достаточно работы. Я даю много интервью онлайн. Начал писать научные статьи, касающиеся творчества, готовлюсь к написанию новой автобиографической книги - это будет третья по счету. Составляю материал для издания нескольких книг о моей живописи.

- В своем аккаунте Вы писали, что нашли и плюс самоизоляции. Разобрали, наконец, свою большую библиотеку. Чем еще занимаетесь во время карантина?

- Стал созваниваться со своими друзьями, с которыми редко общался до этого. Кому-то помог. В ближайших планах стоит изучение итальянского языка для того, чтобы общаться без переводчика со своими друзьями из Италии, например, с Софи Лорен и Орнеллой Мути. А еще со своим сыном Стефано, который живет в Лондоне. Правда, он сам начал учить русский.

- Наверняка, написали много новых картин?

- Да. Например, для новой книги, которую мы готовим с Валентином Гафтом. Раньше он писал стихи на мои картины, а их более 100, сейчас я пишу картины на его стихотворения и эпиграммы. А еще в моей мастерской собралось много набросков с разных поездок, я их все время откладывал на потом. И это потом наступило, чтобы перенести их на живописные полотна.

«Фрегат «Паллада», «Бессмертный полк» и мошенники

- Как поддерживаете общение с родными и близкими, друзьями и знакомыми в это непростое время? С кем общаетесь из Ульяновска?

- Сегодня, как и все - по телефону. Подарки отправляю через специальные службы доставки. В Ульяновске до сих пор живет мои сестра, брат, племянник, с которыми я постоянно поддерживаю связь. А еще со школьными друзьями, с преподавателями из УлГУ, где я являюсь профессором, со школой, которую я курирую, сегодня она носит мое имя.

- Посоветуйте ульяновцам, как легче пережить режим самоизоляции? Где черпать силы и позитивный настрой?

- Ульяновцам, как и многим другим, я бы посоветовал заняться чем-то интересным, что доставило бы душевное удовольствие. Например, читать интересные книги, на которых до этого не находилось времени. Читать классиков, ведь ульяновская земля очень богата ими. Это и Карамзин, и Языков, и Денисов, и, конечно, Гончаров. Я, например, с удовольствием сейчас читаю «Фрегат «Паллада» Гончарова. А еще посоветовал бы многим заняться живописью, даже если вы не учились этому раньше. Это дает прекрасный релакс, отвлекая от тяжести сегодняшнего времени. Сейчас в интернете можно найти онлайн-уроки по живописи. А материал для этого - холсты и краски – можно покупать по интернету, не выходя из дома.

В этом году даже «Бессмертный полк» пройдет в режиме онлайн, я тоже буду в нем участвовать и всем рекомендую. Во-первых, это патриотично. Во-вторых, мы еще можем много нового узнать о наших семейных героях, о ветеранах наших друзей, поделиться с другими информацией, ведь это история не только одной семьи, но и всей страны.

Можно больше смотреть исторических и документальных фильмов. Развиваться можно и не выходя из дома. Некоторые оканчивают вузы удаленно. А вот Мигель де Сервантес написал большую часть своего «Дон Кихота», сидя даже в заключении. Или простой сотрудник банка Уильям Сидни Портер в тюрьме начал писать книги – так появился писатель О. Генри. А у нас не тюрьма – всего лишь временная домашняя самоизоляция.

- Вы как-то писали о мошенниках, обращавшихся к Вам за помощью и решивших нажиться на нашей общей беде. Как удалось определить, что это жулики?

- Во-первых, очень подозрительно, когда тебе пишут с нового аккаунта, где нет никакой информации, кроме призыва прислать деньги, а картинки, представленные ими, взяты с сайтов известных благотворительных фондов. При этом они умудряются использовать даже их логотипы. Но нет никаких расчетных счетов организации, а есть только номер банковской карточки физлица. И сообщения в массе своей безграмотные, из которых видно, что их пишут не очень образованные люди. А когда ты их ловишь на обмане, они начинают угрожать тебе божьей карой. Я всю свою жизнь занимаюсь благотворительностью, но всегда стараюсь сотрудничать только с проверенными благотворительными фондами или официальными лицами, которым я доверяю.

Исполнить обещание во что бы то ни стало

- Как вы узнали о резервном фонде помощи ульяновцам в связи с пандемией коронавируса?

- Я слышал о фонде от хороших знакомых, читал в интернете. Мне импонирует то, чем они занимаются, помогают людям, которые нуждаются в помощи. У них все прозрачно, четко и слажено. И когда ко мне обратились из этого фонда с просьбой поддержать ульяновских врачей, я, конечно, сразу же отозвался. Ведь я родился в Ульяновске, провел в нем все свое детство, питал надежды, строил планы на будущее. Я любил и люблю этот город, он всегда в моем сердце – там похоронены мои родители, рядом с этим местом при моем большом участии построена церковь Святой Анны. На свои деньги я поставил памятник своему великому земляку, художнику Аркадию Пластову. Поэтому я не могу оставаться безучастным к своему городу, особенно в такие моменты, когда он нуждается в помощи.

- Каким образом Вы готовы помочь землякам в борьбе с коронавирусом?

- Некоторое время назад я спросил, чем я могу быть полезен моему городу. Мне сказали, что в Ульяновске не хватает аппаратов для искусственной вентиляции легких. И в ближайшее время я приобрету аппарат ИВЛ стоимостью более двух миллионов рублей, чтобы подарить его детской инфекционной больнице. Оказалось, достать его не так просто. Но я поднял все свои ресурсы и связи, задействовал свое имя и очень надеюсь, что скоро смогу выполнить обещание. Сегодня все, кто может, должен использовать все свои ресурсы на спасение людей. Для меня Ульяновск – это не просто моя родина, это часть моего сердца. И я, как и все волонтёры, не могу быть безучастным к тем важнейшим проблемам, которые сейчас возникли на моей малой родине.

Фото: ФБ Никаса Сафронова

692 просмотра

Читайте также