Анатолий Жеребцов: «Самым трудным для меня было вырвать судебную систему из нищенского существования!»

7 ноября исполняется 80 лет Анатолию Васильевичу Жеребцову - заслуженному юристу Российской Федерации, почетному гражданину Ульяновской области, бывшему председателю Ульяновского областного суда, человеку, благодаря которому профессия судьи стала одной из самых значимых и престижных. В преддверии юбилея в эксклюзивном интервью нашему изданию Анатолий Васильевич рассказал о своей жизни, вспомнил наиболее яркие рабочие моменты, а также раскрыл секреты молодости и неиссякаемой энергии. 

- Анатолий Васильевич, как вы стали судьей? Мечтали ли вы об этом?

- Я мечтал стать судьей! Когда вернулся из армии и поступал в Свердловский юридический институт, все спрашивали, зачем иду на юридический. Ведь я оканчивал автодорожный техникум. Я тогда сказал: «Иду на юридический факультет, чтобы стать судьей! Хочу справедливости!» 

Когда уже учился в институте, в один из обеденных перерывов подъехал ректор, подошел к нам и спрашивает: «Ребята, у кого какая мечта? Кто куда хочет идти работать?»

Кто в КГБ хотел, кто в военную прокуратуру, кто просто в прокуратуру, а я молчал. Ректор спросил: «А ты чего молчишь?» И тогда я сказал: «Хочу в суд».

А он посмотрел на меня и говорит: «Чего это в суд? Самая низкооплачиваемая, непрестижная работа!»

А я ему опять так же сказал: «Хочу справедливости!»

Наверное, он это запомнил. Два курса я окончил с отличием. И вдруг он меня приглашает и говорит: «Требуется на север судья, я тебя рекомендовал».

На что я отвечаю: «Так я всего два курса окончил, процесс еще не изучал!»

А ректор мне: «Ничего, справишься! Областной суд тебе поможет! Я тебе не навязываю, но одно могу сказать: когда ты институт закончишь, выборов не будет (а тогда выборная система была, судей выбирали на 5 лет), в суд ты не попадешь, куда пойдешь работать?»

И вот я отправился на север Свердловской области в город Верхотурье судьей работать, досрочно пришлось все за третий курс сдать. Решил прибыть на полмесяца раньше, хотел поучиться у старого судьи. Приехал, а его уже нет, он своим приказом все обязанности возложил на заведующую канцелярией с десятью классами образования, она заседателем была. Находилась в полной растерянности! Я пришел, а она мне как все дела вывалила! Приходилось учиться и работать одновременно, ночами не спать в полном смысле этого слова. Кроме того, район тяжелый был: всего 26 тысяч человек, в городе - 12 тысяч, из них 83% ранее судимые. Это же север… А потом уже были выборы в судьи, позже стал председателем. Построил там новый суд. Вообще всю свою жизнь помимо судейской работы занимался строительством. Там суд построил, а потом уже попал в Ульяновск. Но это уже совсем другая история. 

- 15 лет вы отработали в Засвияжье председателем.

- Думал, что иду на должность судьи, а за четыре дня до выборов мне объявляют, что я буду председателем. Я им: «Здрасьте! В честь чего это?» А мне в ответ от председателя Ульяновского областного суда Гришина Петра Ивановича: «Рекомендации у тебя хорошие, справишься!» Ничего себе! Пятисоставный суд, осталась одна судья опытная, остальные все новые. Один студент, другая с адвокатуры пришла... В Засвияжье мы начинали с нуля. Неуемные, скандальные, вечно не соглашались с областным судом. В результате построили новое здание. Это все было! 

А потом меня пригласил первый секретарь Ульяновского обкома КПСС Колбин Геннадий Васильевич и сказал: «Анатолий Васильевич, я знаю, ты не любишь областной суд, но надо идти!» Так в 1985 году я стал сначала заместителем председателя, а вскоре - председателем Ульяновского областного суда. А потом уже была работа в Москве.

- Анатолий Васильевич, у вас огромный послужной список! Как вам удалось достичь таких невероятных успехов? Возможно, это призвание? Или все же упорный труд? 

- И то и другое. Призвание - это одно. Нужно постоянно учиться. Я пошел работать, окончив всего два курса. Постоянно сидел с книгами, конспектами. Если судья над собой не работает, это уже не судья. Сейчас проще. Раньше ведь компьютеров не было. Все приходилось постигать самим из литературы, судебной практики. Настоящие судьи над собой работали всегда хорошо. Вот мы с супругой работали в тайге, связи почти никакой, с областным судом порой едва ли свяжешься, посоветоваться иной раз даже не с кем, поэтому приходилось находить все самому. Но ничего, практика была отличная! 

- Скажите, пожалуйста, какой судебный процесс оказался самым запоминающимся? 

- О, их много! И запоминающихся много. Судейский труд очень тяжелый, если по-настоящему относиться к работе. Мы всегда стремились к новинкам. В свое время мы первые в Засвияжском суде перешли на разделение дел на гражданские и уголовные. Хоть и критиковали меня много. На совещаниях критиковали, из министерства приехали - критиковали! А когда весь Засвияжский суд сработал на 100 процентов, все ахнули! Как так? Они вынуждены были нам всем по окладу дать! И тогда уже стали наш опыт везде распространять. Сейчас вся Россия работает так! А мы были первенцами! А натолкнула меня на эту идею покойная судья Инна Артемьевна Лобовикова. Неожиданно странный приговор вынесла. Я смотрю утром на совещании ее приговор и говорю: «Инна Артемьевна, да в чем дело? Там же статья легкая! Дело об уклонении от уплаты алиментов, всего год, больше давать нельзя, а вы два дали!» 

А она говорит: «Я это специально сделала! Я его уже третий раз сужу!»

Позже приходит ко мне после совещания, говорит: «Анатолий Васильевич, очень прошу, устала я как собака за все эти годы - не надо мне больше уголовных дел. Можно я буду рассматривать гражданские?»

Вот идея была ее, а настоял, конечно, я. Волевым решением гражданским судьям распределял уголовные дела рассматривать, уголовным - гражданские. 

- Анатолий Васильевич, а насколько сложно быть именно председателем, руководить судьями? Ведь каждый судья - это человек со своей принципиальной позицией.

- Вы знаете, мне всегда везло с коллективом. Хоть на Урале, хоть здесь, в Ульяновске. Судьи меня всегда поддерживали, хоть и ругались. Когда Засвияжский суд начал строить без денег, никто не верил, что достроим. Мне судья покойная Шорина говорила: «Анатолий Васильевич, тебя посадят, тебя посадят». А я ей в ответ: «Не каркай!» Все равно построили. А когда построили - приехал министр юстиции на открытие, походил по суду, посмотрел, а на совещании отметил: «Такого суда у нас в России нет! Анатолий Васильевич, я тебя поощрю, оклад обещаю! А чего бы ты еще хотел?» Тут первый секретарь райкома и председатель исполкома сказали: «Анатолию Васильевичу нужен дополнительный состав судей, он задыхается от количества дел!» Когда министр узнал, какое количество дел мы рассматривали тогда, он нам дал полный состав! И мы вздохнули! 

Еще один интересный момент: я в молодости работал сантехником и в новом здании суда предусмотрел сауну. Министр, как увидел это, сразу сказал мне: «Забудь про это!» Я тогда согласился, но, когда пришел председателем в областной суд, там сделал баню. Жалобу за это получил. Приехал председатель Верховного суда. Неожиданно приехал, мы обрадовались. Я его в баньку и повел, сидим, чаек попиваем. Он говорит: «Кому помешала баня? Чего здесь плохого?»

А у меня расписание составлено было: когда судьи по гражданским делам идут, когда - по уголовным. Рядом спортзал был оборудован: и тяжелая атлетика, и маты для борьбы, и настольный теннис, и шахматы. 

Отдельная была история, когда пробивали Закон о статусе судей. Собрались как-то на совещании перед I Съездом судей вместе с заместителем министра юстиции Дементьевым и министром юстиции Федоровым. И министр говорит: «Скажите мне, кто против того, чтобы суды были в министерстве?» Отвечаю: «Я! Не может судебная власть находиться в подчинении!»

Я дважды встречался с Б.Н. Ельциным, убедили мы его, чтобы именно он выступил инициатором и внес в Государственную думу проект Закона о статусе судей. Благодаря ему в данном случае Закон о статусе судей был принят. Из нищих судьи превратились в самых высокооплачиваемых! 

На I Съезде судей мне предлагали стать председателем Совета судей Российской Федерации, но я отказался, так как был действующим председателем Ульяновского областного суда, а для нормальной работы Совета судей необходимо быть постоянно в Москве, но у меня-то душа за область болела. 

Ко II Cъезду судей был готов закон о Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации, я стал ее первым председателем в 1993 году. Постоянно мотался, все время в разъездах, супруга говорила, что она была хуже декабристки, не замужем фактически. Ругалась, но понимала, что по-другому я не могу. Вечно в борьбе, вечно мне всегда все надо… За это время мы с коллегами посетили 39 стран мира, объехали все регионы, нет уголка, где бы мы не побывали. Единственное место, где не удалось побывать, - это Австралия! 

- Анатолий Васильевич, следите ли вы за современными громкими судебными процессами? 

- Честно сказать - нет! Я ушел, закрылся на даче, увлекся пчелами, садом. Я сам родился в деревне, на Тамбовщине. У меня дядя и дед занимались пчелами, правда, я тогда еще маленький был. Так случилось, что в 11 лет я остался один, попал в детский дом. Отец погиб во время войны, потом сложилось так, что и мама умерла…Сейчас силы уже не те, все-таки 80 лет доходит, поэтому я сократил количество пчел, раньше было 30 с лишним - сейчас 12 ульев пчел. Для души! 

В Ульяновском областном суде редко бываю. Кому-то высказывать свое мнение - думаю, что оно неинтересно. Я сам был такой: всех выслушаю, а делаю по-своему. Поэтому, честно говоря, оторвался. Но ребята меня навещают регулярно. А так, чтобы следить, - нет.

На каждый съезд судей меня приглашают - я приезжаю, общаюсь с людьми, смотрю, что новенького происходит. Многое сейчас растеряно из того, что мы вкладывали в Закон о статусе судей. Его во многом сейчас урезали. Мы такого делать не позволяли. Я всегда на любом уровне говорил: «В судебную систему никто не имеет права вмешиваться!» Есть законодательная, исполнительная власть. А есть судебная власть. Есть закон! Надо уметь отстаивать свою точку зрения, в рот никому не смотреть! 

- Вы были первым председателем Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации. Что бы вы хотели пожелать молодым судьям и тем, кто мечтает стать судьей?

- Работать над собой - это первое. Это основная заповедь. Второе - любить людей. Не может быть судья равнодушным. Я всегда говорил судьям: «К вам с хорошим не идут! К вам идут с бедой! Будьте добры, отнеситесь, как к своей. Помогите чем сможете». Помощь людям - еще одна заповедь судьи. Если человек работает над собой, следит за законодательством, неравнодушен к людям, будет из него судья. А если он тяп-ляп, извините, шалтай-болтай, вынес решение и забыл… То тут сами понимаете…

Порой вынесешь приговор, а потом месяц переживаешь, ждешь, когда он вступит в законную силу.

Равнодушным нельзя работать судьями, таким надо немедленно уходить! 

Требования к судьям были и остаются высокими. В этом плане ничего не изменилось. Есть одно главное требование - быть справедливым. Действовать в соответствии с законом. 

- В преддверии своего юбилея раскройте секрет своей молодости и неиссякаемой энергии.

- Я встаю в шесть часов, после - сразу зарядка, прогулка. Раньше бегал, сейчас - просто быстрая ходьба. Потом - контрастный душ. И весь день трудиться, трудиться, трудиться! А иначе заглохнешь.

Благодарим пресс-службу Ульяновского областного суда и лично Эвелину Панфилову за помощь при подготовке материала

522 просмотра

Читайте также